Зерно осталось в закромах - Морские вести России

Зерно осталось в закромах

20.10.2010

Грузовая база

Зерно осталось в закромах

Летняя засуха негативно повлияла на зерновой рынок России. Цена на зерно на внутреннем рынке безудержно росла, прогнозы на урожай неотвратимо снижались. С 15 августа Правительство РФ ввело запрет на экспорт зерна, в том числе по ранее заключенным контрактам, сроком до конца 2010 года; 25 октября он был продлен до 1 июля 2011-го.

Запрет на экспорт зерновых, впервые введенный за послереформенный период, остановил рост цен на внутреннем рынке, правда, выстроив при этом в очередь к морским терминалам зернотрейдеров, стремившихся до начала действия запрета погрузить максимум экспортной продукции на суда. А на мировом рынке это решение российского правительства вызвало резкий скачок цен и перераспределение спроса. В результате Россия с четвертой позиции крупнейших мировых экспортеров зерна опустилась вниз по списку. Кто выиграл, а кто проиграл от такого решения?

Ольга Гольдберг

Еще в середине июня текущего года российские земледельцы и чиновники, ответственные за сельское хозяйство, жили по благоприятному майскому прогнозу Минсельхоза России на урожай зерновых в 2010 году – 97 млн тонн. Мировые эксперты рассуждали о возможном превышении производства пшеницы и кукурузы над потреблением и ожидали значительного снижения цен с началом массового поступления нового урожая на мировой рынок. Для США предсказывалась стагнация вывоза пшеницы, а для России, наоборот – всплеск и выход на позицию крупнейшего мирового экспортера пшеницы.

Но в июле на центральные и южные районы нашей страны обрушилось стихийное бедствие в виде установившейся небывалой и продолжительной жары. С полей стали поступать вести, что будущий урожай горит на корню. Закупочные цены на пшеницу уверенно поползли вверх: каждую неделю она дорожала на 10%, хотя обычно в начале уборки урожая, дешевеет на 5-15%. Прогнозы на урожай стали корректироваться в сторону уменьшения. Минсельхоз, например, снизил свой прогноз меньше чем до 85 млн тонн зерновых.

Однако совсем скоро стало понятно, что урожай будет еще меньше. В итоге с сожженных солнцем российских полей собрано только 60 млн тонн зерновых, причем в Центрально-Черноземном районе и Поволжье уборка завершилась, практически не начавшись, так как убирать, в общем-то, было нечего.

На мировом рынке сразу же ударными темпами и по растущим ценам начинают заключаться контракты на поставки зерна в ожидании спада российского экспорта и угрозы его запрета. Тем временем, госкорпорация «Объединенная зерновая компания» (ОЗК), созданная в том числе для увеличения экспортного зернового потенциала РФ, заявила о сокращении коммерческих поставок пшеницы иностранным партнерам до выяснения положения – хватит ли зерна для внутренних потребностей страны.

А затем 5 августа российское правительство объявило не что иное, как полный запрет с 15 августа вывоза зерновых из России (в октябре запрет был продлен до 1 июля 2011 года). В 10-дневный период до объявленного запрета многие экспортеры, в том числе и ОЗК, постарались вывезти максимальное количество зерна. В итоге с 1 по 14 августа только через Новороссийский порт было экспортировано 558 тыс. тонн зерна, на 150 тыс. тонн больше, чем за соответствующие две недели в прошлом году.

 

Свято место пусто не бывает

Напуганные запретом России на поставки зерна, страны-импортеры стали контрактовать зерновые про запас, породив на мировом рынке панику и небывалый взлет цен. По августовским данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, мировые цены на пшеницу с июня 2010 года увеличились на 50% и были признаны самыми высокими за последние два года. При этом эксперты отмечали, что рост цен произошел в отсутствии роста реального спроса.

Действительно, к середине сентября выяснилось, что зерно в мире есть, и голод никому не грозит, несмотря на то, что Россия временно выбыла из рядов экспортеров, освободив место для США, Канады, Австралии и стран Европы, спрос на продукцию которых заметно поднялся.

В результате Евросоюз решил продать 3 млн тонн зерна из своих резервов под предлогом предотвращения дальнейшего роста мировых цен на зерновые культуры.

США в этом сельскохозяйственном сезоне (2010–2011 гг.) ожидают рекордный за последние 20 лет урожай зерновых, и, скорее всего, американским фермерам будет что поставить традиционные для России рынки, заместив ее продукцию. Так, контракты с Египтом, который раньше покупал зерно у России, подписали американские и французские трейдеры. Центр «СовЭкон» сообщил 26 августа, что «после закрытия Россией экспорта Египет уже законтрактовал 900 тыс. тонн французской пшеницы», и будет продолжать контрактовать минимум до июля 2011.

Канада и Австралия тоже с хорошим урожаем, и вместе с США они готовы предложить к продаже на мировом рынке российские объемы в размере примерно 20 млн тонн.

Перед российскими же земледельцами встала дилемма: продавать собранный урожай сейчас или подождать, когда цены на внутреннем рынке повысятся? По словам заместителя директора Департамента внешних связей Российского зернового союза Александра Рабского, запрет на экспорт зерновых остановил рост цен на внутреннем рынке. Стоимость 1 тонны мукомольного зерна в конце сентября установилась на уровне 5,5 тыс. рублей (в прошлом году, по данным Российского зернового союза (РЗС), 1 тонна стоила 3–3,5 тыс. рублей).

Но к середине октября 5,5 тыс. рублей просили уже за фуражное (кормовое) зерно! Цены почти сравнялись с мировыми!

Вместе с тем, по данным того же РЗС, по текущим ценам продают зерно те хозяйства, которым надо погашать кредиты и отдавать долги. У кого же нет срочных трат – придерживают зерно и выжидают в надежде на дальнейшее повышение его закупочной цены и снятие запрета на экспорт.

Для российских зернотрейдеров и экспортеров создавшаяся угроза неисполнения своих обязательств по международным контрактам была снята правительственным запретом на вывоз зерновых, классифицирующимся с юридической точки зрения как форс-мажор. И можно предположить, что самые крупные игроки уже в середине августа с облегчением «потирали руки»…

 

Считаем по зернышку

Россия ежегодно потребляет 77–78 млн тонн зерновых. В этом году в стране собрано всего лишь 60 млн тонн. С прошлого года в государственном фонде осталось, согласно последней оценке Росстата, 26 млн тонн (так называемый переходящий запас). Этот объем вместе с нынешним урожаем, по словам Министра сельского хозяйства РФ Елены Скрынник, позволяет удовлетворить внутренние потребности за счет собственного зерна и не импортировать его.

В РЗС считают, что переходящие запасы должны составлять порядка 10–12 млн тонн, 26 млн – это очень много: если бы не засушливое лето, запасы России в этом году составили бы огромный объем, что привело бы к значительному падению цены на зерно на внутреннем рынке. Такая ситуация, кстати, наблюдалось в прошлом году на фоне хорошего урожая. Нередко аграрии жаловались, что приходится отдавать свой продукт по себестоимости, а то и ниже. Но в этом году некоторым вообще нечего было собирать со своих полей.

Впрочем, не все согласны с озвученными государственными ведомствами цифрами. Например, исполнительный директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов указывает на некорректность подсчетов, произведенных Минсельхозом, где считали вес зерна до обработки и брали в расчет запасы малых предприятий, которые обычно не учитываются Росстатом, и приводит другие данные. Переходящие запасы он оценивает в 20,2 млн тонн, итого зерна в текущем сезоне в России около 80 млн тонн. Так что же, России все-таки придется импортировать зерно в этом году, и в последующие годы она из крупного экспортера превратиться в импортера зерновых?

Чиновники в один голос говорят, что зерна хватит, хотя и расходятся в оценке запасов, а эксперты подсчитывают, сколько придется импортировать (по некоторым оценкам – около 6 млн тонн). По сведениям, полученным от зернозакупающих предприятий, нехватки зерна на внутреннем рынке пока нет. В ОАО «Русгрэйн Холдинг» ответили, что не испытывают дефицита зерновых ни на Юге страны, ни в Сибири.

Общую ситуацию могут улучшить товарные интервенции – государственный механизм регулирования рынка продовольствия. Когда цены на внутреннем рынке, например, на то же зерно, слишком высоки – фонд интервенций «распечатывают» и делают вливания на рынок, чтобы снизить цены. И, наоборот, в случае низких цен – фонд закупает продукцию у производителей, чтобы поддержать их.

Минсельхоз России 21 июля объявил о начале товарных интервенций на рынке зерна для пострадавших от засухи регионов с 4 августа 2010 года. Причем на мировом рынке столь ранее начало интервенций было уже расценено как сигнал к возможному ограничению экспорта зерновых.

Российские регионы составили заявки, указывая, в каком количестве фуражного зерна они нуждаются. При этом некоторые губернаторы, руководствуясь принципом «дают – бери», завышали реальную потребность. В сумме получилось 7,4 млн тонн; даже половины этого не было в тот момент в интервенционном фонде. Поэтому государственные торги в указанный срок не начались.

Минсельхоз решил разобраться – кто же нуждается больше всех. Обещали проводить торги не по принципу аукциона, а методом квотирования в зависимости от потребностей регионов. Как на самом деле они будут проходить, пока неясно. Последнее решение правительства – начать продажи государством зерна из его запасов не раньше 1 марта 2011 года.

Была, видимо, и другая причина откладывания государственных торгов на неопределенное время. Безотносительно интервенций ее озвучил президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский: на растущем рынке зерно продавать не выгодно. Неужели государство, как частники, придерживает зерно в ожидании еще большего роста цен?

Показательно, что интервенционный фонд становится в понимании чиновников уже не финансовым или регулирующим инструментом. Первый вице-премьер Виктор Зубков, обращаясь к аграриям, использует его в воспитательных целях: «Включим механизм интервенционного фонда – потеряют те, кто удерживал зерно».

Возможно, перенос сроков связан и с неудовлетворительным состоянием самого фонда. Отмечены случаи преднамеренного банкротства компаний, ответственных за хранение государственного зерна. ОЗК сообщила уже о восьми предприятиях и обратилось с просьбой в МВД и ФСБ России за помощью в обеспечении сохранности запасов интервенционного фонда.

 

По кому ударил запрет

Начиная с 2000 года Россия активно вывозит зерно за границу, в основном в страны Ближнего Востока, в Северную Африку и Азию. Объемы экспорта с того времени постоянно росли. В сельскохозяйственном сезоне с июля 2000 по июль 2001 года было экспортировано 700 тыс. тонн пшеницы и 570 тыс. тонн ячменя. В следующем сельхозгоду Россия уже заняла седьмое место в мире, продав на экспорт 3,128 млн тонн пшеницы и 2,784 млн тонн ячменя. В сезоне 2002 – 2003 годов за рубеж было продано 17 млн тонн зерна, в прошлом году (июль 2009 – июль 2010) – 21,4 млн тонн. В этом зерновом году экспорт прогнозировался на уровне 19 – 21 млн тонн.

Поскольку для экспорта зерна главным образом используется морской транспорт, последние несколько лет очень многое было сделано для того, чтобы улучшить, а часто создать с нуля необходимую для обеспечения экспортных поставок инфраструктуру в портах: модернизировать существующие зерновые терминалы, построить новые, современные, реконструировать и проложить новые железнодорожные и автомобильные подъездные пути к портам.

Сегодня экспортные возможности российских портов по перевалке зерна таковы, что они могут перерабатывать порядка 30 млн тонн зерновых в год. Основные мощности расположены в европейской части РФ. Крупнейшими портами по перевалке зерновых грузов являются Новороссийск и Туапсе.

Ориентируясь на динамику роста экспорта зерна за прошлые годы, многие стивидорные компании сделали ставку на увеличение собственных зерновых мощностей. В середине 2000-х Новороссийский морской торговый порт (НМТП) модернизировал имеющийся зерновой терминал, увеличив его мощность до 2 млн тонн зерна в год. В мае 2008 года в НМТП заработал сданный в эксплуатацию новый зерновой терминал (НЗТ) мощностью 4 млн тонн в год с элеватором для накопления судовых партий зерна общей вместимостью силосов 120 тыс. тонн. Вместе с тем НМТП может перегружать зерно и по прямому варианту (вагон – борт судна).

В конце 2009 года Туапсинский морской торговый порт (ТМТП) ввел в эксплуатацию новый зерновой терминал (ТЗТ) мощностью 2,4 млн тонн зерна в год с элеватором на 102 тыс. тонн.

На Дальнем Востоке пока только Владивостокский морской торговый порт (ВМТП) может переваливать ежегодно до 1 млн тонн зерна по прямому варианту. А в конце 2011 года в ВМТП планируют начать строительство специализированного зернового комплекса мощностью 3 млн тонн в год.

В Приморском крае предполагается возведение еще двух терминалов для перевалки зерна в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР): в порту Восточный и на территории Хасанского района.

Перечисленным действующим и другим мощностям придется простаивать до отмены запрета на экспорт зерновых, если их собственники каким-то образом не диверсифицируют потери. Пока же эта тема очень болезненна для российских стивидоров, хотя они и предпринимают действия для снижения потерь, заключая договоры на перевалку транзитных зерновых грузов.

Так, активные переговоры с крупнейшими участниками зернового рынка о привлечении транзитных объемов зерна из Казахстана и других стран ведут НМТП и ТМТП. На данный момент, например, ТМТП в рамках уже действующих договоров подтвердил завоз транзитных зерновых грузов в октябре и ноябре с последующей их отгрузкой на морские суда.

Однако говорить о полной компенсации потерь стивидоров от простоя зерновых мощностей не приходится.

 

Вышли из-под удара…

Мнения по решению запретить вывоз зерновых у экспертов рынка и специалистов отрасли разделились на противоположные. Сторонники запрета говорили, что временное ограничение экспорта позволит избежать дефицита зерна на внутреннем рынке и вызовет краткосрочное снижение цен в РФ. Резкий же скачок мировых цен на зерно так же рассматривался как положительный фактор, который даст возможность России вскоре вернуться на мировой рынок даже на более благоприятных условиях.

Критики запрета указывали на возможность его отрицательного влияния на экономическое состояние экспортеров и зернотрейдеров, а также на дальнейшие экспортные возможности РФ. Кроме того, ими высказывались опасения, что зерно может быть дешево скуплено трейдерами у фермеров и сельхозпроизводителей, а потом, после отмены запрета, дорого продано за границей, и что это зерно на внутренний рынок все равно не попадет, а его дефицит государству придется восполнять импортным продуктом.

Генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько считает, что решение правительства об ограничении экспорта российского зерна было правильным. Но полный запрет на его вывоз предложили сами экспортеры. «Инициатором введения ограничений на экспорт зерна явилось федеральное правительство после того, как из нескольких источников были получены близкие по цифрам реалистичные оценки прогноза валового сбора зерна, – сообщил Д.Рылько «Интерфаксу», – а экспортеры просто вовремя сориентировались и предложили правительству наименее болезненную форму ограничения – полный запрет экспорта». При этом г-н Рылько, очевидно, имел в виду, что эта форма наименее болезненна для самих крупных экспортеров.

Одной из первых компаний, которая «вовремя сориентировалась» и попросила ввести запрет на экспорт зерновых, поскольку поставщикам грозила потеря финансов и репутации из-за невозможности выполнить обязательства по заключенным контрактам, была Международная зерновая компания («дочка» холдинга Glencore, связанного с «Русалом» и другим крупным российским бизнесом).

В качестве другого подтверждения того, что правительственное решение о запрете пролоббировали крупные зернотрейдеры, в СМИ приводился такой факт, что не была использована иная возможность: ограничиться более мягкими мерами, а именно – введением заградительных пошлин на экспорт. Трейдеры настаивали именно на полном запрете как форс-мажоре, освобождающем от исполнения обязательств по невыгодным контрактам, а помимо этого, по их мнению, принятие заградительных пошлин потребовало бы длительных согласований с Таможенным союзом.

Так или иначе, но был принят запрет. Как сказала директор ООО «Амурзерно» Людмила Кузнецова, ее компании это «позволило прекратить дальнейшее действие заключенного контракта, ставшего убыточным через 15 дней после заключения из-за роста внутренних цен на зерно и неурожая в текущем сезоне».

Хотя надо упомянуть и о других случаях, когда некоторым зернотрейдерам, дабы выполнить свои контрактные обязательства перед партнерами, пришлось закупать зерно в третьих странах. Так, хотя и себе в ущерб, им удалось не сорвать поставки и сохранить репутацию.

Пока основной массе зернотрейдеров все же приходится несладко – запрет на экспорт повлиял в том числе и на их финансовые потоки. Так, крупнейший агрохолдинг «Разгуляй» за банковские долги передает свои активы ОЗК – речь идет об имуществе (35 компаний, в основном элеваторы) общей стоимостью 19,3 млрд рублей.

Как рассказали в РЗС, крупные зернотрейдеры кроме всего сокращают штаты, а свои мощности предлагают для хранения зерна фермерам…

 

Что дальше?

Формально правительственный запрет экспорта объяснялся необходимостью стабилизации ситуации в стране, обеспечения запаса зерна до будущего урожая и недопущения роста цен на продовольствие (никакие меры не остановили повышение стоимости продуктов питания в торговых сетях).

Проблем с продовольственным зерном российское правительство, скорее всего, не допустит, ведь всегда остается возможность его импортировать, купив за границей.

Возможно, придется импортировать и фуражное зерно, потому что его тоже мало, к тому же оно дорожает. В ближайшее время эксперты прогнозируют массовый забой скота из-за отсутствия фуража (корма для скота), что повлечет сначала снижение цен на мясо (на рынке его будет много), а затем, когда кончатся запасы – неизбежный взлет, и необходимость закупок импортной мясной продукции.

27 октября текущего года на правительственном уровне было подписано соглашение с Украиной о поставке в Россию 2 млн тонн фуражного зерна. Очевидно, это «первая ласточка» предстоящего «импортного» года в плане продовольственной политики.

Эксперты прогнозируют, что и следующий сельхозсезон не будет отличаться высоким урожаем опять-таки из-за произошедшей засухи и вызванных ею сложностей с севом озимых.

Российское правительство показывает, что оно прилагает максимальные усилия для борьбы с последствиями засухи и неурожая. Оно открыло государственную казну для тех сельхозпроизводителей, чьи посевные площади не дали урожая: им выделено 10 млрд рублей субсидий на покрытие прямого ущерба и 25 млрд рублей в виде трехлетних льготных бюджетных кредитов; еще 2 млрд рублей направлено на субсидирование исключительных льготных тарифов на перевозку зерна в пострадавшие регионы.

Однако очевидно и то, что какие бы еще катаклизмы в стране ни произошли в будущем сельхозгоду, первым и в нужном объеме будет поддержан самый крупный бизнес. А дальше – как Бог пошлет…

 

Морские порты №8 (2010)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России