Нефтяные рекорды и налоговые маневры - Морские вести России

Нефтяные рекорды и налоговые маневры

11.06.2019

Грузовая база

Нефтяные рекорды и налоговые маневры

В 2018 году в России было добыто 555,8 млн тонн нефти (+1,6%), из которых 260,2 млн тонн отправлено на экспорт (+2,9%). Помимо роста абсолютных показателей, прошлый год ознаменовался значительным увеличением (почти на 40%) доходов России от экспорта нефти, что было обусловлено взлетом мировых цен. В текущем году столь впечатляющих показателей работы отрасли уже не ожидается. Связано это не только с начавшимся снижением мировых цен, но и необходимостью выполнения Россией обязательств по снижению добычи нефти в рамках соглашения ОПЕК+. Планируется, что по итогам 2019 года добыча сократится на 3-4% и составит не более 552 млн тонн, а экспорт в лучшем случае останется на уровне предыдущего года.

Определенные коррективы в развитие нефтяной отрасли на ближайшую перспективу вносит реализуемый правительством РФ налоговый маневр, предусматривающий в 2019-2024 годах поэтапное снижение экспортных пошлин на нефть до нуля при одновременном росте НДПИ. Перенос основной налоговой нагрузки на добычу нефти призван увеличить поступления в бюджет и ослабить зависимость экономики России от мировых цен, но эксперты предупреждают, что одновременно он может привести к снижению переработки нефти внутри страны и росту ее экспорта.

Галина Музлова

Добыча под контролем ОПЕК+

В 2018 году добыча нефти в России выросла на 9 млн тонн, или на 1,6%, по сравнению с предыдущим годом – до 555,8 млн тонн, обновив очередной постсоветский рекорд и компенсировав снижение 2017 года (рис. 1).

Рис. 1. Динамика добычи нефти в России, 2007-2019 гг. Источник: Минэнерго, ЦДУ ТЭК.

* Прогноз Минэнерго России

Рекордсменами по росту нефтедобычи в 2018 году стали ПАО «НК «Роснефть» и ПАО «Татнефть», где показатели выросли на 2,6% и 2,1% – до 216,3 и 29,5 млн тонн соответственно. Объем нефти, добытой ПАО «ЛУКОЙЛ», за год увеличился на 0,2% – до 82,4 млн тонн, ПАО «Сургутнефтегаз» – на 0,6%, до 60,9 млн тонн, ПАО «Газпром нефть» – на 0,1%, до 60,2 млн тонн.

Одним из факторов, позволившим России нарастить добычу нефти в 2018 году, как и фактором, вызвавшим ее снижение годом ранее, послужили договоренности в рамках соглашения ОПЕК+. Напомним, 30 ноября 2016 года в Вене 13 стран – членов ОПЕК и 11 стран, не входящих в организацию, включая Россию, договорились об уменьшении добычи нефти на 1,8 млн барр/сут по сравнению с уровнем октября 2016 года. Россия тогда взяла на себя обязательства по снижению среднесуточной добычи на 2,7% (300 тыс. барр/сут).

К июню 2018 года международная сделка оказалась выполненной на 150%, что было обусловлено резким спадом добычи нефти в Венесуэле. Это позволило странам ОПЕК+ во втором полугодии 2018 года согласовать увеличение производства нефти на 1 млн барр/сут, в результате Россия смогла выйти на уровень добычи больше заложенной квоты в 10,9 млн барр/сут и показать по итогам года прирост добычи.

Впрочем, как предупреждают эксперты, в 2019 году добыча нефти в России вновь может снизиться из-за принятого участниками ОПЕК+ в декабре 2018 года решения о сокращении добычи еще на 1,2 млн барр/сут с января 2019 года от уровня октября 2018 года. Российским компаниям в соответствии с международными договоренностями необходимо снизить производство на 228 тыс. барр/сут. По оценкам Министра энергетики РФ Александра Новака, добыча нефти по итогам текущего года может сократиться по сравнению с 2018 годом на 3-4 млн тонн и составить около 552 млн тонн.

Нагрузка между компаниями будет разделена пропорционально. Предполагается, что основной объем сокращения примут на себя «Роснефть» и «Лукойл». Кроме того, будут скорректированы планы по наращиванию добычи в «Газпром нефти» (ранее компания заявляла о намерении увеличить добычу в 2019 году на 2,5-3%).

Нужно отметить, что нефтяные компании по-разному оценивают целесообразность участия России в соглашении ОПЕК+. Если «Лукойл» поддерживает такую политику, то «Роснефть» выступает против, аргументируя свою позицию тем, что действия участников соглашения практически не влияют на формирование мировых цен на нефть, которые находятся под влиянием действий США.

Так или иначе, в ближайшей перспективе участие России в ОПЕК+ (с большой вероятностью сделка будет продлена на встрече стран-участниц в апреле 2019 года) будет вносить корректировки в уровень добычи нефти в стране, но определять этот уровень будут главным образом ввод и развитие новых активов нефтяных компаний при продолжающемся сокращении добычи в традиционных нефтедобывающих районах.

Так, в 2018 году рост нефтедобычи был обеспечен вводом в эксплуатацию Русского, Тагульского и Куюмбинского месторождений. По оценке Центра энергетики МШУ «Сколково», до 2024 года нефтедобыча будет поддерживаться на уровне не ниже 550 млн тонн в год за счет планируемых к разработке новых месторождений, после чего, если не будут внедряться новые добычные технологии, возникает риск снижения добычи.

Экспортный максимализм

В натуральном выражении экспорт нефти из России в 2018 году вырос на 1,57 млн тонн – до 260,17 млн тонн, что стало новым историческим рекордом, превзошедшим максимум 2007 года (258,6 млн тонн). Наибольшие объемы нефти были направлены в Китай (67 млн тонн), Нидерланды (42,2 млн тонн), Германию (23,3 млн тонн) и другие страны ЕС, значительные объемы также ушли в Белоруссию и Республику Корею.

Экспорт нефти относительно объемов ее добычи в последние годы увеличивался и в 2018 году составил 46,7%. В денежном выражении экспорт вырос на 38,2% – до $129,05 млрд (рис. 2), что было обусловлено динамикой цен на нефть.

Рис. 2. Динамика объемов экспорта нефти из России и доходов от экспорта, 2007-2018 гг.

Источник: ЦДУ ТЭК, ФТС России.

Цены начали расти с начала 2018 года и достигли пика к 3 октября, когда стоимость барреля нефти марки Brent на рынке установила трехлетний максимум – $86,29 (рис. 3). После этого цена стала падать, но длительный период высокой цены определил итоговый результат. По данным Росстата, нефтегазовый экспорт России стал одной из главных причин увеличения экономики страны на 2,3% в 2018 году.

Рис. 3. Динамика цен на нефть марки Brent в 2018-2019 гг.

Начало 2019 года ознаменовалось снижением цен на нефть: средняя стоимость барреля Brent в январе составила $60, а в феврале – $66. По оценкам экспертов, в течение года следует ожидать дальнейшего снижения цен до уровня $50-55, что связано с ростом излишков предложения нефти. В пессимистическом сценарии развития событий не исключен риск ценового обвала до $35.

По данным ЦДУ ТЭК, экспорт российской нефти в январе 2019 года сократился на 10,1%, а в феврале увеличился на 6,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. По итогам года физические объемы экспорта в лучшем случае будут сохранены на уровне 2018 года – по крайней мере, такую задачу в конце года ставило Минэнерго России. Но многое будет зависеть еще от одного фактора…

Неоднозначный маневр

Согласно принятым решениям правительства РФ, в 2019-2024 годах в нефтегазовой отрасли будет завершен налоговый маневр, в рамках которого экспортная пошлина будет снижена с 30% до 0% (на 5% в год) при одновременном повышении налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). В результате проводимых изменений основная налоговая нагрузка переносится на добычу нефти, что, по оценкам Минфина, даст возможность дополнительно привлечь в госбюджет 1-1,6 трлн рублей, а также уйти от зависимости поступлений в госбюджет от мировых цен на нефть.

Названные меры автоматически делают экспорт нефти более выгодным и приводят к росту ее стоимости на внутреннем рынке, а это неизбежно ведет к повышению цен на нефтепродукты внутри страны.

Для предотвращения последнего процесса в рамках маневра вводятся два демпфирующих механизма: компенсация нефтяным компаниям разницы между установленной базовой ценой топлива и более высокой экспортной ценой и обратный акциз на нефть – его смогут получить российские переработчики, которые производят бензин и дизтопливо не ниже пятого класса и не менее 10% от объема производства поставляют в РФ.

Также на обратный акциз смогут рассчитывать НПЗ, находящиеся под санкциями США и ЕС, даже если они не производят топливо для внутреннего рынка. Кроме того, для защиты рынка топлива РФ от роста цен правительство оставляет за собой право на повышение с 2019 года экспортных пошлин на светлые нефтепродукты, товарный и прямогонный бензин до 60%, если цены на нефть на мировых рынках вырастут более чем на 15%. В этом случае также могут быть введены заградительные пошлины на нефть.

Казалось бы, с учетом компенсации налоговый маневр должен пройти нейтрально для нефтедобытчиков и НПЗ, однако уже в начале 2019 года эксперты стали указывать на то, что демпфирующие механизмы не только сложны и запутаны, но и не выполняют своей роли, то есть не компенсируют потерь от продажи бензина на внутреннем рынке.

С начала 2019 года с 18% до 20% повысился НДС, выросли акцизы на моторное топливо, также повысились тарифы на транспортировку нефти и нефтепродуктов по железной дорогое и системе «Транснефти», что, по идее, должно было привести к резкому подорожанию бензина и дизеля для потребителей. Но этого не произошло, поскольку розничные цены на топливо были заморожены на первый квартал 2019 года. Нефтяников обязали поставлять нефтепродукты на внутренний рынок, пообещав компенсировать потери при помощи демпферного механизма, согласно которому после уплаты всех налогов и акцизов из бюджета должны быть возвращены 60% разницы между экспортными ценами на моторное топливо и ценой отсечения (56 тыс. руб./т для бензина и 50 тыс. руб./т для ДТ).

Фактически же, по оценкам агентства Vygon Consulting, продажи бензина внутри страны принесли российским НПЗ убытки в размере 55 млрд рублей, а компенсация позволила их сократить лишь на 11,1 млрд рублей – до 43,9 млрд. Похожие оценки у ПАО «ЛУКОЙЛ»: потери нефтяников от реализации моторного топлива на внутреннем рынке составляют 50 млрд рублей: 35 млрд – от сдерживания цен на топливо и 15 млрд – от демпферного механизма.

В целом представители отрасли сходятся во мнении, что налоговый маневр не учитывает экономических интересов нефтяников и особенностей внутреннего рынка нефтепродуктов. А это может нанести значительный вред российской нефтепереработке и нефтяной отрасли в целом. В частности, если производство бензина останется убыточным, это приведет к сокращению объемов переработки и неизбежному дефициту товарного бензина на внутреннем рынке, а также перераспределению нефтяного сырья в пользу экспорта.

Маневр может внести коррективы и в экспортные потоки российской нефти. Так, сейчас Россия поставляет в Белоруссию на беспошлинной основе 24 млн тонн нефти в год, из которых 18 млн тонн идет на переработку. Для Белоруссии завершение налогового маневра в России означает рост стоимости покупаемой российской нефти до мирового уровня, в связи с чем страна уже заявила о намерении снизить закупки нефти у России.

Таким образом, хоть налоговый маневр и не влияет напрямую на объемы добычи и экспорта нефти, но может привести к их изменениям. В этой ситуации остается надеяться только на внедрение более эффективных механизмов компенсации маневра и на выполнение договоренностей между правительством и нефтяниками…

Морские порты №2 (2019)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России