Непосредственный и фоновый культурный диалоги - Морские вести России

Непосредственный и фоновый культурный диалоги

10.03.2017

Инфраструктура / Образование

Непосредственный и фоновый культурный диалоги

Вывести ученика за рамки двухмерного пространства, показать глубины проблемы и отыскать вместе с ним решение (за отведенное на тему время «сделать открытие») – вот главная задача учителя. Слова учителя должны обладать смыслом, которого они лишены в словаре. В четырехмерном пространстве стандартов нет, зато там есть синергия восприятия.

Николай Григорьев, профессор кафедры технических средств навигации ГУМРФ имени адмирала С.О. Макарова

Рассчитывать на успех невозможно

Образовательные реформы в России носят перманентный характер, а по образному выражению О. Уайльда, «в России возможно все, кроме реформ».

За последние два десятилетия качество образования стремительно снизилось. Как и всякое разрушение, этот процесс носит нелинейный характер. Современный школьник с первых дней попадает под влияние изощренных мер, якобы способствующих прогрессу образования. Документы, исходящие от чиновников, изобилуют терминологией, чуждой природе человеческого сознания. Следует дать некоторые определения и сделать уточнения. И для начала уместно напомнить определение лингвистики.

«Лингвистика (языкознание, языковедение) – наука, изучающая древние и современные языки. Это наука о естественном человеческом языке вообще и о всех языках мира как индивидуальных его представителях» (курсив автора).

А вот пример современного «естественного человеческого языка»: «В процессе опытно-экспериментальной работы в рамках городской экспериментальной площадки по разработке модели личностно-ориентированного образования и под руководством… мы апробировали ряд способов учета личностной семантики школьников».

В погоне за новомодными терминами и терминологией утрачивается достоинство лингвистики как науки.

Во все времена успешному общению учителя и учащегося способствовали два таких явления, как непосредственный и фоновый культурный диалоги, которые устанавливают равновесие между внутренним диалогом ученика и учителя.

Эффективное обучение невозможно без фонового диалога. Непосредственный диалог может нести новизну, но без фоновых знаний рассчитывать на успех вряд ли возможно.

Академик Д.С. Лихачев так вспоминает свою учебу в университете: «Надо учиться не скоростному, а медленному чтению. Пропагандистом медленного чтения был академик Щерба. Мы с ним за год успевали прочесть только несколько строк из «Медного всадника» (курсив автора). Каждое слово представлялось нам, как остров, который нам надо было открыть и описать со всех сторон. У Щербы я научился ценить наслаждение от медленного чтения».

Для пояснения пользы медленного чтения, которое и позволяет формировать фоновое пространство для ведения непосредственного диалога, обратимся к стихотворению А.С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге», которое начинается словами:

«Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хазарам…»

Можно выучить текст и продекламировать его, но «и попугаи способны произносить слова самого высокого достоинства».

Для формирования фонового культурного диалога потребуются знания. Прежде всего о том, кто такой Олег? Почему он вещий и что значит само слово «вещий»? Кто такие хазары, за что им нужно мстить? Когда происходили описываемые события? Каковыми были события, предшествующие сборам? Как видим, вопросам нет счета; их можно продолжать и продолжать.

Но зато, зная ответы на вопросы, формируется фоновое пространство для непосредственного диалога – он становится результативным. Выстраиваются ассоциативные связи (результат внутреннего диалога), которые будут задействованы в других ситуациях. Примечательно, что в результате внешнего диалога может меняться и внутренний диалог учителя. В шутке «Уже все сам понял, а они не понимают» есть доля истины. Стремление быть доходчивым приводит к открытиям новых методических приемов.

Ассоциативные связи – основа успешного обучения. Успешному формированию ассоциаций хорошо способствуют метафоры, однако следует иметь в виду, что некоторые метафоры могут не восприниматься современной аудиторией. Так, например, излагая теорию компенсации девиации магнитного компаса, вполне уместна метафора: «Клин вышибают клином», то есть девиацию, создаваемую твердым в магнитном отношении железом, компенсируют при помощи магнитов-уничтожителей, а девиацию от мягкого в магнитном отношении судового железа компенсируют при помощи компенсаторов, изготовленных из мягкого в магнитном отношении железа. Метафора может и не сработать, если учащимся неизвестен ее глубинный смысл, что «клин вышибают клином», – подобное устраняется подобным. Дровяное отопление еще есть, но мало кто рубит дрова, их закупают уже колотыми.

«Бессмысленный свист»

Успешному обучению способствуют, например, такие психофизиологические показатели, как вербальный интеллект, интеллектуальная лабильность и общая осведомленность. И конечно же, мотивация, без которой все усилия учителя напрасны.

Сочетание обилия информации с проблемой восприятия этой информации негативно сказывается на состоянии безопасности мореплавания. Как показали исследования, проводимые в Морском колледже ГМА имени адмирала С.О. Макарова (период с 2004-2008 гг.), у абитуриентов в группе качеств умственной работоспособности оказались ниже нормы:

– вербальный интеллект (у 40%);

– интеллектуальная лабильность или способность к обучению (у 37%);

– общая осведомленность (у 30%).

Например, на вопрос: «Сколько полюсов у Земли?» – был получен ответ: «Четыре!» И это вовсе не свидетельствует об ущербности умственных способностей. Ответ свидетельствует о безразличии к своему фоновому культурному пространству. При непосредственном диалоге это скажется на качестве обучения, а в дальнейшем – на практической деятельности.

Неполнота фонового культурного пространства переходит в область профессиональной деятельности. В книге У.Р. Климова «Лекции по МППСС-72 (части А и В)» приведены данные отечественных и зарубежных исследований, когда судоводители неверно понимали или толковали правила. О том, что проблемы понимания МППСС-72 существуют, свидетельствуют как результаты расследования аварий, так и литература по вопросам безопасности мореплавания.

При сформировавшемся культурном фоновом диалоге (здесь имеется в виду профессиональная деятельность) картина будет выглядеть следующим образом – сформировано единое понятийное пространство.

Если же единое фоновое культурное (понятийное) пространство не сформировано, то внешний диалог не даст желаемого результата. Картина диалога будет выглядеть иначе.

Что же происходит в результате непосредственного диалога, когда фоновое пространство слабо сформировано или его вообще нет? Не это ли имел в виду Д. Мережковский в критической статье «В обезьяньих лапах», когда писал: «Недосягаемые глубины мистического созерцания, перейдя из четвертого измерения во второе, в общедоступную плоскость, как бы неимоверно расплющились»?

Мнения Мережковского в части воздействия слова весьма поучительны. Вот как он пишет о творчестве Л. Андреева: «Для моего человеческого носа тут запах валерьяны слишком чувствителен. И где бы я ни открыл книгу, мелькают все те же цветы красноречия, подобные цветам провинциальных обоев. Не живые сочетания, а мертвая пыль слов, книжный сор. Слова, налитые не огнем и кровью, а типографскими чернилами. Я знаю, что значит: «огурец соленый», «стол круглый»; но что значит: «мучительные воспоминания», «жгучая тоска» – я не то что не знаю, а знать не хочу, как не хочу знать, что опротивевшие обойные цветочки имеют притязание на сходство с полевыми васильками и маками: мало ли чего хотел обойный фабрикант, да моя-то душа этого не хочет».

И уж вряд ли можно назвать «цветами красноречия» современные термины в системе образования, такие как КИМы (контрольно-измерительные материалы), инновационные образовательные технологии и прочие «побрякушки», рожденные чиновничьим воображением.

Агни-йога предостерегает: «Можно обогащать язык новыми определительными, но бессмысленный свист не принесет пользы. Каждая буква, по звуку своему, означает вибрацию центров. Нелепо без пользы нарушать созвучие». Вслушайтесь в корявые, лишенные смысла слова и фразы чиновничьей казуистики. Они и есть типичные образчики «бессмысленного свиста».

Интересно, что сказал бы Мережковский о творчестве современных чиновников от образования? Зато в полной мере это отразили в своем творчестве русские писатели: И. Бунин в «Окаянных днях», М. Булгаков в «Собачьем сердце». Список можно продолжить.

Вот только мыслям русских и советских писателей-классиков не нашлось места в головах чиновников ввиду отсутствия фонового культурного пространства, а без него зародившиеся ассоциации выглядят ущербно.

Чреваты аварийностью

В морском образовании проблемы отсутствия фонового пространства чреваты аварийностью. Морской профессиональный язык насыщен терминологией, где, как выразился герой рассказа А.П. Чехова «Свадьба с генералом» отставной контр-адмирал Ревунов-Караулов, «всякое незначительное слово имеет, так сказать, свое таинственное... ээ... недоумение...».

Не так страшно, если «таинственное недоумение» достигло слуха обывателя. Но если на морском флоте профессиональные термины (на русском и на английском языках) перейдут в разряд «таинственного недоумения», то это прямая угроза безопасности мореплавания.

В те времена, когда морские профессии находились в числе самых престижных и ценились знания, а не корочки диплома, формированию фонового пространства способствовала художественная литература и клубы юных моряков. Альманах «На суше и на море», произведения Д. Лондона, К. М. Станюковича, А.С. Новикова-Прибоя и многих других писателей будили воображение будущих мореходов. Современный уровень культуры чтения снизился по сравнению с тем уровнем, который предшествовал эпохе Интернета, и это несмотря на то что доступность (но не востребованность) литературы многократно выросла. В школах изучали не только само произведение, но и критические статьи по ним, что способствовало формированию культурного фонового пространства. Современное упование на всесилие стандартов образования (шаблонов) – это очередная утопия. Писатели И. Акимов и В. Клименко в книге «О природе таланта» пишут: «В руках природы не шаблон, а норма. Если шаблон – это жесткая единственная форма, то норма – это диапазон (от и до), в котором может разместиться (свободно развиваться) огромное количество форм».

В современном судоходстве знание и понимание терминологии несет в себе судьбоносные последствия. Знание и понимание многообразия терминологии предполагает наличие обширных ассоциативных связей.

Морские узлы могут многое поведать о значимости терминологии, особенно на парусниках. Даже невзрачная снасть (веревочка) имеет свое название и четкое функциональное предназначение, а самая короткая из них носит название рында-булинь и крепится она к языку судовой рынды. Но есть веревки, от которых зависит безопасность судна. Например, шпринг (spring – пружина) – швартовный трос, поданный с носа (смотрит в корму) или кормы (смотрит в нос) для удержания судна в заданном положении. Как следует из названия, шпринг пружинит (гасит инерцию судна при его подходе к причалу) и предотвращает «гуляние» судна при стоянке у причала. Во время отшвартовки шпринг используется для того, чтобы «отбить» нос или корму судна от причала.

Для моряка сам термин «шпринг» «обрастает» ассоциациями, характеризующими его функциональные предназначения и ориентацию в пространстве.

Выводы. Современному российскому образованию требуются не реформы, а благоразумие. Экономить на образовании – преступно.

Пора уяснить, что не стандарты и инновационные образовательные технологии создают знания. Знания создают преподаватель и учащиеся, которым не чужд непосредственный диалог в доступном для обеих сторон фоновом пространстве.

Проблема лекторов в морском образовании стоит остро во всем мире. В российском образовании еще есть остатки былого величия. И их надо беречь и приумножать!

Морской флот №1 (2016)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России

22.10.2020

Инфраструктура / Образование

07.10.2020

Инфраструктура / Образование

21.08.2020

Инфраструктура / Образование