Новороссийск и Зарубино: риски и резервы - Морские вести России

Новороссийск и Зарубино: риски и резервы

06.06.2017

Морские порты

Новороссийск и Зарубино: риски и резервы

В непростой период падения мировой экономики, развития на Западе политического эгоцентризма и борьбы за рынки заставили российскую экономику и бизнес самостоятельно выбираться из затруднительного положения, усугубленного западными санкциями, политическим давлением и, как следствие, снижением внешнеторговых отношений и инвестиционного климата.

Понимая, что российская экономика рано или поздно преодолеет наступившие трудности, как это бывало не раз, отечественные инвесторы все чаще объявляют о намерении вложить свои средства в строительство инфраструктурных объектов в сфере транспорта. Поэтому сегодня активно продвигаются и предлагаются такие новые проекты, как специализированные терминалы в порту Зарубино, сухогрузный район в порту Тамань, различные региональные технопарки, бизнес-зоны и логистические центры. Однако нарастающие грузопотоки, ориентированные прежде всего на экспорт, как это тоже случалось в прошлые годы, вновь могут упереться в ограниченную функциональность транспортной инфраструктуры.

Сергей Дэльз, к.т.н., эксперт по функционированию транспортных систем и объектов транспортной инфраструктуры

При строительстве крупных объектов транспортно-логистической инфраструктуры (портовых терминалов, перегрузочных комплексов и логистических центров) инвесторы не всегда уделяют должное внимание расчетам достаточной для объекта совокупной пропускной способности подходных путей. В результате построенный объект с трудом достигает либо совсем не достигает проектного грузооборота и, как правило, работает с перебоями из-за нестабильности поступления грузов.

Причину недостаточной мощности терминала инвесторы тогда ищут в слабой работе оперативного менеджмента. Однако в большинстве случаев менеджмент объективно бессилен исправить допущенную изначально проектную ошибку и неправильно выбранную транспортную стратегию.

Поэтому в общем-то правильные и благие стремления владельцев портового бизнеса быстро модернизировать производственные объекты и нарастить их мощность оборачиваются транспортными коллапсами на прилегающей инфраструктуре и, в конце концов, приводят к финансовым потерям самих же инвесторов.

Анализ ошибок в работе НТУ

Типичным примером несогласованных действий между государством, транспортниками и инвесторами можно назвать состояние и работу Новороссийского транспортного узла (НТУ).

Рельефные особенности, тупиковая конфигурация железнодорожного узла Новороссийска, ограничения пропускной способности железной дороги, перегруженная внутригородская улично-дорожная сеть – все это приводит к тому, что город Новороссийск задыхается в пробках, прилегающая к морскому порту инфраструктура периодически переживает транспортный коллапс, железнодорожные и портовые операторы простаивают и несут убытки.

Эта ситуация была точно рассчитана и смоделирована еще в 2006 году в рамках обоснования инвестиций по проекту «Комплексное развитие Новороссийского транспортного узла». К сожалению, инвесторы, владельцы портовых терминалов, и местные власти не прислушались к результатам и выводам выполненного государственного контракта. Меры, предпринятые ОАО «РЖД» по «расшивке» своих узких мест, не смогли компенсировать все проблемы, в том числе растущих грузопотоков.

Сам же комплексный проект до конца так и не был реализован – сначала он затягивался государственными структурами, потом был приостановлен, а теперь вообще государство, похоже, переориентировалось на строительство порта Тамань и транспортного перехода через Керченский пролив.

В результате ежегодно на Северо-Кавказской железной дороге на подходе к Новороссийску сотни брошенных поездов и полный автодорожный паралич. Это характерная практика работы Новороссийского транспортного узла и прилегающей транспортной системы в периоды пиковых нагрузок.

Такая ситуация складывается не только по причине неразвитости НТУ и нехватки пропускной способности подходных путей к нему, но и потому, что планы инвесторов по развитию морских терминалов совершенно не учитывают комплексный грузопоток в сторону порта и технологию работы железнодорожной станции с разносортными грузами.

Так, например, зерновые грузы прибывают в адрес новороссийских терминалов в основном повагонными отправками, при этом доля маршрутных поездов не превышает 10%. При согласованной работе всех участников логистической цепи – грузоотправителей, операторов вагонов-зерновозов, портовых терминалов и РЖД – можно было бы совместно разработать ряд комплексных мер, которые значительно улучшили бы транспортную ситуацию на всем полигоне железных дорог южного направления. Грузоотправитель модернизировал бы внутритерминальные пути для формирования маршрутных отправок, оператор своевременно подавал бы вагоны и оформлял отправительский маршрут, а железная дорога за счет уменьшения количества сортировочных операций ускоренно проводила маршрут прямо до портового терминала. В свою очередь, портовики должны быть готовы к ускоренной обработке маршрутов, без задержек и простоев возвращая порожние вагоны на станцию.

При четком взаимодействии всех звеньев каждый участник получил бы вполне измеримую коммерческую выгоду, увеличилась бы оборачиваемость вагонов, а в нитках графика движения поездов появились бы резервы при общем увеличении объемов груза.

В соответствии с расчетами обоснования возможности увеличения грузопотоков зерновых терминалов ОАО «НКХП» и ОАО «НЗТ» в порту Новороссийск с учетом пропускной способности железнодорожного узла было выявлено, что при изменении структуры грузопотока через станцию Тоннельная на подъезде к Новороссийску при маршрутизации зерновых грузов и, соответственно, уменьшении внутриузловых сортировочных операций можно получить до 20% резервных ниток графика.

Кроме того, рациональное распределение грузов по районам порта в соответствии с балансом стивидорных, маневровых операций и технологии работы станции могло бы значительно ослабить напряженность внутри самого железнодорожного узла.

Но, видимо, участники транспортного процесса не способны выработать согласованную позицию. Поэтому на протяжении ряда лет каждый из них получает свою долю упущенной выгоды – грузы задерживаются, терминалы недозагружены, вагоны и фуры простаивают в многокилометровых пробках, снижается не только объем налогов и сборов в данном порту, но и конкурентоспособность и имидж самого порта.

Прогнозы для порта Зарубино

Другой пример, на который хотелось бы обратить внимание, – проект развития порта Зарубино в Приморском крае. В связи с падением в последнее время объема перевозок в регионе на железной дороге появились некоторые резервы пропускной способности. Однако недостаточно надежное техническое состояние подвижного состава и путевого хозяйства ограничивают интенсивность грузовых перевозок. Между тем в Зарубино намечается масштабное строительство: крупный инвестор – группа компаний «Сумма» – планирует построить здесь зерновой, контейнерный и бункеровочный терминалы.

По информации инвестора, зерновой терминал к 2030 году сможет переваливать до 20 млн тонн китайского зерна в год. Как пояснили в «Объединенной зерновой компании» (ОЗК), «сегодня существует большой потенциал увеличения потоков зерна из северо-восточных провинций Китая в южные, <…> это позволит увеличить объемы внутренней торговли между провинциями». Терминал, по идее, должен гармонично встроиться в эту логистическую цепочку.

Кроме названных терминалов проект включает еще развитие железнодорожной, автодорожной и энергетической инфраструктуры на участке Хуньчунь (Китай) – Зарубино. Объем инвестиций по предварительным расчетам может составить более 200 млрд рублей. Бизнес-план «Суммы», по сообщению газеты «КоммерсантЪ», предполагает госинвестиции на уровне 84,8 млрд рублей. Проект позволит связать порт с международным транспортным коридором «Приморье-2».

Группа «Сумма» также подписала меморандум с Китайскими железными дорогами, который предполагает возможность инвестирования КНР в железнодорожную инфраструктуру на подходах к порту.

Основными направлениями перевозок между северо-восточными и южными провинциями Китая и странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) через российский порт Зарубино по железным дорогам могут стать следующие маршруты: для зерновых грузов и контейнеров: 1) Муданцзян – Суйфэньхэ (Китай) – Рассыпная Падь – Гродеково – Уссурийск – Барановский – Сухановка – Зарубино; 2) Чанчунь – Хуньчунь (Китай) – Камышовая – Краскино – Гладкий – Зарубино; для угля: 1) Цзиси – Суйфэньхэ (Китай) – Рассыпная Пядь – Гродеково – Уссурийск – Барановский – Сухановка – Зарубино; 2) Цзиси – Мишань (Китай) – Турий Рог – Новокачалинск – Сибирцево – Уссурийск – Барановский – Сухановка – Зарубино; 3) Цзиси – Хуньчунь (Китай) – Камышовая – Краскино – Гладкий – Зарубино.

Рис. 1. Зарубино

Строительство новых грузовых терминалов в порту Зарубино повлечет за собой необходимость развития не только подъездных железнодорожных путей, но и припортовой станции и внутрипортовых путей. Помимо реконструкции участка линии Хуньчунь (Китай) – Махалино, Камышовая – порт Зарубино потребуется также развитие и станции Сухановка – основной железнодорожной станции транспортного коридора.

При дальнейшем развитии порта Зарубино необходимо будет строить отдельный припортовый железнодорожный парк, который позволит принимать поезда длиной 1050 метров и весовой нормой 6000 тонн.

Таким образом, учитывая возможность прохождения транзитных грузов на полигоне железной дороги, тяготеющей к порту Зарубино, необходимо провести следующие мероприятия по развитию приморской железнодорожной сети:

1) реконструкцию и усиление участков железной дороги Уссурийск – Барановский, Уссурийск – Гродеково, Новокачалинск – Сибирцево;

2) развитие и модернизацию станций Гродеково (Пограничный), Турий Рог, Новокачалинск, Сухановка, Махалино (Краскино);

3) строительство новых станций Уссурийск-Сортировочная (Лимичевка), Камышовая;

4) усиление железнодорожных подходов к порту на участке Сухановка – Зарубино;

5) усиление железнодорожных подходов и пограничных переходов Гродеково – госграница (Суйфэньхэ), Махалино – Камышовая – госграница (Хуньчунь);

6) окончание строительства композитной железнодорожной ветки Камышовая – Краскино – Гладкий – Зарубино;

7) расконсервацию и модернизацию ветки Турий Рог – Новокачалинск;

8) строительство припортовой железнодорожной станции Зарубино.

Сумма инвестиций в адаптацию тяготеющей к порту Зарубино транспортной инфраструктуры может оказаться неожиданно высокой, и без помощи Минтранса и ОАО «РЖД» у инвесторов проекта практически нет шансов вывести объекты на проектную мощность.

По заявлению заместителя министра транспорта Виктора Олерского в бюджете РФ пока не заложено средств на софинансирование строительства инфраструктуры к дальневосточному порту Зарубино. Все текущие мероприятия по проекту финансируются из внебюджетных источников, но для выхода порта на полную мощность нужно государственное финансирование в размере около $2 млрд (примерно 130 млрд рублей по текущему курсу). Как пояснил В. Олерский, «это не значит, что надо сразу делать там две колеи железной дороги, автомобильную дорогу второй категории – нужно еще подумать». Он также отметил, что порт уже начал работать, железная дорога (одноколейная) к порту есть, как и автомобильная дорога «невысокого порядка», которые рассчитаны на доставку к порту до 150-200 тыс. TEU.

Таким образом, если проанализировать всю имеющуюся информацию, то получается, что при недостатке государственного участия и финансирования развития подходной транспортной инфраструктуры полноценное функционирование порта Зарубино будет полностью зависеть от китайских партнеров и их грузопотоков. Кроме того, от китайской стороны будет зависеть и окупаемость проекта, и возвратность заемных средств, и вероятность наступления для российского инвестора ситуации margin call перед китайскими кредиторами.

Исходя из имеющегося опыта, Китай, как правило, стремится к контролю над объектами своего влияния и инвестирования путем мягкого, но настойчивого ограничения доли своих партнеров, а затем и управленческой функции. Поэтому нельзя исключать, что при полноценном вхождении китайцев в российский проект и при отсутствии должного внимания со стороны российского государства на Дальнем Востоке России может возникнуть «вынесенный» китайский порт с китайским управлением.

Кто-то скажет – почему бы и нет? Ведь был же арендованный Россией Порт-Артур в Китае! Почему бы теперь китайским друзьям не сделать в Зарубино порт Люйшунь1? Тем более что порт Зарубино в бухте Троицы действительно имеет чрезвычайно выгодное расположение для китайских провинций Цзилинь и Хэйлунцзян. Так вот, тут главное понять, для какой из сторон – китайской или российской – порт Зарубино является стратегическим и в чем заключается стратегический характер этого порта.

Наверное, инвесторам из группы «Сумма» в рамках реализации проекта следует усилить работу с российскими транспортными министерствами и ведомствами, основательно подумать над этапностью и очередностью ввода портовых мощностей, а также внимательно просчитать потенциал российской грузовой базы будущих терминалов, чтобы не попасть в зависимость от настроений и амбиций китайских партнеров. Необходимо более тщательно проработать транспортную стратегию порта, иначе созданный в результате колоссальных усилий и затрат мощный и современный порт будет недозагруженным или «не своим».

Подводя итоги, необходимо отметить, что согласованное взаимодействие всех участников логистической цепи, транспортного процесса, транспортной системы, в том числе государства, руководства субъектов и инвесторов, становится обязательным условием для сбалансированного экономического развития.

1. Первое и современное название Порт-Артура

Морские порты №7 (2016)

ПАО СКФ
Газпромбанк
Camco
МТ Групп
Специальный выпуск журнала Морской флот
Алюминий в судостроении
Круглый стол «Судовые ЛКМ и покрытия. Современный рынок и перспективы»
Международная научно-практическая конференция «Автономное судовождение: проблемы и решения (MASS-2021)»
6MX

Нас поздравляют

Газета Морские вести России 25 лет

Нас поздравляют

Журнал Морской флот 135 лет
Журнал Транспортное дело России
НЕВА-2021