Нефтепереработка в режиме самоизоляции - Морские вести России

Нефтепереработка в режиме самоизоляции

27.08.2020

Грузовая база

Нефтепереработка в режиме самоизоляции

Российская нефтепереработка, которая и без того была задавлена налоговым маневрированием и балансировала на грани доходности, весной 2020 года столкнулась с беспрецедентным снижением стоимости сырья и сокращением спроса на нефтепродукты на внутреннем и внешнем рынках. В этой ситуации принятое в рамках апрельской сделки ОПЕК+ сокращение добычи нефти в России на 8,4% оказалось отрасли на руку, ведь именно этот объем будет снят с переработки, что хоть немного уменьшит разрыв между предложением и спросом нефтепродуктов.

Пока же предприятия отрасли считают растущие убытки, ищут возможности для хранения избытка произведенных нефтепродуктов и способы сэкономить на логистике, переходят на выпуск менее маржинальных продуктов, сокращают объемы производства и экспорта.

Галина Музлова

Ничто не предвещало кризиса

В 2019 году объем первичной переработки нефти в России составил 290 млн тонн, что на 2 млн тонн, или на 0,7%, меньше, чем год назад. Это третий результат в истории современной России (пик 2014 года был равен 293,5 млн тонн). По объему нефтепереработки Россия заняла третье место в мире после США и Китая (800 млн и 650 млн тонн соответственно).

Выпуск бензина в России в 2019 году увеличился на 2,3% и достиг 40 млн тонн, повторив лучший для страны результат 2016 года. Выпуск дизельного топлива (ДТ) увеличился на 1,2% и достиг 78,4 млн тонн, что является максимумом с 1990 года. Выпуск мазута составил 47,3 млн тонн, снизившись на 4,1%, или на 2 млн тонн, – это минимальный показатель более чем за 50 лет. Глубина переработки нефти в 2019 году выросла на 0,6% и вышла на исторический максимум 82,7% (рис. 1).

Рис. 1. Динамика объема и глубины переработки нефти в России, 2010-2019 гг.

Динамика основных показателей отрасли в прошлом году стала результатом проводимой государственной политики, направленной на увеличение объемов и глубины переработки нефти и выработки светлых нефтепродуктов. При этом главной проблемой российской нефтепереработки оставался рост налоговой нагрузки в рамках поэтапной реализации налогового маневра, из-за чего отрасль перешла в разряд убыточных.

В октябре 2018 года для недопущения подорожания нефтепродуктов на внутреннем рынке Правительство РФ установило режим «ручного управления» оптовых и розничных цен. После того как цены были зафиксированы, за счет повышения НДПИ, акцизов, НДС с 1 января 2019 года в 1,5 раза была увеличена налоговая нагрузка на нефтепереработку, что сделало НПЗ нерентабельными.

По оценкам Союза нефтегазопромышленников России, из 37 крупных НПЗ 29 в 2019 году дотировали производство нефтепродуктов за счет других видов бизнеса в составе вертикально интегрированных компаний (ВИНК), тогда как 8 независимых заводов находились на грани разорения. По оценкам участников рынка, потери НПЗ только за период с января по март 2019 года составили около 60 млрд рублей.

Еще в начале 2020 года считалось, что объемы переработки нефти в России будут расти: например, исходя из предварительных заявок грузоотправителей, «Транснефть» планировала по итогам года принять в систему нефтепроводов около 488,5 млн тонн нефти (484,8 млн тонн – в 2019 году), причем поставки на российские НПЗ должны были вырасти на 5,3%, а экспорт – снизиться на 3,9% по сравнению с 2019 годом.

Эксперты также говорили о росте потребления нефти на внутреннем рынке, указывая, что для этого созданы все предпосылки в виде запуска ряда новых установок (крупнейшая из них – на комплексе «Татнефти» ТАНЕКО), модернизации отдельных мощностей по переработке НПЗ «Лукойла», «Газпром нефти» и других компаний.

Кроме того, переработку подстегивал растущий спрос на нефтепродукты внутри страны. Также в 2020 году государством были установлены компенсации для НПЗ в рамках налогового маневра (так называемый логистичес-кий коэффициент), что должно было способствовать росту доходности отдельных НПЗ.

Снижение потребления

В марте 2020 года произошло резкое падение цен на нефть, что было вызвано развалом сделки ОПЕК+ и снижением мирового спроса на нефть. При этом цены на нефтепродукты в России остались стабильными, что объясняется особенностями действующей налоговой системы, а именно обратного акциза, или демпфера, введенного в 2018 году. Согласно этому механизму, при высоких ценах на нефть НПЗ получают компенсацию, а при очень низких, наоборот, должны платить государству налог на сверхприбыль.

В отличие от России, в странах Европы цены на топливо формируются естественным рыночным путем, следуя за стоимостью нефти и спросом. Из-за низкого спроса в связи с начавшейся пандемией коронавируса котировки автомобильного бензина на базисе CIF (Северо-Западная Европа) снизились с $513 за тонну в феврале до $269 за тонну в марте, ДТ – с $501 до $350 за тонну.

Соответственно, если в январе 2019 года в России демпфер для бензина был положительным и составлял +3,61 тыс. рублей за тонну, то в феврале 2020 года он стал отрицательным – -1,92 тыс. рублей за тонну, а в марте снизился до -12,58 тыс. рублей за тонну. Аналогичной была и динамика демпфера для ДТ: +5,64 тыс., -1,99 тыс. и -6,95 тыс. рублей за тонну соответственно (по данным Argus Media). В феврале 2020 года из-за отрицательного демпфера российские нефтяные компании заплатили в бюджет около 11 млрд рублей, в марте – 35 млрд рублей.

В середине апреля компании продавали бензин на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже в убыток: по оценкам экспертов «Аналитика товарных рынков», цена на АИ-92 в европейской части России 20 апреля составила 35,77 тыс. руб-лей за тонну, а издержки компаний, включая акциз, выплаты в бюджет по демпферу, НДС и НДПИ, – 38,07 тыс. рублей за тонну, то есть чистый убыток составил 2,3 тыс. рублей на тонну бензина.

Введенный общероссийский режим самоизоляции вызвал беспрецедентное сокращение потребления топлива: по данным Минэнерго России, только за первые две недели апреля произошло падение потребления бензина более чем на 40%, ДТ – на 30-35%, по керосину потребление упало в 2 раза.

По оценкам аналитиков Fitch, если ограничительные меры продлятся до июля, то по итогам второго квартала 2020 года спрос на топливо может упасть вдвое. Даже если предположить, что в дальнейшем произойдет быстрое восстановление спроса, то по итогам года потребление бензина сократится примерно на 5 млн тонн (рис. 2).

Рис. 2. Потребление бензина в России, 2015-2020 гг.

* Оценка.

Любопытно, что вопреки всем налоговым механизмам, на фоне снижения спроса впервые с 1993 года произошло снижение цен на бензин в розничных сетях АЗС, правда, существенным это снижение называть сложно: например, стоимость бензина АИ-92 упала со 2 по 15 апреля в среднем на 4 коп., а наибольшее снижение цен наблюдалось в Алтайском крае и Республике Алтай – на 40 коп. Эксперты допускают, что АЗС могут и дальше снижать цены в рамках маркетинговых акций.

Вслед за сокращением потребления стало сокращаться и производство топлива. По данным ЦДУ ТЭК, производство бензина пятого экологического класса в России за неделю с 1 по 7 апреля упало почти на 20% к уровню предыдущей недели, отгрузка бензина на внутренний рынок снизилась на 11,6%. Производство ДТ упало на 6%, поставки на внутренний рынок – на 10,3%.

В дальнейшем производство нефтепродуктов будет снижаться не только под действием сжимающегося спроса, но и из-за сокращения грузовой базы. Напомним, что по условиям новой сделки по сокращению добычи ОПЕК+, объявленной 10 апреля, в 2020 году Россия взяла на себя обязательство по сокращению добычи нефти на 8,4%, или на 46,6 млн тонн в абсолютном выражении (большее падение в истории современной России наблюдалось только по итогам 1992 года и составило 63 млн тонн).

«Этот объем нефти будет снят с внутренней переработки и по максимуму выведен на экспорт», – считает вице-президент Независимого топливного союза (НТС) Дмитрий Гусев. По его мнению, это связано с падением спроса на нефтепродукты, который продолжится еще как минимум 2 месяца. То есть если в 2019 году на переработку было направлено 290 млн тонн нефти, то по итогам 2020 года этот объем за счет снижения грузовой базы снизится как минимум на 20%, а с учетом влияния сжимающегося спроса сокращение может составить до четверти – то есть до 240-220 млн тонн.

Сбыть нельзя хранить

Поскольку потребление моторного топлива стало падать более быстрыми темпами, чем производство (многие НПЗ не имеют технической возможности приостановки производства), нефтяные компании столкнулись с дефицитом мощностей для хранения нефтепродуктов. Как отмечают эксперты агентства «Infoline-Аналитика», резервуарная инфраструктура НПЗ – объективно узкое место и вопрос хранения неф-тепродуктов сейчас актуален для всех крупных ВИНК.

В настоящее время несколько крупных нефтяных компаний и трейдеров рассматривают возможность задействовать для хранения продукции цистерны железнодорожных операторов. В свою очередь крупный собственник цистерн – компания «Нефтетранссервис», работающий по контрактам «Роснефти», – заявил о возможности предоставить до 3 тыс. цистерн для хранения нефти или нефтепродуктов по рыночной ставке аренды (порядка 1 тыс. руб./сут) на срок не менее полугода.

По данным агентства «Аналитика товарных рынков», многие НПЗ планируют дополнительные простои производства, помимо плановых ремонтов в мае, что будет способствовать его сокращению. Кроме снижения объемов, эксперты указывают на изменение структуры производства выпускаемой продукции. Так, по данным ИГ «Петромаркет», многие предприятия в апреле увеличили выпуск тех нефтепродуктов, которые проще экспортировать, например ДТ, и сократили производство «непригодных» для экспорта бензина и керосина.

По мнению Д. Гусева, следует ожидать снижения маржинальности переработки: «Условно говоря, НПЗ будут делать больше бензина и меньше ДТ, вместо бензина класса Евро-5 перейдут на выпуск бензина Евро-3». Также, по его мнению, выпуск бензина на НПЗ может быть частично замещен производством нафты, которая пойдет на нужды нефтехимии.

«Такие тенденции могут снизить глубину переработки нефти в России, но это следует воспринимать не как откат назад, а как временное и обратимое явление, так как все оборудование, обеспечивающее более высокий уровень переработки нефти, на НПЗ останется и сможет быть вновь задействовано при наступлении благоприятных факторов», – отмечает вице-президент НТС.

Судя по всему, запятая в предложении «Сбыть нельзя хранить» может быть поставлена в обоих местах – помимо проблем с хранением, компании столкнулись и с проблемами сбыта нефтепродуктов внутри страны и на внешних рынках.

Экспорт ограничен, импорт запрещен

По итогам 2019 года экспорт нефтепродуктов из России составил 142,8 млн тонн (позиция ТНВЭД 271), причем в последние годы этот показатель снижался, в отличие от экспорта нефти (рис. 3). По данным Argus Media, в прошлом году экспорт ДТ составил около 44%, бензина – 10%, основным рынком были страны Европы. При этом эксперты говорили об обострении конкуренции за рынки сбыта еще задолго до пандемии коронавируса, указывая, что Европа намерена сокращать производство нефтепродуктов, а развивающиеся рынки, такие как АТР, активно сами создают собственные нефтеперерабатывающие мощности. Эксперты допускали, что в связи с сокращением возможностей сбыта ряд российских НПЗ будут оптимизировать загрузку и корзину нефтепродуктов и даже рассмотрят возможность переориентации с топлива на сырье для нефтехимии.

Рис. 3. Экспорт нефти и нефтепродуктов из России, 2010-2019 гг., млн тонн

По данным ФТС России, объем поставок российских нефтепродуктов в страны АТР в последние два года оставался на том же уровне, тогда как экспорт в страны Европы увеличился на 7%, а в страны ближнего зарубежья – снизился на 15%.

Очевидно, что текущая ситуация и сжатие спроса на топливо во всем мире усугубили эту картину. «В ближайшем будущем не исключено закрытие маржинальных направлений экспорта, прежде всего европейского, поскольку этот регион сейчас перенасыщен дешевым топливом», – говорит Д.Гусев. Также эксперт указывает на возможное изменение логистики экспортных перевозок нефтепродуктов: «В текущей ситуации грузоотправители будут стараться по максимуму пользоваться трубопроводами, поскольку это дешевле. Объем поставок нефтепродуктов в вагонах-цистернах, напротив, сократится».

В истории с торговлей нефтепродуктами в условиях кризиса был еще один примечательный момент, когда из-за сильно упавших цен на нефть в Европе дешевый европейский бензин едва не прорвался на российский рынок – трейдеры уже рассматривали возможность его импорта в Россию. Чтобы предотвратить такой сценарий, Правительство РФ ввело эмбарго на импорт бензина.

«Введенный запрет полностью оправдан, – считает Д. Гусев. – Если разрешить его ввоз, мы рискуем получить ситуацию как на Украине, которая, имея шесть собственных НПЗ, перешла на потребление импортного бензина и фактически лишилась своей переработки. В настоящее время Россия поставляет нефть в Белоруссию по сниженным ценам, и при отсутствии запрета импорта мы бы получили наплыв дешевой продукции из этой страны».

В текущей ситуации неизбежно возникает вопрос о дальнейшей судьбе отрасли, в частности о реализации программ модернизации НПЗ – будут они скорректированы или заморожены?

«На данный момент все программы согласованы с Минэнерго и ни один завод не заявлял об их отмене, – говорит вице-президент НТС. – Но, по предыдущему опыту, нефтеперерабатывающие предприятия нередко откладывали реализацию программ модернизации, что, вероятно, будет происходить и в данной ситуации. С другой стороны, кризис – это оптимальное время для вложения в программы модернизации для изготовления продуктов с высокой добавленной стоимостью. Дешевле, чем сейчас, сырья и материалов не будет, а средства у государства есть, поэтому хотелось бы, чтобы они были направлены на поддержку реального сектора экономики в целом и в нефтепереработку в частности».

Это позволило бы получить хороший результат для развития отрасли уже через год-полтора, считает эксперт.

Морские порты №3 (2020)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России

18.08.2020

Грузовая база

28.07.2020

Грузовая база

24.07.2020

Грузовая база