О себе, о людях и о том, как жить - Морские вести России

О себе, о людях и о том, как жить

27.12.2021

О себе, о людях и о том, как жить

Наверное, именно так будет правильно назвать биографическое интервью Ивана Ивановича Костылева газете, потому что разговор шел о большой жизни большого человека. И главное, о том, как жить. Несмотря на трудное послевоенное детство, он сумел выстроить достойный жизненный путь, оставшись верным однажды выбранной профессии.

Курсант, преподаватель, ученый, администратор, ставший президентом легендарной Макаровки, он отдал ей более 50 лет жизни. И ни о чем сегодня, отмечая 80-летний юбилей, не жалеет. Напротив, не замечая времени, он все еще в родных стенах, руководит кафедрой, преподает, оставаясь Учителем для своих курсантов.

А. Сидоров

«МВР»: Иван Иванович, прежде всего, примите наилучшие пожелания в связи с юбилейной датой и хотелось бы поговорить о Вашем пути в отрасли водного транспорта. Как получилось, что Вы связали жизнь с морем?

– Когда задают такой вопрос, то часто ожидают в ответ басенку о мечте с детства, желание увидеть мир и т.д. У меня все предельно просто было. Поскольку, говоря нынешним языком, отношусь к категории «дети войны» и, как многие из моих ровесников, еще не родившись, остался без отца. Отец ушел на фронт в июне 1941 г., я родился в ноябре, т.е. мы с ним разошлись, еще не встретившись.

Жили мы в деревне, в Архангельской области, и уже с 12 лет работал, выполняя посильные поручения матери в домашних делах. Видел, как ей непросто содержать нас, троих детей, а я был, естественно, самый младший. Надо было искать варианты, куда двигаться в перспективе. Этим определяется, что после службы в армии искал вуз, где мог бы учиться без дополнительной помощи. Так и оказался в ЛВИМУ им. адм. С.О. Макарова. Честно признаюсь, что информационный ветерок со стороны Поморья тоже повлиял на выбор вектора движения.

«МВР»: И не было ли разочарования в полученной профессии?

– Нет, никогда. Был после школы соблазн поступить в военное училище, но за 3 года срочной службы эта мысль исчезла.

«МВР»: Как сложилась Ваша работа в ЛВИМУ?

– Первые годы почти типовые – зав. лабораторией вновь созданной кафедры «Судовые котельные установки», ассистент, старший преподаватель. А дальше, как говорят, надо оказаться в нужном месте в нужное время. В 1975 г. в Новороссийске открылось Высшее морское училище, в настоящее время Университет им. Ф.Ф. Ушакова, и часть преподавателей ЛВИМУ была направлена туда. Так, доцент в то время В.А. Шишкин, будучи заместителем декана судомеханического факультета в нашем училище, был приглашен проректором в Новороссийск. Ну а меня «двинули» в деканат. Так административная карьера началась с должности заместителя декана в 1975 г. и закончилась президентом вуза в 2013 г. Хотя и сегодня как заведующий кафедрой тоже в определенной степени административный работник.

«МВР»: Как-то все просто у Вас, а ведь не каждый педагог может вырасти до ректора, да еще и работать им 11 лет.

– Да, сказать обычно можно просто и коротко, но за 50 с лишним лет в Макаровке было много всего. Бывало и сложно порой, но время определяло многое. Работа в деканате замом доцента И.В. Возницкого, а затем и деканом 5 лет была «начальной школой», образно говоря. Честно говоря, не видел себя в перспективе каким-либо начальником, не рвался к власти, а выполнял добросовестно обязанности. Надо сказать, что параллельно преподавал и доцентскую учебную нагрузку выполнял в полном объеме, да еще писал кандидатскую, а позже и докторскую.

Уместно сказать, коллектив на кафедре подобрался хороший, и это мне помогало. Завкафедрой профессор В.И. Енин, доценты Б.С. Карандашов, В.А. Донбик, профессор Н.И. Денисенко с пониманием относились к моим проблемам, их опыт перенимал с большим удовлетворением. Особые слова благодарности могу сказать в адрес Николая Ивановича Денисенко, который для меня стал куратором, консультантом в научной работе.

Во многом обязан ему в защите докторской диссертации, когда получал «подзатыльники», если начинали опускаться руки. И до сегодняшнего дня в морских учебных заведениях «в ходу» наши с ним учебники по котельным установкам.

«МВР»: То, что Вы, будучи деканом, проректором, ректором, президентом еще стали и профессором, доктором наук, весьма похвально, но ведь времена, как Вы сказали, многое определяли. Что можно сказать об этом в жизни легендарной Макаровки?

– Спасибо, что употребили эпитет «легендарная». Это хорошо и очень правильно отражает достойную наследственность. Было действительно другое время, лихие девяностые, как принято характеризовать тот период, заставляли работать почти круглосуточно. Со стороны этого можно и не заметить, а обеспечить функционирование вуза с его разбросанностью по городу, содержать материальную базу, кормить, содержать общежития и снабжать формой курсантов, без срыва выплачивать зарплату сотрудникам не предполагало отдыха даже в выходные дни.

Будучи заместителем начальника академии им. адм. С.О. Макарова, приходилось досконально изучать и отслеживать реализацию учебных планов и программ всех факультетов. В те времена была отработанная схема обратной связи с судоходными компаниями и практически Макаровка не получала «рекламаций». С чувством большого удовлетворения скажу, что мои предшественники профессора А.В. Жерлаков, В.С. Гаврилов, Г.А. Давыдов, А.В. Яловенко создали неплохой авторитет Макаровки в отрасли в целом и системе образования в частности. Ну а на мою долю ректорского стажа пришлась стадия сохранения и дальнейшего развития позитивных наработок, что, как мне кажется, получилось не так уж и плохо.

Сегодня принято говорить о традициях и их развитии, но не всегда тот, кто вещает, вкладывает в эти слова сказанное не мной: «традиции – это не поклонение пеплу, а передача огня». Патетика? Да, но это очень правильная.

Безусловно, надежной опорой были деканы и заведующие кафедрами. Правильным будет назвать наиболее надежных помощников среди этой категории сотрудников. Это Ю.К. Баранов, Р.Г. Захарьян – судоводительский факультет, Т.Н. Неволин, А.А. Ильин – радиотехнический факультет, Ю.П. Антонов – общеинженерный факультет, А.С. Пунда, А.М. Никитин – судомеханический факультет, Ю.К. Тимофеев – электромеханический и В.В. Томсон – арктический факультет.

Если говорить о хозяйственных работах, особые проблемы были связаны с учебным городком в Стрельне. Своя котельная на мазуте – это постоянная головная боль в зимнее время. В бытность моим заместителем по хозработе Сергей Васильевич Неуймин приложил много усилий по переводу котельной на газ. Он даже вкладывал иногда свои деньги из и без того скромной зарплаты. Ректорат в те времена не очень далеко отрывался по уровню зарплаты от основной массы коллектива, а конкретика была видна из принятых тогда зарплатных ведомостей.

Могу привести пример из своей истории. По существовавшему тогда положению, как начальник, имел право на получение 1% дохода от внебюджетной деятельности, но не мог себе этого позволить с позиций этики. Вероятно, скажет кто-нибудь сегодня «ну и дурак». Может, и прав будет. Но так было. Были в обиходе в этом смысле слова и понятия, которые теперь не в моде.

Во всем многообразии проблем особняком стоят содержание и сохранение учебно-береговой базы на о-ве Западный Березовый с ее постройками, малым флотом, электростанцией и, конечно, обеспечение нормального технического состояния в процессе эксплуатации парусника «Мир». Здесь не могу не сказать о тех людях, которые многое делали для выполнения этих сложных задач. На базе о-ва Западный Березовый был исключительно добросовестный и заботливый хозяин Л.Л. Обухов. Семья Крымских постоянно проживала на учебно-береговой   базе, и они были заботливыми хранителями территории. Кстати, глава семейства Павел Иванович Крымский и его супруга Екатерина Григорьевна даже похоронены на этом острове. Это подчеркивает большое уважение к ним.

В вопросах деятельности «Мира» нас поддерживали генеральный директор Российского морского регистра судоходства Николай Алексеевич Решетов, его заместитель Сергей Николаевич Седов и руководитель Морской администрации порта Санкт-Петербург Юрий Георгиевич Погнаев. Лично до сегодняшнего дня искренне благодарен этим людям, о чем уже неоднократно говорил.

Хотя и трудно было, но мы выполняли все, что от нас требовалось. Учебный процесс, практика курсантов обеспечивались в полном объеме. Безусловно, хорошие деловые отношения с предприятиями, пароходствами и мои личные с руководителями различного уровня придавали уверенности в работе.

«МВР»: Упоминая предприятия, какие из них Вы еще назвали бы в этом ряду?

– Это может быть большой список с учетом того, что с одними у нас были деловые договорные отношения – это, конечно, судовладельцы, но есть и такие, где мне посчастливилось быть в обойме их сотрудников. Наиболее характерным может быть Союз российских судовладельцев (СОРОСС). Достаточно долго мне было доверено возглавлять Северо-Западный филиал союза. Руководители СОРОССа, и в частности Михаил Александрович Романовский, Валентин Михайлович Туреев как опытные моряки, хорошо знающие отраслевые тонкости, были всегда на связи, и для меня это было достаточно важно.

Примерно такой же вариант был и с Ассоциацией морских торговых портов, где принимал участие в работе совета директоров. Добрая память у меня сохраняется об администрации ассоциации и прежде всего о главном человеке среди управленцев – Олеге Анатольевиче Терехове. Вообще, с судовладельцами и портовиками всегда было приятно общаться.

В контексте того, что сказано, нельзя не упомянуть и моих коллег в данном направлении – Татьяну Ивановну Чекалову и Владимира Семеновича Зубкова, которые фактически вели всю основную работу. Даже небольшой промежуток времени у нас трудился и капитан порта Михаил Дмитриевич Чарушин после выхода на заслуженный отдых.

Из судоходных компаний, являющихся основными базами практики для курсантов, были, естественно, Балтийское, Мурманское, Северное морские пароходства, Северо-Западное речное пароходство и пароходства Прибалтики. На период моего срока на посту начальника Макаровки приходится и дальнейшее развитие связей с зарубежными судовладельцами.

Это все производственная сторона, но весьма плодотворными были контакты с НИИ и КБ. Научное сотрудничество с ЦНИИМФом, БЦПКБ, ЛЦПКБ, Балтсудопроектом, СКБК, ЦНИДИ и др. во многом способствовало работе аспирантуры и подпитывало кадровый потенциал преподавателей. Будучи председателем одного из диссертационных советов, видел результаты такого содружества и ценил его.

«МВР»: А как были организованы контакты с зарубежными партнерами, если их так можно назвать?

– Да, слово партнеры и здесь подойдет. Например, Норвежская академия судоходства. У нас был долгосрочный договор на совместные образовательные программы. Они были ориентированы преимущественно на береговых специалистов. Реализация таких программ осуществлялась в формате 4-недельных курсов.

Кроме занятий на базе нашего вуза слушатели на две недели выезжали в Норвегию (г. Осло), где посещали многие профильные предприятия. Надо отметить, что это организовывали уже в период становления образовательных услуг, что диктовалось необходимостью формирования внебюджетных средств. Мы, как и вся система вузов, были поставлены в условия выживания. С норвежской стороны с нами очень плодотворно работал ректор Академии судоходства г-н Тор Флэдмарк.

Наш вуз был и остается по сей день членом Международной ассоциации морских университетов (IAMU). Хорошей практикой в нашей деятельности становились недельные занятия с группой слушателей Всемирного морского университета (ВМУ) в Макаровке, а также проведение занятий в ВМУ нашими педагогами (Г.А. Давыдов, М.К. Овсянников и др.).

К дате проведения одной из ежегодных ассамблей в ВМУ (г. Мальмё, Швеция) был приурочен заход парусника «Мир» в этот порт, организовано посещение судна членами ассоциации с целью обсуждения вариантов объединения усилий по практике курсантов. Были и практические шаги в этом направлении.

В частности, группы из 8-10 человек из Морской академии штата Мэн (США) принимали на короткий период на борт, а наши аспиранты (4 человека) проходили магистерскую подготовку (МВА) в США, в Кастине, в Морской академии штата Мэн за счет субсидий с американской стороны. Деловые отношения с обменом преподавателями были и с морскими школами Щецина, Гданьска (Польша), Варнемюнде (Германия), Варна (Болгария) и др.

Кстати, без ложной скромности могу сказать, что было приятно получить диплом почетного профессора Технического университета в Варне.

Развитию деловых связей с зарубежными коллегами способствовала и аккредитация Макаровки в Институте морских инженеров (ИМАРЕСТ) с центральным офисом в Лондоне в 1996 г.

Был интересный проект по созданию филиала ГМА им. адм. С.О. Макарова в Египте (Каир). Проект был поддержан и согласован на уровне посольств, соответствующих министерств, разрабатывали планы и программы на английском языке. Мне даже показывали строящееся здание в Гизе (часть Каира) с видом из окон на знаменитые пирамиды. Египетский сенатор г-н Батран многое сделал, но победить мнение руководства арабской академии во главе с г-ном Мухтаром (Александрия) оказалось невозможно.

Была предложена альтернатива в Судане, но, оценив ситуацию, мы поняли, что и там нет гарантии в успехе. Пришлось отказаться, хотя в Министерстве образования и науки были заинтересованы в создании вузовских филиалов в Восточном регионе. Между прочим, замечу, что в тот период в одной из африканских стран послом нашей страны был выпускник Макаровки В.С. Стариков.

В общем, много было за эти годы событий, где мне посчастливилось представлять систему морского образования России. Нам было чем гордиться, и это по праву оценивалось за рубежом. Уже сказал, что лично участвовал в работе некоторых предприятий, но это не только мои успехи. Это широкое признание деятельности коллектива вуза, следствие большого авторитета Макаровки. Поскольку Вы меня сориентировали говорить о своем участии в жизни «легендарной» Макаровки, то можно привести примеры моего участия и за рубежом на основе макаровского фундамента. Включение, а тем более избрание руководителя вуза в различные управленческие органы компаний и предприятий указывает в большинстве случаев не столько на персональные достижения ректора или начальника, сколько отражает уважение к учебному заведению. Член исполнительного комитета IAMU, национальный представитель в Международном комитете учебных парусных судов (STI), руководитель Представительства института морских инженеров в Санкт-Петербурге, представитель РФ в независимом апелляционном комитете Международной ассоциации классификационных обществ (MAKO) и др. – это и про меня, и в активе Макаровки. В 2020 году в порядке плановой ротации после десятилетнего срока в данном комитете меня заменил президент Национальной палаты судоходства РФ Алексей Юрьевич Клявин, что указывает на высокую значимость этого органа в МАКО.

«МВР»: И все-таки хотелось бы чуть подробнее поговорить о паруснике «Мир», который в период перестройки Вам удавалось поддерживать на плаву в прямом смысле.

– Тут можно говорить очень долго, но главное подчеркну, что мы были не в состоянии обеспечить все статьи расходов за счет весьма скромного бюджетного финансирования. Однако было понятно, что, лишившись четырех учебно-производственных судов типа «Профессор Щеголев», Макаровка будет обречена на серьезные трудности в организации плавательной практики курсантов. Парусник «Мир» становился в этой ситуации центральным звеном и его надо сохранять при всех обстоятельствах.

Еще находясь в управлении Балтийского морского пароходства, «Мир» принимал участие в международных парусных регатах, парусных фестивалях, «зарабатывая» таким образом какие-то средства. Когда после кончины БМП «Мир» перешел в управление к Макаровке и в значительной мере его зарубежные плавания были связаны с Международной ассоциацией парусных судов, видение было одно, что с учетом необходимости выполнения программы практики курсантов факультетов плавательных специальностей, и прежде всего судоводителей, надо дружить с STI.

Здесь эстафету принял у моего предшественника на посту начальника ГМА профессора А.В. Яловенко, который обеспечил неплохой задел. Ежегодные парусные регаты, парусные фестивали привлекали много учебных парусных судов разных классов. Главную скрипку играли суда класса А, среди которых всегда были ожидаемыми «Мир», «Седов», «Крузенштерн».

Справедливости ради надо подчеркнуть, что мы непосредственно коммерческими делами не занимались, их осуществлял зарубежный агент в соответствии с договором, который предписывал ему за счет получаемых средств обеспечивать техническое снабжение, обслуживание судна в портах захода, а иногда и ремонтные работы.

Безусловно, были и такие расходы, когда требовалось серьезное финансирование. Например, смена деревянного настила по всей верхней палубе была сделана за счет спонсорских средств «Совкомфлота». Они сами финансировали, в соответствии с договором и выполнено это было на верфи «Ремонтова» в Польше. Ну и так далее, а главное, сохранили парусник и не пропустили ни одного летнего сезона без практики на «Мире».

Кому перипетии в судьбе «Мира» будут интересны, могу порекомендовать книги профессора Владимира Александровича Логиновского, доцента Николая Владимировича Авербаха и немецкого поклонника парусников Пита Гольдшмидта. А лучше всего поговорить с легендарным капитаном Виктором Николаевичем Антоновым. Если излагать все, что приходилось предпринимать по техническому содержанию судна, комплектованию экипажа, вызволению его из нештатных ситуаций, вплоть до судебных за рубежом, то это будет объемная книга, а не просто интервью.

На парусных регатах в гонках «Мир» почти всегда был призером и часто занимал первые места не только в своем классе, но и среди всех участников. Парусник и сейчас в фаворе, если можно так сказать. Идет подготовка к кругосветке, но здесь больше заботы уже у Росморпорта, в чьем управлении он находится в данный момент.

«МВР»: Да, событий важных и значимых было действительно много, но хотелось бы услышать Вашу оценку системы подготовки моряков в настоящий период.

– Многое из того, что сегодня мы имеем, берет начало в предыдущий период. Следует напомнить о заблуждениях вокруг ликвидации отраслевых вузов, т.е. шли дебаты о передаче их в Минобрнауки. Удалось доказать, что это нецелесообразно.

Однако в данный период ожидаемого участия со стороны потребителей кадров в системе подготовки, на которое мы рассчитывали, доказывая преимущества ведомственной подчиненности, не наблюдается. Беда в том, что большинство судоходных компаний практически сократили кадровые службы и их заменили круингом. Ну а это уже их бизнес прежде всего, что и понятно.

Маленький пример с большой неопределенностью. В былые времена существовали планы развития и в том числе просчитывались потребности в кадрах по отрасли. Теперь этот процесс в значительной степени хаотичен и выпускники испытывают серьезные затруднения в части трудоустройства. К счастью, большинство идет работать по специальности, что сопряжено с поисками, временными и финансовыми потерями.

Многократно критикуемые реформы в системе образования не приводят к тому, что декларируется их авторами. Хочу напомнить, что Д.А. Медведев, будучи президентом страны, заявлял, что разрекламированная «Болонская система» себя не оправдала. Учебные планы, федеральные образовательные стандарты постоянно кому-то мешают жить спокойно. Все что-то меняют, и в большинстве своем изменения заключаются в формах представления документов. Если ФГОС 3-го поколения корректируют, то просто ставят рядом плюсики. Игра в совершенствование и не более того.

На вопрос «А как же качество?» ответа однозначного нет. Не хотел бы быть злым пророком, тем не менее из моего многолетнего опыта работы в системе высшего образования не просматривается ожидаемая перспектива. Корректировкой образовательных траекторий занимаются отчасти люди, не очень переживающие за будущее страны.

Есть и очень серьезная проблема, если не сказать беда. Это кадровое обеспечение преподавательским составом. Тут я не одинок, надеюсь, в оценке ситуации и называемые в средствах массовой информации уровни заработной платы в среднем по вузу – это в определенной степени лукавство. Нет молодежи, нет перспективы в кадровом потенциале. Но это очень серьезная, дискутабельная и многогранная тема с несколькими составляющими. Да, это и наша вина. Старшее поколение уходит, среднего возрастного звена педагогов в общем составе маловато, а у молодых запросы – «много и сейчас». И ведь критиковать их за это нельзя. Им надо жить, создавать семью, воспитывать детей, а это не менее важная задача для государства.

Иногда задают вопрос – какая в настоящее время молодежь? Скажу свою точку зрения, в целом положительную. Тем не менее есть очень заметный фактор, который можно назвать «синдромом отложенного взросления».

Много разговоров о патриотизме, о необходимости воспитания этого чувства у молодежи, но патриотизм ведь не вырастить на обедненной почве.

Ситуацию с кадрами не сегодня стало лихорадить. На примере нашей кафедры могу сказать, что в смутные времена 90-х и начала 2000-х годов аспиранты активно покидали науку. У нас единовременно ушли в бизнес или в плавсостав 5 человек сотрудников в возрасте 20-30 лет. Семью надо кормить, а научная работа перестала быть доходной статьей. Наука может развиваться в научной среде, а как ее сохранить?

С изменением форм собственности предприятия потеряли интерес к этой составляющей экономического развития. По прошествии времени преподаватели пытаются что-то делать в этом направлении, но найти заказчика на научные разработки прикладного характера очень сложно. Конкурсы, объявляемые руководящими ведомствами, выигрывают преимущественно частные предприятия. О причинах можно лишь догадываться.

Да, есть примеры неплохих хоздоговорных работ, но это кому как повезет. Не у всех получается оказаться занесенным в струю финансируемых событий.

Справедливости ради надо бы и здесь самим посыпать голову пеплом. Никто не запрещает нам от госбюджетных НИР перерасти в хоздоговор, но работы должны быть востребованы. Помню, как один из судовладельцев ответил, что он готов дать денег на науку, если в итоге покажете, где взять грузовую базу.

Знаю о законах на проведение конкурсных процедур, но смею высказать свое мнение из области «хотелось бы». Нам следовало бы получить поддержку от верхнего уровня системы управления на выполнение заказов отрасли целевым образом, что должно отражаться в условиях конкурсов, если уж без них не обойтись. Не без надежды на положительный результат может быть работа с акционерами отраслевых предприятий.

Резюмируя сказанное о текущем, справедливо подчеркнуть, что все же «свет в конце туннеля» виден. Насколько мы информированы, финансирование вуза улучшается и не все потеряно. Помогают, конечно, и спонсоры. У нас на кафедре за последние годы издано 5 учебников с субсидированием от «Совкомфлота», 4 преподавателя прошли стажировку на новых танкерах и 3 человека на современных газовозах.

Делают свое благое дело и стимулирующие надбавки к заработной плате в части активизации работы ППС и привлечения в состав преподавателей производственников.

Обнадеживает растущий в последнее время уровень ЕГЭ абитуриентов, хотя пока это больше надежды на перспективу, если коррелировать с успеваемостью курсантов. Вот так, пожалуй, можно и закончить субъективное суждение о текучке.

Ну а в заключение хотел бы поблагодарить газету «Морские вести России» за внимание, поздравить коллектив редакции с весьма значимым днем – 25-летием со дня создания. Начиная с 1996 г. практически постоянно имею возможность читать ее. Удачи и сохранения заинтересованной читательской аудитории!

«МВР»: Спасибо и Вам, еще раз с юбилеем и доброго здоровья.

Морские вести России №16 (2021)

ПАО СКФ
Газпромбанк
Конференция: «SMART PORT: ЭФФЕКТИВНОСТЬ, БЕЗОПАСНОСТЬ, ЭКОЛОГИЧНОСТЬ»
Mordraga
Camco
6MX
Вакансии в издательстве
Журнал Транспортное дело России