Черная металлургия в тисках демпинга и снижения спроса - Морские вести России

Черная металлургия в тисках демпинга и снижения спроса

29.02.2016

Грузовая база

Черная металлургия в тисках демпинга и снижения спроса

Сегодня развитие российской черной металлургии оказалось в буквальном смысле зажато между снижением спроса со стороны отечественного и мирового (прежде всего китайского) рынка и глобальным снижением цен на продукцию отрасли, что уже отрицательно отразилось на темпах роста производства и экспорта российской продукции.

В ближайшие 2-3 года производство черных металлов в России, скорее всего, будет медленно расти, а экспорт останется на уровне 2014 года. Основной потенциал роста отрасли связан с развитием внутреннего рынка за счет реализации масштабных инфраструктурных проектов, тогда как развивать экспорт в условиях переизбытка продукции, снижения цен и роста конкуренции на мировом рынке российским металлургам будет гораздо сложнее.

Татьяна Дмитриева

 

Производство: пока еще рост

Сегодня черная металлургия – одна из немногих отраслей российской промышленности, где пока не наблюдается существенного падения физических показателей из-за кризисных явлений. Если в период 2008-2009 годов производство основных видов продукции отрасли (чугуна, стали и проката) падало на 15-20%, то в 2012-2013 годах произошло лишь незначительное, на 2-4%, снижение  их выпуска, которое в 2014 году вновь сменилось 3,5%-ным ростом (рис. 1).

 

Рис. 1. Динамика производства основных видов продукции черной металлургии в России, 2007-2014 гг. (млн тонн)

 

Источник: Росстат

 

Эксперты считают, что кризис пока не оказал сильного негативного влияния на черную металлургию благодаря трем факторам. Первый – госзаказ: значительная часть металла идет на военные нужды, а поскольку оборонный бюджет продолжает расти, несмотря на экономический спад, растут и закупки вооружений и военной техники, для производства которых нужен металл. Второй – начатое несколько лет масштабное строительство, которое в настоящее время продолжается благодаря длительному циклу строительных работ. Третий фактор, позволяющий черной металлургии «держаться на плаву», – масштабные планы государства по строительству нефте- и газопроводов, многие из которых уже закреплены контрактами (например, грандиозный проект «Сила Сибири» по прокладке газопроводов в Китай).

Вместе с тем, первые два фактора могут ослабить свое действие уже в ближайшей перспективе. Так, военный бюджет будет расти медленнее, чем было запланировано до кризисных явлений. В 2014 году по отношению к предыдущему году Россия нарастила военный бюджет на 8,1% – до $84,5 млрд в соответствии с государственной программой вооружения на 2011-2020 годы. В 2015 году в соответствии с этой программой Россия могла бы нарастить военный бюджет еще на 15%, однако эти расходы уже скорректировали на 5% в сторону уменьшения в связи с негативными тенденциями в экономике.

Что касается нового строительства, то ожидается, что его закладки упадут уже в конце 2015 года, в частности, из-за «замораживания» строительства прогнозируется сокращение потребления арматуры в течение 2015-2016 годов на треть по сравнению с 2014 годом. Сокращаются и потребности в черных металлах со стороны отечественного автопрома, который в 2015 году уже показал падение на 25-30%.

Общая тенденция снижения потребностей внутреннего рынка в черных металлах уже обозначилась – по итогам первого полугодия 2015 года снижение внутреннего потребления стального проката составило 11% к аналогичному периоду прошлого года.

 

Экспорт в приоритете

Девальвация рубля и, как следствие, повышение ценовой конкурентоспособности российских черных металлов сделало экспорт продукции отрасли выгоднее его продажи на внутреннем рынке. По данным ФТС, российский экспорт черных металлов в 2014 году увеличился на 5,2% – с 37,3 млн до 39,3 млн тонн годом ранее. Еще с большим энтузиазмом отечественная металлургия стала работать на экспорт в 2015 году: по итогам января-августа 2015 года за рубеж было продано 27,7 млн тонн черных металлов, что на 7% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Это отразилось на рынке перевозок металлургической продукции: основной тенденцией стал опережающий рост экспорта по сравнению с динамикой внутренних поставок черных металлов. Если по итогам 2014 года относительные темпы роста погрузки при осуществлении внутрироссийских и экспортных железнодорожных перевозок черных металлов были одинаковыми и составляли 2,5% к уровню 2013 года, то в январе-июле 2015 года погрузка на внутреннем рынке снизилась на 3,4%, а на экспорт увеличилась на 10,2% в годовом исчислении.

Благодаря дешевому рублю российские экспортеры металла смогли нарастить свою прибыль, несмотря на сокращение мировых цен на металлургическую продукцию. Например, чистая прибыль Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) в первом полугодии 2015 года выросла на 48%, до $491 млн по сравнению с аналогичным периодом 2014 года, «Северстали» – в 6 раз, до $806 млн, «Евраза» – на 26,7%, до $19 млн, Магнитогорского металлургического комбината (ММК) – в 3,3 раза, до 28,7 млрд руб.

В целом, по оценкам Fitch, для основных российских металлургических компаний снижение рубля на 5% обеспечивает рост прибыли на 10-15%, что позволяет экспортерам-металлургам значительно укрепить свою конкурентоспособность на международном рынке.

Позитивным последствием девальвации для российских металлургов стало и снижение производственных издержек. В результате себестоимость производства листового проката в России в 2014 году была почти в два раза ниже, чем в Бразилии и Китае: $244-250 за тонну против $405-434. Благодаря снижению издержек российские сталелитейные компании начали демонстрировать самую высокую за последние несколько лет рентабельность. К примеру, во втором квартале 2015 года этот показатель у «Северстали» равнялся 32,6% (для сравнения: рентабельность крупнейшего мирового производителя стальной продукции Arcelor Mittal составила в среднем 8%).

 

Мировой рынок: перепроизводство и падение цен

В настоящее время мировой рынок черных металлов столкнулся с переизбытком продукции: избыточное предложение стали на мировом рынке по состоянию на октябрь 2015 года составило порядка 700 млн тонн. Ситуация обусловлена снижением мирового спроса на сталь, в первую очередь со стороны Китая, крупнейшего игрока на мировом рынке черных металлов, – на него приходится примерно половина мирового  производства стальной продукции – более 800 млн тонн (рис. 2).

 

Рис. 2. Крупнейшие производители стали в мире в 2014 году, млн тонн

 

 

Вследствие замедления экономического роста Китая до минимальных значений за последние 25 лет, его внутренний рынок металлов стремительно сужается: в 2014 году впервые с 1995 года произошло сокращение потребления стали на 25 млн тонн (2,7%), до 681 млн тонн. Интересно отметить, что мировое потребление стали в 2014 году также упало на 25 млн тонн, то есть снижение потребления стали в мире практически напрямую зависит от Китая, остальные страны просто компенсируют показатели друг друга: в Индии, Европе, на Ближнем Востоке потребление стали растет, а в США, Латинской Америке и СНГ – снижается.

Сегодня перед черной металлургией Китая остро стоит проблема перепроизводства, решить которую можно двумя путями – посредством расширения спроса внутри страны или снижения избытка предложения. Рассчитывать на первое в обозримом будущем не приходится: темпы роста в китайской экономике продолжают снижаться, и изменений к лучшему пока не предвидится, текущий год показывает лишь усугубление тенденций: в январе-сентябре новое строительство китайской недвижимости сократилось на 12,6%, а падение потребления стали в Китае стало опережать падение производства. По прогнозам аналитиков Worldsteel, потребление стали в стране сократится на 3,5% в 2015 году и на 2% в 2016 году (рис. 3).

 

Рис. 3. Динамика и прогноз потребления стали в Китае, 2005-2016 гг. (млн тонн)

 

Соответственно, китайские металлурги проявляют повышенную активность на внешних рынках. Несмотря на введение ограничений на импорт китайской продукции в различных странах, объемы поставок остаются высокими. По данным «РИА Рейтинг», в первом полугодии 2015 года производство стали в Китае снизилось на 1,3%, но при этом экспорт китайской стали увеличился на 27,8%. По предварительным данным, китайский экспорт стали в этом году может превысить 120 млн тонн (для сравнения: в 2014 году экспорт составил 80 млн тонн).

Прямым следствием затоваривания мирового рынка стало падение цен на черные металлы до минимальных величин за последние несколько лет. Например, если в июле 2014 года стальные заготовки на мировом рынке продавались по $510 за тонну, то в июле 2015 года они подешевели до $270, в октябре цены на продукцию составили около $235, и падение продолжается.

По мере снижения цен эффект, который оказывала девальвация рубля на прибыль российских металлургических компаний в начале года, исчезает. По оценке Bloomberg, продажи на внутреннем рынке в октябре 2015 года еще приносили прибыль, поскольку цены на сталь в стране на 26% выше, чем если бы клиенты покупали стальной прокат за границей.

Согласно прогнозам, наблюдаемые негативные тенденции продолжатся и в ближайшем будущем, при этом китайская металлургическая отрасль сохранит и даже усилит экспортную ориентацию, вследствие чего на мировом рынке по-прежнему будет сохраняться высокая конкуренция, а цены останутся низкими.

 

Демпинговые коллизии

Затоваривание мирового рынка черных металлов неизбежно вызывает рост торговых споров во всех уголках мира и приводит к волне протекционизма в отношении крупнейших экспортеров стали – Китая, Тайваня, Южной Кореи, Японии, России. По данным Минэкономразвития, на сегодняшний день в отношении российской стали на мировом рынке действует 28 ограничительных мер нетарифного регулирования, ущерб от которых составляет более $1 млрд. По состоянию на октябрь 2015 года в отношении российской стали одновременно проводилось восемь антидемпинговых расследований со стороны США, Индии, Малайзии, стран Европы и вводились ограничительные меры. В частности, в США была введена запретительная пошлина на горячий прокат, в Европе установлены заградительные пошлины (более 20% от стоимости) на трансформаторную сталь и т.д.

Широкую огласку не так давно получило обращение европейской ассоциации производителей стали Eurofer в Еврокомиссию с заявлением о демпинге и субсидировании экспорта продукции черной металлургии из России. В мае этого года Еврокомиссия начала антидемпинговое расследование в отношении НЛМК и «Северстали», обвиняемых в искусственном занижении цен на холоднокатаный плоский прокат. Eurofer утверждает, что эти компании поставляют в ЕС продукцию по демпинговым ценам, тем самым нанося серьезный ущерб европейским конкурентам. Если Еврокомиссия придет к такому же выводу по окончании расследования (оно может продлиться до 15 месяцев), то она может ввести против российских компаний штрафные пошлины.

Между тем российские компании опровергают обвинения в демпинге, апеллируя к низкой (по сравнению с Европой) себестоимости производства, девальвации рубля и возможности установления низких отпускных цен, и собираются отстаивать свою позицию на переговорах с Брюсселем.

Интересно при этом, что Россия сама находится под влиянием низких цен со стороны украинской продукции черной металлургии, причем представители Казахстана в Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) блокируют решение о введении антидемпинговых пошлин против украинской и казахстанской продукции.

Соответствующее письмо было направлено от имени НЛМК вице-премьеру России Игорю Шувалову в августе текущего года. В письме, в частности, утверждается, что отсутствие защитных мер привело в 2015 году к критически низкой (60-70%) загрузке российских предприятий, выпускающих металлические прутки, и может впредь снизить объем производства российских производителей металлопродукции.

Как отметил владелец НЛМК Владимир Лисин в одном из интервью федеральному телеканалу, чтобы избежать негативного влияния демпинга на российскую отрасль со стороны Украины и других стран, необходимо вводить обратные торговые санкции и защищать свой рынок путем тарифного и нетарифного регулирования, но на практике это практически не реализуется.

Действительно, пока энтузиазма правительства по защите рынка от украинского демпинга не наблюдается – например, украинский металлопрокат не включен Минэкономразвития в список товаров, в отношении которых планируется ввести ввозные пошлины.

 

Надежда на внутренний рынок

По прогнозам одной части экспертов, в 2015 году Россия сохранит объемы производства черных металлов, прежде всего для поставок на экспорт. По другим оценкам, падение производства может составить до 3-5%.

Что касается среднесрочных перспектив развития отрасли, то согласно прогнозу Министерства экономического развития РФ в период с 2016 по 2018 год будет наблюдаться рост производства основных видов продукции черной металлургии. В частности, в следующем году показатели улучшатся в годовом исчислении на 1,1%, в 2017 году – на 2,4%, в 2018 году – на 2,6%. По оценкам аналитиков министерства, темпы роста металлургической промышленности в среднесрочной перспективе будут определяться в первую очередь объемами внутреннего потребления продукции отрасли, которые в свою очередь будут зависеть от динамики развития отраслей-потребителей, прежде всего топливно-энергетического комплекса, машиностроения и строительства. Ввиду достаточности металлопродукции на мировом рынке и высокой конкуренции ведомство не ожидает роста российского экспорта в период до 2018 года – скорее всего, он останется на уровне 2015 года.

Надежды на восстановление отрасли посредством развития внутреннего рынка высказывают и другие эксперты. По мнению аналитиков «РИА Рейтинг», улучшение динамики металлургического производства произойдет не ранее следующего года, и связывать его следует прежде всего с активизацией внутреннего рынка, которая возможна за счет выполнения крупных инфраструктурных проектов.

 

Морские порты №9 (2015)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России