Тарифы стивидоров: рублевый почин - Морские вести России

Тарифы стивидоров: рублевый почин

25.05.2018

Морские порты

Тарифы стивидоров: рублевый почин

Летом 2017 года в соответствии с поручением президента РФ Минфин разработал законопроект, обязывающий стивидоров устанавливать тарифы на услуги по перевалке грузов исключительно в рублях. Осенью того же года стало известно о возможном предоставлении некоторым стивидорным компаниям отсрочки перехода на рублевые тарифы. Между тем после того, как законопроект прошел оценку регулирующего воздействия, в соответствии с которой был доработан, он был представлен в новом виде.

Но на этом чиновники не остановились – на сегодняшний день разработан третий вариант законопроекта, которого нет в открытом доступе. При этом известно, что он уже внесен в правительство и должен скоро поступить в Госдуму. Учтет ли документ все предложения портового сообщества и Минтранса, выработанные на основании доступного варианта, не понятно. Как не понятны пока и последствия перевода тарифов на услуги в морских портах с долларов на рубли, направленного в соответствии с проводимой государственной политикой на поддержку национальной валюты с целью исключения зависимости российской экономики от валюты иностранной.

Влада Сюткина

От поручения к закону

Разработанный в конце августа 2017 года Минфином России проект закона «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации (в части установления валюты денежных требований (валюты цены, валюты тарифа, валюты ставки сбора, валюты иного платежа)» сделал обязательным установление тарифов на услуги в морских портах исключительно в рублях, правда, с привязкой к текущему курсу иностранной валюты. В связи с этим законопроект вносил в Гражданский кодекс новую статью 317.2 части первой.

Однако после его рассмотрения федеральными органами исполнительной власти был разработан новый вариант. Проект закона стал носить название «О внесении изменений в статью 424 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации (в части установления цен (тарифов, расценок, ставок и т.п.) в рублях)» и предполагать несколько иное, а именно: дополнить статью 424 части первой Гражданского кодекса РФ новыми пунктами следующего содержания: «4. Цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.) должны быть выражены в рублях (статья 140); 5. Установление цен (тарифов, расценок, ставок и т.п.) в иностранной валюте или в условных денежных единицах при осуществлении расчетов на территории Российской Федерации не допускается, за исключением случаев, определенных законом».

Кроме того, новый вариант законопроекта предполагал следующее: «Пункт 4 статьи 424 части первой Гражданского кодекса РФ (в редакции настоящего федерального закона) не применяется до 1 января 2025 года в отношении российских юридических лиц, имеющих по состоянию на 1 января 2018 года обязательства в иностранной валюте, принятые в целях реализации инвестиционных проектов по развитию инфраструктуры морских портов, в том числе с учетом включенных в такие инвестиционные проекты периодов рефинансирования таких обязательств».

Как видим, в таком виде законопроект давал отсрочку некоторым стивидорам, то есть был уже более щадящим по сравнению с первым вариантом.

Вместе с тем, появился и третий вариант законопроекта, предусматривающий внесение изменений уже в Закон о морских портах. Но в широкое обсуждение он не вышел и в открытом доступе на сегодня отсутствует.

Идея перехода к расчетам в рублях за услуги в морских портах РФ возникла еще в 2015 году после того, как президент Путин, возмутившись, что тарифы на услуги стивидоров устанавливаются в иностранной валюте, поручил разобраться с данной ситуацией.

За дело взялась ФАС России, получившая после ликвидации Федеральной службы по тарифам (ФСТ) в дополнение ее функции. Недолго думая, антимонопольщики решили во что бы то ни стало в короткие сроки исполнить поручение президента, выдавая стивидорным компаниям предписания и не считаясь с действующим законодательством, которое не запрещало устанавливать тарифы в иностранной валюте.

А когда с наскоку не получилось, они пошли другим путем и стали вынуждать стивидоров переходить на рублевые тарифы, предъявляя им претензии и штрафы по антимонопольной линии – за необоснованное завышение ставок на перевалку грузов, что совсем не было связано с поручением президента РФ.

В июне 2016 года ФАС возбудила девять антимонопольных дел против стивидоров. Служба исследовала рынок портовых услуг и на основе собственного анализа обнаружила, что с момента отмены ценового регулирования в морских портах в среднем цены на услуги стивидоров выросли в 2,5 раза, а по отдельным позициям – более чем в 10 раз. В конце октября того же года руководитель ФАС Игорь Артемьев заявил, что ведомство в ближайшее время назначит стивидорам «очень серьезные» оборотные штрафы.

«Хочу сказать, что у нас на подходе еще значительное количество дел по стивидорам… Мы говорим, что те девять дел пополнятся сейчас еще энным количеством… Потому что мы одни порты проверили и пошли в другие, и сейчас там заканчиваем проверку. И там все то же самое», – говорил И. Артемьев представителям СМИ.

Отметим, что судебные тяжбы и переговоры о достижении мирового соглашения ФАС со стивидорами продолжаются до сих пор, в частности с такими крупнейшими компаниями, как НМТП и Global Ports.

Своей бурной деятельностью, которая продолжается вот уже третий год, и нелепыми инициативами вроде необходимости возвращения к ценовому регулированию в морских портах ФАС напугала даже Минтранс, ведущий совместно с портовым сообществом на протяжении многих лет на основании поручения правительства подготовительную работу по прекращению ценового регулирования портовой деятельности и выводу операторов морских терминалов из реестра субъектов естественных монополий.

Причина такой подготовительной работы – успешное развитие морских портов РФ за последнее десятилетие и создание в портовой сфере высококонкурентной среды, после чего государственное регулирование тарифов стало нецелесообразным – ценообразование в большинстве портов, расположенных на основных направлениях внешнеторговых потоков, стало определяться законами рынка.

В августе 2017 года президент Путин снова затронул вопрос рублевых тарифов для стивидоров, не особо вдаваясь, какими методами идет исполнение его поручения (а по факту шло оно в отсутствие необходимой законодательной базы), и уже на этот раз дал четкое распоряжение – перевести тарифы на оказание услуг в морских портах в рубли.

По какую сторону от президента

Как отмечал в своем комментарии советник главы ФАС Павел Шпилевой, после издания распоряжения президента РФ многие участники рынка соответствующим образом отреагировали на предписываемые изменения, то есть перевели тарифы в рубли, стали размещать информацию о тарифах в Интернете и в целом прозрачно осуществляли свою деятельность.

ФАС добилась исполнения своих предписаний от многих стивидоров, за исключением нескольких самых стойких. Но какими средствами?! Борьбу со свободным ценообразованием стивидорных компаний на услуги по перевалке грузов, а фактически за контроль над тарифами стивидоров, ФАС сделала своим инструментом в борьбе за выполнение поручения президента РФ по переходу к рублевым тарифам и представила свою деятельность именно как борьбу с «непокорными».

Есть предположение, что к середине прошлого года практически все стивидоры и так уже работали в рублевой зоне. И уже не было необходимости ими возмущаться и призывать к пониманию и «патриотизму». Нужен был только закон, проект которого и было поручено подготовить Минфину.

Между тем ФАС так долго не унималась по поводу своей инициативы возврата к государственному регулированию цен в морских портах, что претензии к завышению стивидорами тарифов проскальзывают у чиновников ведомства вплоть до конца 2017 года.

Одну из главных претензий к уровню тарифов за услуги стивидоров советник главы ФАС П. Шпилевой обозначал так: «Стивидорный бизнес отличается высокой рентабельностью, поэтому необходимо следить за тем, куда именно инвестируется полученная прибыль. Сегодня многие игроки вкладывают средства в развитие инфраструктуры, однако есть случаи, когда доходы компании растут, а расходы не меняются. Участники стивидорного бизнеса должны зарабатывать на объемах, а не на ценах, чтобы экономика могла развиваться и приносить пользу всем. Но когда кто-то поднимает ставку на падающих объемах, это вопиющие случаи. Прямое тарифное регулирование в отношении стивидоров на сегодняшний день законодательно остановлено и не ведется, однако в исключительных случаях может применяться, когда антимонопольные меры не работают».

Сам глава ФАС Игорь Артемьев отмечал: «Безусловно, мы сказали, что первая наша рекомендация, пока не приняты более серьезные действия, для внутренних российских потребителей услуг стивидорных компаний – это должны быть рубли, причем тарифы должны быть снижены там, где они необоснованно повышены», – заявлял глава ведомства. Чувствуете смешение понятий: «тарифы в рублях» и «тарифы должны быть снижены»? В то же время в отношении тарифов для иностранных морских перевозчиков он такой однозначной позиции не занимал, говоря, что вопрос о том, в какой валюте для них должны устанавливаться тарифы, сложнее.

Таким образом, из слов руководителя ФАС следовало, что ведомство будет продолжать антимонопольные дела по завышению тарифов стивидорами и возбуждать новые. «Этот вопрос мы хотим доложить президенту Российской Федерации после ряда совещаний в администрации президента и правительстве. Здесь не все просто», – добавлял И. Артемьев. Позже глава ФАС смягчил свою позицию, а в конце прошлого года он даже сделал заявление, что как к таковому к регулированию тарифов в морских портах ведомство возвращаться не собирается.

Последствия кто-нибудь просчитывал?

В октябре 2017 года заместитель министра транспорта Виктор Олерский, комментируя законопроект о переводе тарифов стивидоров на рубли, указал на возможность отсрочки действия данного закона для ряда стивидоров до 2020 года. По его мнению, на отсрочку могут рассчитывать те стивидоры, срок валютных обязательств которых – по 2020 год включительно.

Такой же позиции в тот же период уже придерживались и антимонопольщики. И. Артемьев указывал, что, несмотря на установленный президентом срок перевода тарифов стивидоров в рубли, некоторые компании смогут это сделать в течение более длительного времени – 1,5-2 года. «Если они кредитовались за валюту и вложили эти деньги в развитие портовой инфраструктуры, то, конечно, им нужна валютная выручка для того, чтобы они возвращали. Например, таких проектов было много в Усть-Луге», – так пояснял свое заявление руководитель ФАС. Впрочем, в глобальных масштабах эффект от принятия законопроекта по переводу тарифов стивидоров на рубли для одной из самых успешных отраслей российской экономики – портовой отрасли – вряд ли кто-то просчитывал.

О возможных последствиях данного закона, если он вступит в действие в том виде, в котором был представлен портовому сообществу, высказался председатель Комитета по экономике и социальным вопросам Ассоциации морских торговых портов (АСОП) Александр Алексеенко.

«Если говорить о самой идее законопроекта, то здесь речь идет главным образом о курсовой разнице, которая возникнет после установления рублевых тарифов. Конечно, в случае расчетов между резидентами такой разницы не будет, но в случае нерезидентов, то есть иностранных клиентов, она обязательно даст о себе знать по той простой причине, что при установлении тарифов в рублях вследствие ежедневного колебания курса иностранцы будут то в плюсе, то в минусе при покупке рублей для расчетов с российскими стивидорами, – комментирует ситуацию А. Алексеенко. – Само собой, из-за этого стивидоры имеют известные опасения и, соответственно, хотят, чтобы законопроектом предусматривался некий переходный период. Ведь стивидорными компаниями под свое развитие, в частности, заключены кредитные и инвестиционные договоры, а также контракты для закупки оборудования в иностранной валюте. Также при переводе стивидоров на рубли есть ряд сложностей в тех случаях, когда их услуги включены в стоимость контейнерной перевозки».

Что касается ожидаемого положительного эффекта, на который рассчитан законопроект, – укрепления курса рубля, то вряд ли он будет сильным, считает А. Алексеенко, поскольку портовый сектор не такой большой.

Вместе с тем, как считают в UCL Ports (входит в UCL Holding Владимира Лисина), перевод тарифов стивидоров на рубли навредит портам и их клиентам как участникам внешнеэкономической деятельности, ведь в ее рамках большую роль играет эквивалентный индикатор стоимости услуг и затрат потребителей этих услуг, продающих свою продукцию за валюту. Что касается характера перехода к расчетам в рублях, то в компании полагают, что он должен осуществляться постепенно – такой характер является правильным и цивилизованным инструментом, потому что кредиты, цель которых – техническое перевооружение портов, имеют срок до 5 лет, а финансирование разного рода проектов развития требует еще более «длинных» средств.

В то же время в компании указывают, что рефинансирование валютных кредитов рублевыми возможно, но при этом нужно учитывать, что размер современных процентных ставок по кредитам в рублях значительно превышает процентные ставки по кредитам в иностранной валюте.

Словом, вопросов у бизнеса много, и все они непростые. Как будет выглядеть законопроект, внесенный в Госдуму, и какие усилия потребуются от портового сообщества для его доработки, пока не известно. Но то, что эта идея будет реализована в том или ином виде, – факт почти свершившийся.

Морские порты №2 (2018)

Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России