Scorpio Tankers: трудный путь к успеху - Морские вести России

Scorpio Tankers: трудный путь к успеху

05.08.2015

Морской транспорт

Scorpio Tankers: трудный путь к успеху

В наступившем году журнал «Морской флот» продолжает обзор судоходных компаний. Теперь это компании – обладатели танкерного флота. В каждом номере мы планируем рассказывать об одной из них. Начнем с компании Scorpio Tankers, являющейся частью Scorpio Group. С учетом судов, находящихся в процессе строительства, Scorpio Tankers управляет флотом, превышающем 100 судов общим дедвейтом 6,7 млн тонн.

Александра Васильцева, спецкор

 

Взлет и падение

Кланы морских дельцов сформировались в Европе еще в эпоху великих географических открытий. Одной из таких династий была итальянская семья Биболини. К середине прошлого века она владела Carboflotta Group, включающей суда разных типов – сухогрузы, танкеры, суда обеспечения. У владельца Джованни Биболини было трое сыновей, но правой рукой он сделал зятя, Глауго Лолли-Гетти. Когда-то тот владел сетью аптек. Но Джованни сказал ему: «Бросай свои лавочки и приходи в мой бизнес».

В 1955 году Биболини-старший умер, а его судоходный бизнес был разделен между семьями четырех наследников. Именно у Глауго Лолли-Гетти дела шли лучше всех. Он удачно сделал ставку на нефтерудовозы (OBO) – суда, способные перевозить как насыпные грузы, вроде угля и руды, так и сырую нефть. Предполагалось, что, доставив черное золото, скажем, из стран Персидского залива к берегам Латинской Америки, они получат обратную загрузку, например руду, то есть практически никогда не будут ходить пустыми.

Идея прекрасна в теории, но с трудом воплощается на практике, потому что требует от грузоперевозчика слишком сложной логистики. Как правило, места доставки нефти и отправки насыпного груза не совпадают полностью, это значит, все равно возникает порожний проход. В то же время OBO гораздо дороже в строительстве. Однако у компании Глауго Лолли-Гетти неплохо получалось управлять подобным флотом.

Известность амбициозный бизнесмен получил благодаря не только талантам, но и ярким покупкам. Например, он приобрел знаменитый футбольный клуб «Сампдория». Однако в начале 70-х удача отвернулась от предпринимателя. Наблюдая за стремительным развитием нефтяного рынка, Лолли-Гетти решил сделать ставку на танкеры. Сначала приобрел танкерную Navidazione Alta Italia (NAI), потом разместил заказ на постройку шести новых судов VLCC, что делало его одним из крупнейших владельцев танкерного флота в мире. Увы, эта покупка, как выразилась газета La Repubblica, стала «лебединой песней» бизнесмена.

17 октября 1973 года начался нефтяной кризис, до сих пор считающийся крупнейшим мировым энергетическим кризисом. Страны ОАПЕК (арабские экспортеры нефти) отказались поставлять сырье государствам, поддержавшим Израиль в войне с Сирией и Египтом. Цены на нефть подскочили в четыре раза, с $3 до $12 за баррель, а перевозки резко упали. Танкеры для Лолли-Гетти, которые вот-вот должны были сойти с верфи, оказались никому не нужны. Бизнесмен пробовал продать суда, договориться с банками-кредиторами – все напрасно. Стоимость акции NAI на итальянской фондовой бирже упала с 30 тыс. до 17 тыс. лир прежде, чем торги были остановлены. Лолли-Гетти потерял значительную часть состояния.

В 1976 году предприниматель продал остатки NAI и перебрался в Нью-Йорк, где занимался недвижимостью и основал Scorpio Ship Management. Впрочем, до прежних оборотов было далеко. Позже Лолли-Гетти вернулся в Европу, поселившись в Монако. В 80-е в танкерной отрасли по-прежнему царила стагнация. Однако предприимчивый итальянец получал неплохие доходы от недвижимости и мог позволить себе роскошный образ жизни в одном из самых дорогих мест мира.

 

Накопленные запасы

Не слишком хорошо шли дела в танкерной отрасли и на протяжении 90-х годов. Однако Лолли-Гетти, которому к тому времени было далеко за 70, продолжал верить в счастливую звезду нефтяных перевозок. В конце 90-х он заказал 6 огромных танкеров (три Panamax и три Post-Panamax). И на этот раз не прогадал. Вскоре в мире начался настоящий танкерный бум.

В 2003 году Scorpio Ship Management возглавил внук бизнесмена, 24-летний Эммануэль Лауро, ранее не имевший опыта в судоходной отрасли. В ту пору все росло как на дрожжах. Если в 2000-м фрахтовая ставка VLCC составляла $20 тысяч в день, то в 2004-м скакнула до $120 тысяч.

Особенность стратегии Эммануэля Лауро состояла в том, что даже на пике, во времена всеобщего ажиотажа, он не размещал заказ на новые суда, а получал дополнительные мощности исключительно за счет фрахта. «Когда ты управляешь 80 танкерами, имеешь нулевой долг и такой же портфель заказов на пике рынка, у тебя есть прекрасный запас для того периода, когда начнется коррекция, а это непременно произойдет», – говорил он журналистам.

Дополнительные доходы бизнесмен вкладывал в другие виды деятельности. В 2005 году Эммануэль Лауро совместно с партнерами из Германии создал компанию Koenig & Cie, занимающуюся инвестициями в различные активы, связанные с мореходством и доставкой грузов. В 2007 году бизнесмен основал Scorpio Logistics – компанию, занимающуюся перевалкой угля в Индонезии, а также развитием портов Индии.

К 2008 году Scorpio Group участвовала в аренде нефтяных месторождений, логистике, занималась стивидорным бизнесом. В 2009 году танкерный флот был выделен в отдельную структуру – Scorpio Tankers. Сухогрузы же перешли в Scorpio Bulkers. Стратегия Лауро отчасти напоминала подход его деда, который, зарабатывая на судоходстве, вкладывал деньги во множество других активов, что и позволило ему пережить стагнацию танкерных перевозок.

Отсутствие заказов на новые суда и долгов помогло компании пережить экономический кризис. В 2009 году, несмотря на падение выручки и рост расходов, компания все равно получила в дивизионе танкерного флота прибыль – около $2 млн, то есть хотя бы не ушла в убыток.

 

Свет в конце тоннеля

После кризиса компания Эммануэля Лауро столкнулась с острой нехваткой финансовых ресурсов. Был найден оригинальный выход: Scorpio Tankers решила разместить акции на бирже. В компании честно признались, что падение перевозок привело к снижению стоимости активов, а предпринимателям требовался капитал для развития. «Сегодня стоимость активов в танкерной индустрии значительно ниже показателей пяти- и десятилетней давности, и, вполне вероятно, цены продолжат снижаться», – заявляли тогда в Scorpio.

Компания выставила на продажу 12,5 млн акций по стартовой цене $13. В итоге привлекла около $150 млн. Эти деньги менеджмент решил потратить на то, чтобы расширить свой флот за счет подешевевших в кризис судов.

IPO прошло успешно, но впоследствии инвесторы, купившие акции, вероятно, пожалели. Вскоре стоимость ценной бумаги упала до $10,5-11, а исторического минимума достигла в декабре 2011-го – $4,63 за акцию. Это было связано с плохими финансовыми показателями: в тот год операционный убыток Scorpio Tankers достиг $76 млн.

С 2012 года началось постепенное восстановление. Пик пришелся на 2013 год, когда компания удвоила выручку и впервые за последние три года закончила период без убытка. Операционная прибыль составила $18 млн – почти в 15 раз больше, чем в 2010-м. Сегодня акции торгуются на уровне $8-9 за бумагу – хуже, чем на старте, но значительно лучше, чем в 2011 году. И прогнозы по бумагам довольно радужные.

«Всем судоходным компаниям, получившим в последнее время доступ на рынок капитала, следует благодарить Scorpio, – говорит аналитик базирующейся в Нью-Йорке компании Evercore Partners Джонатан Чепел. – Мало того что Scorpio показала пример успешного доступа к капиталу, она еще и заставила американских инвесторов сфокусировать внимание на судоходной отрасли. Начиная с 2013 года они только и говорят о танкерах, экологичных судах и Scorpio».

В последнее время интерес компании Эммануэля Лауро вызывает перевозка газа. Компания заказала десять огромных газовозов типа VLGCs на верфи в Южной Корее, когда цены находились на дне. А затем переуступила контракт компании Dorian LPG, получив взамен 30% акций. В момент поставки цена была уже значительно выше, поэтому на рынке эту сделку называли чистой спекуляцией. Это лишь пример правильного использования рыночных возможностей, парировал Лауро.

Другая похожая сделка состоялась весной 2014 года. Scorpio Tankers продала восемь только построенных VLCC, получив $50 млн чистой прибыли за счет разницы цены на этапе размещения заказа и стоимости готового судна. Эта поставка – лишь часть массивной программы по постройке новых судов, начавшейся после IPO. Программа включает 56 новых танкеров.

В настоящее время семья Лауро контролирует только 11% акций Scorpio Tankers (а вот Scorpio Group находится полностью в их руках). Флот Scorpio Tankers составляет 61 судно в собственности, еще 24 – в управлении. На стадии строительства 20 единиц, из них пять будут спущены на воду в первом квартале 2015 года, 10 – во втором квартале, а остальные – в течение 2016 года. Флот компании считается лучшим в мире согласно экологическим стандартам.

 

Структура флота Scorpio Tankers

Собственные суда – 61,
из них: Handymax: 15, MR: 35, LR1: 2, Post-Panamax: 1, LR2: 8

Дедвейт – 3,4 млн тонн

Суда в управлении компании – 24,
из них: Handymax: 7, MR: 4, LR1: 5, LR2: 8

Дедвейт – 1,7 млн тонн

Суда в стадии строительства – 20,
из них: MR: 10, LR2: 10

Дедвейт – 1,6 млн тонн

 

Морской флот №1 (2015)

ПАО СКФ
Газпромбанк
Camco
МТ Групп
Специальный выпуск журнала Морской флот
Алюминий в судостроении
Круглый стол «Судовые ЛКМ и покрытия. Современный рынок и перспективы»
Международная научно-практическая конференция «Автономное судовождение: проблемы и решения (MASS-2021)»
6MX

Нас поздравляют

Газета Морские вести России 25 лет

Нас поздравляют

Журнал Морской флот 135 лет
Журнал Транспортное дело России
НЕВА-2021

08.09.2021

Морской транспорт

26.08.2021

Морской транспорт

10.08.2021

Морской транспорт