Нефтепереработка под санкциями - Морские вести России

Нефтепереработка под санкциями

19.10.2022

Грузовая база

Нефтепереработка под санкциями

Фото: Отшвартовка танкера от причала нефтегавани «Шесхарис»/ФГБУ «АМП Черного моря»

В 2021 году в России было переработано более 280 млн тонн нефти, что почти на 4 млн тонн больше, чем в 2020 году, а глубина переработки приблизилась к рекордным 85%. Эти показатели во многом были достигнуты благодаря инвестициям в модернизацию НПЗ, вводу новых установок переработки нефти, основанных на применении зарубежных технологий, что в дальнейшем должно было увеличить объемы производства экспортной продукции для западных рынков.

Закрытие этих рынков после начала СВО на Украине заметно ударило по отечественной отрасли, создав риски профицита продукции. А введение запрета на импорт в Россию технологий и оборудования для нефтепереработки из стран ЕС отодвинуло сроки завершения модернизации ряда НПЗ на неопределенный период. Выход из ситуации эксперты видят в переходе на оборудование из дружественных стран, импортозамещении и переориентации экспорта нефтепродуктов на восток. Этот процесс потребует времени и усилий, но, судя по всему, альтернативы ему нет.

Галина Музлова

Динамика производства и экспорта

В 2021 году, по данным ЦДУ ТЭК, объем переработки нефти в России составил 280,7 млн тонн, что на 3,9% больше, чем в 2020 году (рис. 1). Производство бензина увеличилось на 6,2%, до 40,8 млн тонн, дизельного топлива (ДТ) – на 3,2%, до 80,3 млн тонн. Рост показателей эксперты связывают с восстановлением спроса из-за ослабления «ковидных» ограничений.

Рис. 1. Динамика объемов и глубины переработки нефти, 2012-2021 гг.

Источник: ЦДУ ТЭК, Минэнерго России. * – прогноз Минэнерго России

По производству нефтепродуктов наша страна заняла в прошлом году третье место в мире после Китая и США, по внутреннему потреблению – шестое. Таким образом, около половины произведенной продукции российских НПЗ уходило на экспорт.

За последнее десятилетие объем экспорта нефтепродуктов достиг пика в 2015 году, после того испытывал тенденцию к снижению (рис. 2), что эксперты связывают с ростом поставок светлых нефтепродуктов на внутренний рынок.

Рис. 2. Динамика экспорта нефтепродуктов из России, 2011-2021 гг.

Источник: ФТС России

По данным ФТС России, в 2021 году объем экспорта нефтепродуктов из России составил 137 млн тонн, что на 830 тыс. тонн больше, чем в 2020 году. Из этого объема на светлые неф-тепродукты пришлось 76,8 млн тонн (56%) – на 2,5 млн тонн меньше по сравнению с 2020 годом.

Физический экспорт бензина в 2021 году сократился на 24,5%, до 4,4 млн тонн, ДТ – на 7,6%, до 49,2 млн тонн. На экспорт этих продуктов в 2021 году пришлось 9,8% и 61,3% от объема производства соответственно. Основными потребителями российского ДТ были ЕС и Великобритания (порядка 70% экспорта). В Нидерланды поставлялось около 24% топлива, 12% направлялось в Турцию, на прочие европейские страны и Украину приходится до 56%.

Экспорт керосина в прошлом году остался на уровне 2020 года и составил примерно пятую часть от объема его производства – около 12 млн тонн, а основными его импортерами стали Великобритания, Финляндия, Франция и Нидерланды.

Экспорт темных нефтепродуктов в 2021 году существенно вырос и обеспечил общий прирост экспорта по отрасли. По данным Argus, отгрузки мазута и вакуумного газойля увеличились на 3,6 млн тонн и достигли 55,9 млн тонн.

Таким образом, главным рынком для продукции российской нефтепереработки на протяжении последних лет традиционно был европейский, в 2021 году также наблюдался заметный рост поставок бензина в США, газойля – в Индию.

Запрет на экспорт в ЕС и последствия

О возможных проблемах со сбытом продукции нефтепереработки эксперты предупреждали еще в 2020 году из-за роста конкуренции со стороны стран Ближнего Востока и АТР, в первую очередь Китая, вследствие ввода там новых мощностей, а также из-за снижения спроса на нефтепродукты в Европе по причине постепенного перехода на электротранспорт. Об искусственном ограничении ввоза тогда речи, естественно, не было.

Но 3 июня 2022 года ЕС ввел очередной (шестой) пакет антироссийских санкций, который включает в себя запрет на ввоз российских нефтепродуктов. Запрет начал действовать сразу, но предусматривает переходный период до 5 февраля 2023 года, в течение которого возможны разовые сделки по импорту или исполнению ранее заключенных контрактов.

Помимо этого, данным пакетом санкций со стороны ЕС (к которому чуть позже присоединилась Великобритания) был введен запрет на страхование и перестрахование морских перевозок нефтепродуктов в третьи страны. Без страхового покрытия танкерам может быть отказано в заходе в порты, что дополнительно осложняет экспорт нефтепродуктов (на танкерные отгрузки, по данным Минэнерго России, приходится 85,9% всех поставок за рубеж, по железной дороге – 9,7%, по трубопроводам – 4,3%).

Как следует из приведенных выше данных, в наибольшей степени на экспорт ориентировано ДТ, следовательно, этот продукт наиболее уязвим с точки зрения его реализации на внешних рынках. Следует отметить, что еще до начала спецоперации и усиления санкционного давления со стороны Запада профицит ДТ на внутреннем рынке рос, что вызывало необходимость поиска новых экспортных направлений. Таким образом, недавние события лишь обострили ситуацию.

Согласно анализу, проведенному Центром мониторинга новых технологий (ЦМНТ), Китай и Индия, на которые сейчас принято возлагать большие надежды по перенаправлению экспортных потоков разных грузов, не могут оправдать их для ДТ. По данным ЦМНТ, эти страны уже сейчас характеризуются перепроизводством топлива.

«При отсутствии возможности поставок ДТ в ЕС Китай и Индия не смогут выступить в качестве прямых потребителей. Прочие крупные рынки уже заняты неконкурентными поставщиками, поэтому новых направлений по развитию экспорта не так много: существуют мелкие потребители в Африке и Южной Америке, за которых есть возможность побороться», – отмечается в исследовании ЦМНТ.

Вместе с этим эксперты обращают внимание на то, что уже в марте при снижении отгрузок ДТ в ЕС выросли его поставки в Турцию, что может свидетельствовать о существовании возможных топливных перекупщиков.

Модернизация в условиях санкций

Наблюдаемые в последние годы рост глубины переработки нефти и повышение доли производства светлых нефтепродуктов во многом были достигнуты благодаря росту объема инвестиций в отрасль.

Масштабная модернизация отрасли стартовала в 2011 году, когда были заключены соглашения между Минэнерго России и крупнейшими НПЗ сроком до 2027 года. Только в течение 2018-2019 годов объем инвестиций превысил 1,4 трлн рублей, а в 2021 году Минэнерго заключило с 14 крупными НПЗ инвестиционные соглашения еще на 800 млрд рублей.

В рамках этих соглашений нефтяными компаниями были запланированы строительство и реконструкция 30 технологических установок вторичной переработки нефти, а также вспомогательных установок и объектов общезаводского хозяйства. По оценкам ЦМНТ, ввод этих мощностей позволил бы увеличить производство автомобильного бензина экологического класса К5 более чем на 3,6 млн тонн в год, нарастить выпуск ДТ экологичес-кого класса К5 более чем на 25 млн тонн в год, а также в целом обновить технологические мощности России по переработке нефти, укрепив надежность отечественной отрасли.

При проведении модернизации российских НПЗ предпочтение было отдано зарубежным технологиям и оборудованию. Однако после начала спецоперации ЕС был введен запрет европейским компаниям поставлять в Россию оборудование и технологии для нефтепереработки, которые ранее, по данным Eurostat, Россия ежегодно закупала примерно на 1,3 млрд евро.

Крупнейшим поставщиком была Германия, из которой в Россию ввозили технику и технологии компаний ThyssenKrupp, BASF, Siemens общей стоимостью 670 млн евро. В санкционный список попали технологии, обеспечивающие вторичные процессы нефтепереработки, – установки алкилирования и изомеризации, производства ароматических углеводородов, каталитического риформинга и крекинга, замедленного коксования, гидрокрекинга, технологии производства водорода и гид-роочистки. Также были запрещены услуги по ремонту и обслуживанию такого европейского оборудования. ЕС заявлял, что эти меры сделают «невозможным модернизацию российских НПЗ».

Поскольку процесс модернизации еще не завершен, возникает вопрос, как отразятся санкции на этом процессе. В целом эксперты выражают умеренный оптимизм, отмечая, что санкции хоть и создают существенный риск невыполнения планов по модернизации НПЗ, тем не менее набирает обороты импортозамещение. Так, уже созданы реакторы гидрокрекинга российского производства, на предприятиях внутри страны есть возможность изготовить печи, реакторы, колонны, резервуары.

Так или иначе, сроки модернизации придется сдвинуть в лучшем случае на 2-3 года, в худшем – на неопределенный срок. Говоря об импортозамещении, аналитики также предупреждают о рисках технологического «отката назад», то есть возврата (хорошо, если временного) к более простым решениям.

Не стоит забывать, что, кроме импортозамещения, есть возможность переориентировать закупку оборудования и технологий на дружественные страны, например Китай. При этом в любом случае санкции увеличат стоимость доставки техники, полагают эксперты, основываясь на опыте 2014-2015 годов.

Неизбежное снижение

Итак, безусловно, санкции не уничтожат российскую нефтепереработку, однако потребуется время, чтобы перестроить работу отрасли, адаптироваться к новым условиям. Одним из последствий такой перестройки может стать снижение объемов выпуска и экспорта нефтепродуктов.

Отрасль отреагировала на внешние обстоятельства уже в апреле, когда среднесуточный объем переработки нефти на российских НПЗ сократился на 6% по сравнению с мартом. «Трудности с отгрузками за рубеж заставили нефтекомпании оптимизировать работу НПЗ, чтобы избежать переполнения резервуарных парков и вынужденной остановки», – комментировали эту тенденцию эксперты. Впрочем, некоторые из них среди причин снижения называли не только сложности в организации экспорта, но и начало ремонтных работ на ряде предприятий.

В июне 2022 года вице-премьер правительства Александр Новак заявил о возможном сокращении объема переработки нефти в этом году на 10%. Он предположил, что по итогам года может быть переработано не более 250-260 млн тонн нефти (рис. 1). По его словам, снижение объемов переработки связано с «переконфигурацией» работы НПЗ с точки зрения оптимальной загрузки.

Исключения из эмбарго на российскую нефть и нефтепродукты

ЕС предусмотрительно сделал исключения в шестом санкционном пакете для российской нефти и нефтепродуктов. Эмбарго не касается сырой нефти, поставляемой в страны ЕС по нефтепроводу «Дружба», – в Германию и Польшу (по северной части нефтепровода), в Чехию, Словакию и Венгрию (по южной части нефтепровода). Эти страны могут продолжать поставки в течение неопределенного времени до возможного в будущем запрета.

В отношении нефтепродуктов исключения из эмбарго сделаны для трех стран ЕС – Болгарии, Хорватии и Чехии. Болгарии разрешено ввозить нефть и нефтепродукты морским путем из России до конца 2024 года по контрактам, заключенным до 4 июня. Хорватия может продолжать закупки российского вакуумного газойля до конца 2023 года.

Странам ЕС, получающим нефть из России по трубопроводу «Дружба», запрещено перепродавать ее в другие страны, а с 5 февраля 2023 года также будет запрещено продавать в другие страны продукты, произведенные из российской трубопроводной нефти. При этом Чехия получила разрешение ввозить дизельное топливо, полученное из российской нефти в других странах ЕС, главным образом в Словакии, до декабря 2023 года.

Морские порты №6 (2022)

ПАО СКФ
НПО Аконит
РОСКОНТРАКТ
Газпромбанк
6MX
Вакансии в издательстве
Журнал Транспортное дело России
>25 лет журналу Морские порты