Сколько еще ученых мы потеряем? - Морские вести России

Сколько еще ученых мы потеряем?

19.01.2017

Инфраструктура / Образование

Сколько еще ученых мы потеряем?

Научные кадры представляют собой наиболее важную часть научного блока в мониторинге, моделировании и прогнозировании научно-технического процесса и, соответственно, в формировании вектора научно-технического прогресса в целом. Научный результат определяется в первую очередь научной деятельностью, закономерностями функционирования научного сообщества, его масштабами, квалификацией, возрастными характеристиками и не в последнюю очередь расходами на науку. Поэтому вопросы перспективного планирования подготовки научных кадров в интересах отрасли, исследование их динамики, квалификации и других показателей представляет несомненный интерес при оценке конечных итогов результативности научной деятельности.

Олег Соляков, проректор по научной работе ФГБОУ ВО «МГАВТ», к.т.н., доцент

Болезненная адаптация и ее последствия

В советское время НИОКР была неотъемлемой частью деятельности отраслевого вуза. Высшие учебные заведения характеризовались тесной связью с соответствующей отраслью государственной экономики. При централизованной экономике вузы не испытывали дефицита в высококвалифицированных кадрах и недостатка в заказах на научные исследования. Адаптация науки к новым экономическим условиям происходила весьма болезненно. И процесс этот по сей день не завершен.

Следствием этого стало разрушение значительной части научных школ, отток авторитетных ученых в другие сферы деятельности либо за рубеж. В свою очередь это повлекло снижение качества как собственно научных исследований, так и подготовки научных кадров.

Давно подсчитано, что, скажем, США на привлечении одного ученого-обществоведа из-за рубежа в среднем экономят $235 тыс., инженера – $253 тыс., врача – $646 тыс., специалиста научно-технического профиля – $800 тыс. То есть переманивать ученых технического профиля почти в четыре раза выгоднее, чем юристов или экономистов. И если страны, принимающие научных работников, существенно выигрывают и экономят бюджетные средства, то Россия теряет колоссальные деньги.

По оценкам американских экспертов, Россия уже потеряла от эмиграции ученых более $200 млрд. По прогнозам Комиссии по образованию Совета Европы, ежегодные убытки нашей страны должны составить $50-60 млрд. По сути, это и есть неэффективное использование бюджетных средств на науку, а не существование научных институтов, отдельных научных подразделений в вузах, якобы не приносящих прибыль.

Сегодня основным направлением кадровой политики на ближайшую перспективу объявлены: поддержка ведущих научных школ и создание условий для профессионального роста научных работников в приоритетных направлениях науки и техники.

Эта исходная идея перестройки науки поддерживать лишь блестящие и престижные научные школы заведомо неверна. Здравый смысл говорит, что посредственная и даже невзрачная лаборатория, обеспечивающая хотя бы на минимальном уровне какую-либо жизненно необходимую для безопасности страны систему (особенно это касается транспортной отрасли), важнее престижной и даже блестящей лаборатории, непосредственно не связанной с потребностями государства. Пожертвовать «посредственными» лабораториями, чтобы за счет их ресурсов укрепить блестящие, невозможно, особенно в условиях кризиса.

Теряя из-за оттока кадров $60 млрд ежегодно, Россия занимает меньше 1% (0,8%) на мировом рынке наукоемкой продукции. Между тем, как отмечается в исследовании информационно-аналитического агентства «МиК», наши ученые-эмигранты, живущие в США, обеспечивают, по разным оценкам, 25% производства американского хай-тека, что составляет около 10% мирового рынка. США стоят на первом месте в списке стран, в которые иммигрируют российские специалисты. В последние годы увеличился миграционный поток ученых в страны Тихоокеанского региона.

В целом численность научных кадров российских вузов за 25 лет сократилась весьма значительно, особенно это касается отраслевой науки. И в настоящее время количество эмигрирующих и в особенности потенциал интеллектуальной эмиграции – количество желающих эмигрировать – остаются впечатляющими. Поначалу ее масштабы оценивались как 70-90 тыс. ученых и инженеров в год, причем эта цифра называлась руководителями Минобрнауки, а значит, она весьма оптимистична. По некоторым сведениям, к началу 2000-х годов на Запад уехало 800 000 работников научной отрасли.

Недостаточное финансирование

Кроме оттока научных кадров на снижение качества научных исследований и собственно воспроизведение кадров высшей квалификации существенно влияет и недостаточное финансирование науки. Результатом бедственного материального положения ученых является то, что (по данным соцопросов) лишь половина ученых располагает средствами для приобретения только самой необходимой научной литературы. Почти 70% отметили, что по уровню благосостояния они относятся к категориям ниже, чем среднеобеспеченные. Во всех опросах около 80% респондентов выразили мнение о том, что исследования находятся на критическом рубеже.

Помимо этого особенность квалификационной и должностной структуры научных кадров связана с тем, что «кадровая составляющая научно-технического потенциала изменяется медленнее всех остальных. По имеющимся данным, подготовка кандидата наук требует 3-15 лет, а доктора наук – 8-25 лет после окончания специалистом высшего учебного заведения. Поэтому та возрастная и квалификационно-должностная структура и численность ведущих кадров, которая должна сложиться через 10-20 лет, в большей мере определяется современным составом научных работников и не поддается столь мобильному изменению, как, например, финансирование или материально-техническое снабжение исследований» (Романов А.К., Андросова Л.А., Фелингер А.Ф. Научные кадры Сибирского отделения АН СССР. Методы и результаты статистического исследования. – Новосибирск: Наука, 1979).

При этом вполне понятно, что процесс подготовки научных кадров не должен быть дискретным (из-за экономических, административных и др. причин). Очевидно, что помимо финансовых потерь при оттоке научных кадров из отрасли теряется и сама возможность дальнейшего развития отрасли в средне– и долгосрочной перспективе, а соответственно, ни о каком научно-техническом прогрессе не может быть и речи.

Таким образом, в точных и технических науках снижение уровня научных исследований происходит на фоне отсутствия современного оборудования, а во многих случаях – на фоне развала лабораторий и переходом к кустарной форме проведения исследований. Так, по оценкам зарубежных экспертов, среднестатистический российский ученый обеспечен исследовательским оборудованием примерно в 80 раз хуже американского. А средний возраст 60% измерительных приборов, используемых в отечественной науке, превышает 20 лет, в то время как, например, в США и Японии они считаются морально устаревшими и списываются после 3-5 лет эксплуатации.

Недостаточное финансирование научных исследований и по этой причине ограничение возможности регулярного активного участия в представительных международных научных мероприятиях (конференциях, симпозиумах, семинарах) также работает на понижение качества НИР и подготовки научных кадров. Очевидно, что роль федерального бюджета как одного из ведущих инструментов развития экономики государства должна повышаться.

Все это привело к тому, что научный сектор стал высокорисковым как для государственного заказчика, так и с точки зрения инвестиционной привлекательности. То есть для обеспечения бюджетного финансирования и привлечения инвестиций в форме кредитов и вложений в научные проекты наиболее важным для госзаказчика и инвестора является способность исполнителя к своевременному и качественному выполнению взятых на себя обязательств.

Сформировались условия для того, что бизнес не рискует инвестировать капиталы в науку напрямую. Да и со стороны государства с каждым годом ужесточается контроль бюджетного финансирования и конкурсных процедур отбора научных проектов.

Табл. 1. Распределение российских исследователей, работающих за рубежом (по областям науки)

Естественные науки

77,0%

Технические науки

12,7%

Гуманитарные науки

4,3%

Медицинские науки

3,6%

Общественные науки

1,7%

Сельскохозяйственные науки

0,6%

Приоритетные задачи

Отрадно, что в последнее время эта ситуация начала понемногу выправляться. На самом высоком уровне признается, что проекты, финансируемые из бюджета, должны стимулировать экономический рост и частные инвестиции. Об этом говорил президент Российской Федерации В. Путин на совещании по проекту бюджета РФ на 2016 год. «Расходы государства на здравоохранение, образование и науку должны в полной мере отвечать требованиям и запросам со стороны общества», – подчеркнул президент.

Кроме того, прорабатывается вопрос о создании Фонда развития транспортных научно-образовательных центров. Важнейшими направлениями деятельности фонда должны быть финансирование опережающих исследований и поддержка научных кадров. В связи с тем, что развитая научная база является одним из ключевых факторов успеха на рынке, финансирование научных исследований должно быть значительным. Потому как для отрасли характерны длительные сроки и значительные риски на этапе разработки новых технологий и продуктов (анализ, диагностика; опыты и эксперименты; проектирование; создание опытной модели; подготовка к серийному производству и т.д.). В то же время стимулирование научных кадров поможет избежать оттока квалифицированных специалистов из научного сектора отрасли.

Видятся такие приоритетные задачи подготовки научных кадров в интересах отрасли:

– госзаказ на НИОКР и подготовку кадров;

– создание условий для непрерывного процесса поддержки науки и техники;

– создание условий для непрерывного притока свежих научных кадров в отрасль.

Следует стремиться к тому, чтобы объемы и структура подготовки кадров высшей квалификации соответствовали целям и задачам, стоящим перед отраслью и государством в целом в области науки, техники и технологии, могли обеспечить необходимые темпы их развития и отвечали прогнозируемым структурным преобразованиям во всех отраслях народного хозяйства. Для реализации перечисленных задач потребуется, возможно, поэтапное введение государственного кадрового заказа, дифференцированного по приоритетным направлениям развития науки, техники и технологии, адресной материальной поддержки научных кадров и НИОКР.

Проблемы подготовки научных кадров в интересах отрасли:

Отток кадров.

Дискретность процесса подготовки научных кадров и научного процесса в целом.

Недостаточное финансирование.

Следствия:

Снижение качества научных исследований.

Снижение качества подготовки научных кадров.

Снижение привлекательности научной деятельности.

Снижение мотивации к повышению экономической эффективности результатов научной деятельности.

Снижение инвестиций в науку вследствие повышения рисков.

Морской флот №6 (2015)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России

07.10.2020

Инфраструктура / Образование

21.08.2020

Инфраструктура / Образование

19.03.2020

Инфраструктура / Образование