ФАС и стивидоры: в поисках компромисса? - Морские вести России

ФАС и стивидоры: в поисках компромисса?

12.03.2018

Морские порты

ФАС и стивидоры: в поисках компромисса?

Непрекращающееся противостояние стивидоров с Федеральной антимонопольной службой (ФАС), решившей по-своему «отрегулировать» портовую отрасль, длится уже около двух лет. С переменным успехом верх берут вроде бы портовики: немногочисленные пока судебные решения по искам против ФАС, обвинившей ряд стивидорных компаний в завышении тарифов и злоупотреблении монопольным положением, – в пользу стивидоров. Арбитражные судьи говорят прямо и недвусмысленно: терминалы не обязаны номинировать цены в рублях и ФАС не может диктовать, какой должна быть эта цена.

Впрочем, антимонопольщики тоже не отступают: они взялись проанализировать положение дел в портовой отрасли и опровергнуть наличие внутренней конкуренции портов, заручившись поручением вице-премьера Аркадия Дворковича. И это на фоне убедительных побед Новороссийского и Приморского портов в судебных процессах.

Александра Васильцева

Долгая история

Противостояние портовиков и антимонопольщиков началось с подачи компании «Русснефть». Еще в конце 2015 года она пожаловалась на резко выросшую стоимость перевалки в порту Приморск. Вскоре к жалобщику присоединились «Роснефть», «Лукойл», «Газпром нефть» и «Башнефть».

В середине 2016-го ФАС возбудила антимонопольные дела против ПАО «Новороссийский морской торговый порт» (группа НМТП, в которую входит также ООО «Приморский торговый порт») и АО «Туапсинский морской торговый порт» (ТМТП, входит в UCL Holding). Правда, речь шла только о монопольно высоких ценах на перевалку зерна.

История стремительно набрала обороты. Осенью 2016 года масло в огонь подлили РЖД: госкомпания выразила обеспокоенность, что из-за монопольно высоких цен на услуги стивидоров сократятся объемы перевалки, а значит, и перевозок в направлении морских портов. А в феврале 2017 года «Роснефть» применила «тяжелую артиллерию» – направила в ФАС обращение о злоупотреблении НМТП доминирующим положением. В последнее время ежемесячные затраты компании на перевалку того же, что и раньше объема нефти – примерно 600 тыс. тонн, – выросли почти на 50 млн рублей, сетовала «Роснефть».

Все это происходило на фоне призыва президентской комиссии по ТЭК запретить расчеты стивидоров в долларах. У портовиков нет оснований номинировать цены в валюте, подчеркивали и в «Роснефти».

В ходе антимонопольного дела в ФАС вспомнили, что в августе 2013 года Федеральная служба по тарифам (ФСТ) приняла решение отменить ценовое регулирование на перевалку, хранение грузов, предоставление причалов в Новороссийском и ряде других портов по итогам годичного эксперимента, проведенного по поручению правительства в Санкт-Петербургском порту. ФАС провела свое собственное исследование рынка и обнаружила – после того как цены стивидоров отпустили в «свободное плавание», они в среднем выросли в 2,5 раза. Служба возбудила дела сразу против девяти стивидоров всех трех российских океанических бассейнов.

Желая обосновать свою правоту, антимонопольщики даже ссылались на международный рейтинг Doing Business-2016 (его делает Всемирный банк): Россия занимает 170-е место в мире по показателю «Внешнеторговая деятельность» якобы из-за слишком дорогих экспортных перевозок.

По итогам проверки ФАС пришла к выводу, что НМТП нарушил Федеральный закон «О защите конкуренции». В марте 2017 года компания получила два предписания. Первое – установить экономически обоснованные цены на услуги – не выше фактических цен в рублевом эквиваленте по состоянию на 30 июня 2014 года (правда, позволялась индексация на величину инфляции). Второе – заплатить в федеральный бюджет 9,7 млрд рублей – доход, якобы полученный с нарушением антимонопольного законодательства. На уплату в казну компании давалось 180 дней.

НМТП установил монопольно высокие цены на перевалку руды, удобрений, контейнеров, черных и цветных металлов, нефти и нефтепродуктов в порту Новороссийск, говорилось в пресс-релизе ФАС. При этом прибыль стивидора выросла в 2 раза, а рентабельность – с 56% до 300%. Нарушений, подчеркивали антимонопольщики, можно было бы избежать, если бы компания своевременно перевела расчеты за свои услуги с долларов на рубли.

Впрочем, журналу «Морские порты» не удалось найти подтверждения ни рентабельности, ни чистой прибыли, озвученным ФАС. Из отчетности предприятия как по российским, так и по международным стандартам следуют совсем другие цифры. Генеральный директор НМТП Султан Батов тогда ограничился комментарием, что компания готовится оспорить решение ФАС в суде, но «всегда открыта и к диалогу». Непонимание методики расчетов ФАС выразили и в Ассоциации морских торговых портов (АСОП). Сами антимонопольщики на запрос «МП» не ответили.

В апреле 2017 года НМТП подал иск против Службы в арбитражный суд. Одновременно компания попросила наложить обеспечительные меры в виде приостановления действия обоих предписаний ФАС. Суд отказал в обеспечительных мерах, но в остальном принял сторону стивидора. На сегодня НМТП одержал победу над ФАС уже в двух инстанциях.

Альтернатива есть

Главный аргумент ФАС – НМТП использовал свое монопольное положение, устанавливая завышенную цену на стивидорные услуги. Именно этот аргумент представители компании в суде разнесли в пух и прах.

Антимонопольщики ссылались на опрос среди клиентов НМТП. Они выяснили, что гипотетическое увеличение цены на перевалку нефти или контейнеров в пределах порта Новороссийск не приведет к желанию потребителей сменить порт. Это связано с удобством расположения, привязанностью логистической цепочки к конкретным транспортным маршрутам, а также с условиями договоров. Зачастую иностранные компании – получатели экспортных грузов сами выбирают порты выгрузки, у российских отправителей нет экономических, технологических и иных возможностей сменить порт.

«В результате такого опроса ФАС пришла к выводу, что порт Новороссийск является единственным безальтернативным исполнителем услуг, что не позволяет потребителям выбрать альтернативного поставщика услуг», – говорится в судебных документах в обосновании позиции чиновников.

Однако суд опроверг этот вывод, причем ссылаясь на тот же самый опрос. Например, представители «Медитерранеан Шиппинг Компани Русь» заявили, что с 2014 по первый квартал 2016 года использовали для перевалки контейнеров Ростовский универсальный порт, в дальнейшем компания также допускает замену Новороссийска другими портами Азово-Черноморского бассейна. Компания «Эконому Шиппинг» – еще один клиент НМТП – также использовала Ростов-на-Дону как альтернативу Новороссийску.

Представители НМТП предоставили в суд собственный опрос своих клиентов. «Лукойл» заявил, что не видит существенных технологических отличий между перевалкой грузов в Санкт-Петербурге, Усть-Луге и Новороссийске. Компания «СКФ Менеджмент Сервисес» заявила, что альтернативой НМТП в части перевалки нефти выступают Усть-Луга и Туапсе. Новошахтинский завод нефтепродуктов использовал собственный терминал на Дону, а также другие порты Азово-Черноморского бассейна. Компания «Славянск ЭКО» в 2014-2016 годах вместо Новороссийска обращалась в порты Тамань и Туапсе. А компания «Газпром нефть» использовала порты Кавказ, Ейск, Калининград и другие.

Все эти ответы, как было отмечено судом, полностью опровергают выводы ФАС о НМТП как безальтернативном поставщике услуг.

Кроме того, в арбитражных документах подчеркивается наличие долларовых ралли на излете 2014 года: 18 декабря курс доллара составлял 67,79 рубля, а 31 декабря – 56,26. ФАС же при расчете доходов компании требовала привести уровень цен к курсу 33,63 рубля, каким он был 30 июня 2014 года. Суд не увидел мотивированного объяснения, почему выбрана именно эта дата.

В итоге Арбитражный суд Москвы в июле текущего года признал недействительными решение и оба предписания ФАС. А в октябре этот вывод полностью поддержала апелляционная инстанция.

Процесс пошел

НМТП – не единственный участник начавшихся судебных баталий. Еще в конце прошлого года ФАС признала ООО «Приморский торговый порт» (ПТП, входит в группу НМТП) нарушителем Федерального закона «О защите конкуренции».

Антимонопольная служба пришла к выводу, что раз Приморск является единственным портом отгрузки нефти в рамках существующей конфигурации системы магистральных трубопроводов АК «Транснефть», значит, потребители не могут выбрать альтернативный порт. А портовый оператор, пользуясь исключительным положением, назначил монопольно высокую цену в размере $2,25 за перевалку тонны нефти. ФАС потребовала отменить эту цену и перевести все тарифы в рубли.

Однако, как и в случае с Новороссийском, чиновники потерпели фиаско в суде, который вновь не согласился с выбранными Службой границами товарного рынка, – альтернативным портом мог служить, например, порт Усть-Луга. Летом текущего года арбитраж отменил решение и предписание ФАС, а осенью аналогичный вердикт вынесла апелляционная инстанция.

Продолжаются суды группы Global Ports против антимонопольной службы. Напомним, ФАС назначила трем компаниям – «Первому контейнерному терминалу», «Восточной стивидорной компании» и «Петролеспорту» – суммарный штраф более 7 млрд рублей. Дела по всем трем компаниям находятся в Арбитражном суде Москвы.

Ранее ФАС также проводила расследование в отношение активов UCLH – «Контейнерного терминала Санкт-Петербург» и «Туапсинского морского торгового порта». Результаты оказались противоположными: КТСП признали нарушителем закона, а ТМТП, наоборот, полностью оправдали.

«Комиссия ФАС пришла к выводу, что, несмотря на отсутствие развитой конкуренции, «Туапсинский морской торговый порт» не злоупотреблял своим доминирующим положением. Мы также приняли во внимание то, что ТМТП активно инвестирует прибыль в инфраструктуру порта Туапсе, что привело к росту объема перевалки – в настоящее время порт практически на 100% загружен грузами, поступающими по железной дороге», – цитировала пресс-служба ведомства заместителя руководителя ФАС Александра Редько.

Куда меньше повезло КТСП. По мнению Службы, стивидор с начала 2015 года установил и поддерживал монопольно высокие цены. В ответ группа UCLH выпустила пресс-релиз, заявив, что холдинг «категорически не согласен с решением ФАС и оценкой деятельности КТСП за последние годы». Впрочем, на момент подготовки статьи иска КТСП против ФАС в базе арбитражных судов еще не было. Возможно, компания до последнего пытается договориться с антимонопольной службой, как это сделал в свое время более удачливый ТМТП.

Противостояние продолжится?

Победа НМТП и других стивидорных компаний вряд ли поставит окончательную точку в эпохальном противостоянии бизнеса и антимонопольного ведомства. Как выяснила газета «Ъ», ФАС по поручению вице-премьера Аркадия Дворковича подготовила проект доклада о состоянии конкуренции в морских портах России. Этим состоянием Служба недовольна. По словам советника главы ФАС Павла Шпилевого, чиновники обнаружили ограничение конкуренции при перевалке черных металлов, минимальную конкуренцию – при перевалке зерна, среднюю – при перевалке нефтепродуктов.

Отдельное внимание антимонопольщики обратили на источники финансирования инфраструктуры, попутно выдвинув новую инициативу против стивидоров – значительно поднять ставки арендной платы за причалы. «Есть терминалы, созданные за бюджетные деньги, и сегодня они сдаются в аренду за скромные 1-2% от выручки, а есть примеры в Тамани, в Усть-Луге, на Дальнем Востоке, куда средства вкладывают частные инвесторы. Условия конкуренции здесь никак не равны», – подчеркнул Павел Шпилевой.

Представители UCLH (входят АО «Морской порт Санкт-Петербург», ЗАО «Контейнерный терминал Санкт-Петербург», АО «Туапсинский морской торговый порт» и АО «Таганрогский морской торговый порт») раскритиковали доводы ФАС, отметив при этом, что даже судебная практика отражает ошибочность позиции Службы, очевидно имея в виду судебный спор НМТП с ФАС. С точки зрения UCLH, чиновники неправильно определяют границы товарного рынка, искусственно создавая ситуацию, где якобы отсутствует конкуренция.

«Искусственный набор спорных допущений и исключений ФАС приводит к абсурдным выводам, противоречащим действительному положению дел в отрасли и игнорирующим высокий уровень конкуренции среди стивидоров», – подчеркнули в UCLH.

В пресс-службе Global Ports, ранее комментируя журналу «МП» спор стивидоров с ФАС, подчеркивали, что среди контейнерных терминалов сейчас наблюдается высочайшая конкуренция. По данным группы, в конце 2016 года загрузка портовых мощностей составляла лишь 50% против 74% в 2013-м.

В происходящем противостоянии активное участие принимает Ассоциация морских торговых портов (АСОП), выражая консолидированное мнение портового сообщества и на разных экспертных площадках отстаивая позицию стивидоров, а также их достижения в формировании конкурентного рынка портовых услуг, создании новых портовых мощностей, инвестировании в новую технику и технологии перевалки внешнеторговых грузов, в ежегодном положительном росте грузооборота российских портов. В августе Ассоциация направила в ФАС и Минэкономразвития письмо, где отмечается, что после ввода новых портовых мощностей в период 2012-2016 годов на рынке портовых услуг «сложилась фактическая конкуренция».

Между тем если раньше претензии ФАС к стивидорам оценивались как рычаг давления на них, чтобы заставить перейти в расчетах за услуги с долларов на рубли при отсутствии правового основания, то сейчас вопрос валюты тарифов решен президентом и правительством РФ однозначно – внести предложения и создать законодательную базу для расчетов за услуги стивидоров в рублях начиная с 1 января 2018 года.

Будет ли и дальше ФАС выставлять не всегда обоснованные претензии к стивидорам, в том числе и после проигранных судов, или начнет с ними конструктивный диалог? Пока не понятно. Поэтому вопрос – продолжится ли противостояние? – остается открытым.

Морские порты №8 (2017)

ПАО СКФ
Газпромбанк
Camco
МТ Групп
Специальный выпуск журнала Морской флот
Алюминий в судостроении
Круглый стол «Судовые ЛКМ и покрытия. Современный рынок и перспективы»
Международная научно-практическая конференция «Автономное судовождение: проблемы и решения (MASS-2021)»
6MX

Нас поздравляют

Газета Морские вести России 25 лет

Нас поздравляют

Журнал Морской флот 135 лет
Журнал Транспортное дело России
НЕВА-2021