Тревожность как фактор аварийности - Морские вести России

Тревожность как фактор аварийности

26.02.2018

Безопасность мореплавания

Тревожность как фактор аварийности

В рассказе «Человек в футляре» А. Чехов так характеризует своего героя Беликова: «Он был замечателен тем, что всегда, даже в очень хорошую погоду, выходил в калошах и с зонтиком и непременно в теплом пальто на вате. И зонтик у него был в чехле, и часы в чехле из серой замши, и когда вынимал перочинный нож, чтобы очинить карандаш, то и нож у него был в чехольчике; и лицо, казалось, тоже было в чехле, так как он все время прятал его в поднятый воротник. Он носил темные очки, фуфайку, уши закладывал ватой, и когда садился на извозчика, то приказывал поднимать верх. Одним словом, у этого человека наблюдалось постоянное и непреодолимое стремление окружить себя оболочкой, создать себе, так сказать, футляр, который уединил бы его, защитил бы от внешних влияний. Действительность раздражала его, пугала, держала в постоянной тревоге, и, быть может, для того, чтобы оправдать эту свою робость, свое отвращение к настоящему, он всегда хвалил прошлое и то, чего никогда не было; и древние языки, которые он преподавал, были для него, в сущности, те же калоши и зонтик, куда он прятался от действительной жизни».

Николай Григорьев, профессор кафедры технических средств навигации ГУМРФ им. адм. С.О. Макарова

Алексей Двинин, руководитель проекта «Консультативная психология» ЦРО ОУ ВО «СПбИВЭСЭП»

Михаил Наконечный, капитан

Нужен комплексный подход

Увидев свою потенциальную невесту, катающуюся на велосипеде, Беликов пришел в столь сильное волнение, что через месяц умер. Чехов в гротескной форме диагностировал личностную и реактивную тревожность человека.

Понимая и признавая роль и влияние человеческого фактора на уровень аварийности, все тем не менее обходят вопрос психофизиологического отбора абитуриентов и его дальнейшего мониторинга в процессе работы на флоте.

Между тем многолетний опыт психофизиологического отбора, например, в промышленности и армии США позволяет констатировать снижение аварийности по вине персонала на 40-70%, снижение отчислений из учебных заведений с 30-40% до 5-8%. При этом снижение затрат на подготовку специалистов составило 30-40%, а повышение надежности систем управления– 10-25%. Цифры впечатляют!

Вопрос снижения аварийности на морском флоте, как и на транспорте вообще, продолжает оставаться актуальным. Усилия, направленные на снижение аварийности, носят многовекторный характер. Кардинальное решение некоторые специалисты усматривают в проектировании и вводе в эксплуатацию судов-автоматов, где экипаж не предусмотрен вовсе.

Перспектива, конечно же, заманчивая, тем более что достигнутый уровень современного состояния автоматизации судовождения находится на высоком уровне. Но возникает вопрос– как это будет выглядеть на первом этапе внедрения тотальной автоматизации? Естественно полагать, что все суда не могут быть одновременно заменены на суда-автоматы. Более того, появление судов-автоматов– это далекая перспектива, а что касается судов-автоматов в рыболовном и военно-морском флотах, то это уже из области фантастики. Сегодня человек с человеком не могут решить проблему расхождения, а уж «человеку» и «автомату» в ситуации неопределенности и вовсе будет сложно согласовывать свои действия.

В связи с этим для выделения судов-автоматов потребуются изменения в МППСС. Ведь судам с экипажем на борту придется не просто расходиться с судном-автоматом, а буквально от него шарахаться. Все это добавит нервозности при возникновении ситуации, связанной с необходимостью расхождения.

Если проанализировать современную документацию по вопросам безопасности судоходства, то на это потребуется много времени и усилий, а в итоге родится новый документ, еще более сложный для восприятия. Так, например, появилась Конвенция ПДНВ, в которую уже неоднократно вносили поправки.

Получается, как у испанского баснописца Томаса де Ириарта, который писал:

Для твоего, голубчик, исцеленья
От хворости, не знаю сам какой,
Не знаю как, свари себе настой.
Бог весть, какие тут нужны коренья,
А может быть, полынь иль череда?
Не знаю, доля их нужна какая.
По скольку раз, не знаю, принимая,
Излечишься, не ведаю, когда.

Для исцеления хворости «аварийность» сегодня требуется знать сильные и слабые стороны человека вообще и, как следствие, проектировать на них психофизиологические параметры конкретного человека, который принимает решения. Что особенно актуально применительно к ситуациям неопределенности. Ведь, в конечном счете, именно неопределенность ведет к аварийности.

Прежде всего, требуется проводить исследования тех проблем человеческого фактора, которые ведут к принятию неадекватных решений.

Конечно же, вопросами человеческого фактора нужно заниматься комплексно. Только анализ синтезированных данных способен принести результат, вычленить проблему и всесторонне ее исследовать.

Психологические аспекты влияния человеческого фактора на аварийность на морском флоте не изучены, а вот результаты анализа авиационных происшествий, связанных с человеческим фактором, за период 1990-1994 гг. показали, что в 31% случаев авиационные происшествия прямо связаны с недостаточной психоэмоциональной устойчивостью экипажей.

Тревожность вне контроля

Человеческий фактор– это функция множества переменных, среди которых есть и такой, как, например, тревожность.

В психологии под тревожностью понимают одновременно два психоэмоциональных состояния, обусловленных личностной и реактивной тревожностью.

Личностная тревожность характеризует устойчивую склонность человека воспринимать окружающий мир настороженно, повышенно напряженно, озабоченно, подозрительно. Как низкий, так и высокий уровень личностной тревожности способствует проявлению неадекватных реакций на ситуацию (например, при расхождении судов). Очень высокая личностная тревожность положительно коррелирует с наличием невротического конфликта с эмоциональными и невротическими срывами и с психосоматическими заболеваниями.

Рис. 1. Этапы и кризисы профессионального становления по Г. Шихи

Реактивная тревожность характеризует психическое состояние повышенного напряжения, обусловленного конкретной ситуацией, в которую вовлечен субъект. Например, ситуация сдачи сложного экзамена. Высокий уровень реактивной тревожности способствует ухудшению параметров оперативной памяти, внимания, сообразительности.

Реактивная тревожность формируется на фундаменте личностной тревожности. Реактивная тревожность, дополняя личностную тревожность, формирует базу, на которой человек принимает решение.

Однако воспринимать тревожность как отрицательное качество было бы неправильно. Определенный, средний уровень тревожности– естественная и обязательная особенность активной личности.

Проведенные тесты по определению психофизиологических показателей среди 199 абитуриентов в лаборатории профессиональной психологической подготовки в Морском колледже Санкт-Петербурга (ныне входит в состав ГУМРФ им. адм. С.О. Макарова) в 2006 году показали, что личностная тревожность выше нормы у 31% абитуриентов, а реактивная тревожность выше нормы у 40%.

В 2016-2017 гг. тестирование проводилось среди слушателей курсов повышения квалификации в ГУМРФ им. адм. С.О. Макарова. При тестировании использована шкала тревожности State-Trait Anxiety Inventory Ч.Д. Спилбергера (русскоязычная адаптация Ю. Ханина) из книги А. Двинина, И. Романченко «Психодиагностика. Образование. Кадровый менеджмент».

Полагая, что тревожность– явление еще и возрастное, привязка сделана к шкале, предложенной Г. Шихи– «Этапы и кризисы профессионального становления».

На основании тестирования получены результаты, которые представлены в таблице. Уровни тревожности подразделяются на низкий, средний, повышенный и высокий. В тестировании принимали участие курсанты IV курса судоводительского факультета, возрастная группа от 18-22 лет, в остальных возрастных группах участие принимали капитаны, старшие помощники капитана, вторые помощники и вахтенные помощники капитана– возраст от 23 до 67 лет. Общее число участвующих в тестировании– 122 человека.

Таблица. Уровни реактивной и личностной тревожности среди судоводителей с учетом этапов и кризисов профессионального становления по Г. Шихи

На диаграмме представлена итоговая картина состояния тревожности, которую можно считать достаточно объективной. Продолжение исследований вряд ли внесет существенные коррективы в общую картину.

Как видно из анализа диаграммы, средний уровень (норма) личностной тревожности присущ 61,7%, а реактивный уровень тревожности– 50,8%. Как гласит закон Йеркса– Додсона, наибольшая эффективность поведения свойственна оптимальному (среднему) уровню тревожности.

Повышенный и высокий уровень личностной тревожности присущ 43,3% опрошенных, а повышенный и высокий уровень реактивной тревожности– 10%.

Повышенный и высокий уровни личностной и тем более реактивной тревожности могут привести в состояние паники или даже страха.

Низкий уровень личностной тревожности присущ 28,4% опрошенных, а низкий уровень реактивной тревожности– 5,8%.

При самых низких уровнях личностной и особенно реактивной тревожности мотивация, побуждающая к действию, неэффективна.

Рис. 2. Уровни реактивной и личностной тревожности

Таким образом, такой важный показатель, как тревожность, находится вне контроля, и, следовательно, говорить о высоком уровне безопасности мореплавания нельзя.

В вопросах безопасности нет обходных путей

По данным страховой компании P&I Club UK, по вине вахтенного помощника происходит 25% аварий, а по вине вахтенного механика– 2%.

Столь существенная разница объясняется высокой динамикой изменения ситуации, которую должен обрабатывать вахтенный помощник.

В связи с вышесказанным документ по определению риска «MSC-MEPC.2/Circ.12 Пересмотренный циркуляр по формализованной оценке безопасности» и его формула R=FS (риск– комбинация частоты и тяжести последствий происшествия) явно неэффективны.

Лауреат Нобелевской премии Герман Гессе писал: «Если бы у нас была наука, обладающая достаточным мужеством и достаточным чувством ответственности, чтобы заниматься человеком, а не просто механизмами жизненных процессов». Понимая значимость последствий аварий на морском флоте для экологии, «не заниматься человеком» – преступно.

Нецелесообразно выискивать обходные пути в вопросах безопасности мореплавания. Следует признавать очевидные факты. Среди которых сокращение экипажей судов– действие неоправданное, тем более сокращение должностей, обеспечивающих безопасность мореплавания напрямую. Состав ходовой вахты и должностные обязанности судоводителей должны быть пересмотрены с целью минимизации рисков. Тогда не потребуется «изобретать» формулы, в которых человека как такого нет вовсе.

А пока что, как метко подметил Генри Торо: «На тысячу обрубающих листья зла приходится один, обрубающий корни». Это выражение можно в полной мере применить к вопросам аварийности на морском флоте. Разбор всякой крупной аварии заканчивается очередным требованием– усилить контроль. Появляются все новые и новые документы, которые плодят ИМО, классификационные общества, судоходные компании. Оно и правильно: «как бы чего не вышло!»

Морской флот №2 (2017)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России

02.09.2020

Безопасность мореплавания

31.08.2020

Безопасность мореплавания