Теоретической механике и сопромату здесь обучают уже 70 лет - Морские вести России

Теоретической механике и сопромату здесь обучают уже 70 лет

12.02.2018

Инфраструктура / Образование

Теоретической механике и сопромату здесь обучают уже 70 лет

В №4 за 2016 г. «Морской флот» начал публикацию материалов о кафедрах морских университетов. В этом номере редакция журнала предлагает материал о кафедре теоретической механики и сопротивления материалов МГУ им. адм. Г.И. Невельского.

«Морской флот» приглашает руководителей вузовских подразделений выступить в журнале с рассказом об истории становления кафедр и о сегодняшнем дне. Что интересного, а может быть, даже уникального происходит на вашей кафедре, как продвигается реформа образования? Ждем ваших материалов!

Владимир Гаманов, заведующий кафедрой теоретической механики и сопротивления материалов МГУ им. адм. Г.И. Невельского, к.т.н., профессор

Они были первыми

История современной кафедры теоретической механики и сопротивления материалов Морского государственного университета им. адм. Г.И. Невельского началась одновременно с образованием во Владивостоке Высшего мореходного училища (ВВМУ), то есть в марте 1944 года.

Особой проблемы с педагогическим составом, кто мог вести курс теоретической механики и сопротивления материалов, не было – сохранился коллектив морского техникума. Однако высшее образование предполагает другие требования к профессорско-преподавательскому составу, в том числе наличие ученых степеней и званий. Да и сам предмет, который в стандартах среднего профессионального образования носил название «Техническая механика» и включал в себя помимо основ теоретической механики и сопротивления материалов основы теории механизмов и машин и курса «Детали машин», серьезно изменился не только в объеме, но и по содержанию. Изучение курсов теоретической механики и сопротивления материалов требовало вузовской математической подготовки как для курсантов, так и для педагогов.

Помимо профессиональной подготовки и наличия базовых знаний обязательным элементом в деятельности профессорско-преподавательского состава (ППС) высшей школы всегда является научно-исследовательская работа. Поэтому руководство училища в первую очередь стремилось укомплектовать кафедры нового вуза специалистами с учеными степенями и званиями. А поскольку на Дальнем Востоке России с такими кадрами в ту пору был серьезный дефицит, то специалисты привлекались со всех уголков нашей необъятной Родины.

На замену всего ППС усилий, конечно, не хватало. Поэтому первоочередной задачей был подбор руководителей, способных организовать научно-исследовательскую работу кафедры, а также подбор перспективных молодых педагогов для организации учебных занятий и выполнения научно-исследовательской работы (НИР) с целью подготовки и защиты диссертаций.

Первыми руководителями кафедры были приглашенные из различных вузов страны специалисты со степенями и званиями. С 1944 по 1946 год кафедрой заведовал доцент Н. Василенко, с 1947 по 1948 год – к.т.н., доцент Н. Бражниченко, а с 1949 по 1953 год кафедрой руководил Константин Родионович Коваленко.

Кандидат физико-математических наук, доцент, воспитанник высшей школы города Одессы Константин Родионович внес существенный вклад в становление и развитие кафедры технической механики – такое название кафедра носила в то время.

Большое внимание он уделял подбору перспективной молодежи из учащихся и выпускников училища. Таким образом, в круг весьма перспективных и интересных ему людей попали курсанты судомеханического факультета Б. Пинчук, Ф. Ниточкин и Г. Боголепов, в недалеком будущем сотрудники кафедры.

Феодосий Рафаилович Ниточкин, еще будучи курсантом, с подачи К. Коваленко начал работу на кафедре старшим лаборантом. Получив диплом, он остался на кафедре преподавать курс теоретической механики.

Надо сказать, что и Борис Дмитриевич Пинчук, и Геннадий Михайлович Боголепов тоже избрали для себя основным направлением педагогической деятельности преподавание курса теоретической механики. Настолько эффективно и завлекательно было чтение этой дисциплины доцентом Коваленко.

В 1954 году на смену Коваленко пришел новый руководитель. Корабел, выпускник Одесского института инженеров морского транспорта (ОИИМФ) Владимир Константинович Егупов. Кандидат технических наук, доцент, направлением научной деятельности которого было исследование вибрации судовых конструкций. Это научное направление, а также научная работа на угольных шахтах города Артема в Приморском крае по исследованию прочности крепи шахтных выработок послужили основой диссертационной работы молодых сотрудников кафедры: Б. Пинчука, Ф. Ниточкина и Г. Боголепова. К сожалению, до защиты диссертации тему довел только Феодосий Ниточкин. Характер этого молодого человека был сформирован суровым климатом Архангельского Поморья, где он провел свое детство и юность. Свернуть его с намеченного пути было очень непросто.

Что касается других соискателей, то, как всегда, серьезных причин к отступлению было достаточно. Б.Пинчук с курсантской поры увлекался общественной работой. После окончания училища он стал освобожденным секретарем комсомольской организации ВВМУ в ранге члена ЦК ВЛКСМ. Потом руководящие должности в «политбюро КПСС» училища плюс преподавание на кафедре. Времени на науку просто не хватало.

У Г. Боголепова было другое увлечение – яхтенный спорт. Геннадий Михайлович стал на Дальнем Востоке России, да и в СССР первым яхтенным капитаном, с которого начались и развились дальние плавания яхт училища на Сахалин, Камчатку и другие дальние места, освященные открытиями наших великих первопроходцев: Невельского, Беринга и других. А по образному выражению Геннадия Михайловича: «Яхта – это точка в море, куда уходит все свободное время и деньги», – поэтому защита диссертации отошла на второй план.

Возможно, если хотя бы еще на два года В. Егупов задержался в училище, диссертации были бы написаны и защищены. Но в 1956 году Владимира Константиновича позвала домой «жемчужина у моря», и он вернулся в Одессу. Пребывание его в должности руководителя кафедры отмечено не только активизацией научно-исследовательской работы, но и развитием учебно-методической и научной базы курса сопротивления материалов. Была организована полноценная лаборатория сопротивления материалов, заведовать которой назначили Геннадия Сергеевича Зубкова. Появилось новое электронное оборудование для исследования вибрационных процессов, тензометрические станции и регистрирующая аппаратура. А главное, появились специалисты, владеющие этой сложной техникой и методиками проведения испытаний. После Егупова руководство кафедрой практически на двадцать лет было поручено старшему преподавателю Борису Дмитриевичу Пинчуку. Главной задачей для него, как и прежде, оставался вопрос формирования коллектива кафедры. Нужны были ученые кадры, желательно молодые, со степенями и званиями, нацеленные на активную научно-исследовательскую работу.

В эту пору в училище пришло очередное пополнение. Из Одессы приехал Валентин Эммануилович Магула, а из Астрахани – чета Друзь: Борис Иванович и Таисия Георгиевна, тоже выпускники ОИИМФ, с сыном Иваном. В. Магула уже был кандидатом наук, поэтому через некоторое время его назначили руководителем на вновь образованную кафедру теории и устройства судна (ТУС). Сюда же был направлен Б. Друзь, а Таисия Георгиевна пришла на кафедру технической механики. Ее специализацией, как у корабела, стал курс сопротивления материалов, который она знала прекрасно и, главное, могла доходчиво донести эти знания курсантам. Помимо обязанностей ведущего преподавателя она добровольно взяла на себя нелегкую задачу выбора одаренных курсантов, у которых, как говорил Б. Пинчук, «был блеск в глазах».

Собственно, эта задача стояла перед всеми сотрудниками кафедры, и она успешно решалась. Так в списке перспективных кадров появились фамилии А. Затипякина, В. Непейводы, В. Гаманова, С. Огая, В. Алексеева и другие.

Фото. 1. Состав кафедры 1969 года. Слева направо: сидят – Ф. Ниточкин, А. Богданова, С. Ибрагимова, Б. Пинчук, Г. Боголепов
стоят – Г. Марков, Т. Друзь, А. Затипякин, А. Белова, Н. Рожковская, Г.Зубков, А. Беляев

Создание научной школы

Собственной научной школы на кафедре не было, поэтому Алексея Затипякина направили в целевую аспирантуру Ленинградского политехнического института. Успешно защитив там кандидатскую диссертацию, он вернулся в родные пенаты специалистом в области циклической прочности материалов. Свои исследования Алексей Максимович продолжил на кафедре, для чего лаборатория сопротивления материалов пополнилась новым оборудованием. Появились установки для определения усталостной прочности материалов при симметричном и пульсирующем циклах нагружения и новые хоздоговорные темы научно-исследовательских работ.

Для остальных «избранных» к 1968 году подоспела аспирантура, открытая на кафедре ТУС теперь уже Дальневосточного высшего инженерного морского училища (ДВВИМУ) им. адм. Г.И. Невельского. Благодаря активной творческой работе В. Магулы, к этому времени уже доктора технических наук, вокруг него сформировалась могучая группа единомышленников, организовавшая единственную в Советском Союзе научную школу по проектированию и расчету конструкций из мягких оболочек. Вот в этот славный коллектив были приняты будущие преподаватели кафедры технической механики В. Гаманов и В. Непейвода, немного позднее С. Огай и В. Алексеев. Благодаря активным контактам В. Магулысо товарищи, в сферу влияния этой школы попали не только выпускники ДВВИМУ, но и производственники – работники Дальневосточного морского пароходства, Морского Регистра, преподаватели и сотрудники других вузов. Школа работала очень продуктивно и по завершении обучения все защитили кандидатские диссертации.

На общем фото кафедры «молодые» В. Гаманов и В. Непейвода появятся в 1972 году, С. Огай продолжит работать на кафедре ТУС, а В. Алексеев – на кафедре инженерной графики

Кафедра с новым вливанием уже выглядела достаточно прилично в части ППС со степенями и званиями. Наступили времена, когда заведующий кафедрой обязательно должен был иметь ученую степень и звание. С этого года (1972) и до 1987-го, на пятнадцать лет, кафедру возглавил Алексей Максимович Затипякин.

Свежая струя молодежи создала благоприятную обстановку для развития на кафедре научного направления, связанного с проектированием и расчетом конструкций из мягких оболочек. Школа, сформированная В. Магулой, продолжала активно работать, несмотря на его отъезд в г. Николаев. Руководство кафедрой ТУС и научной школой взял на себя Борис Иванович Друзь.

Не просто работали, но и дружили

Успешной деятельности достаточно большого коллектива способствовала дружеская, практически семейная обстановка, сложившаяся в близких по духу кафедральных коллективах. Этому способствовали регулярные неформальные встречи сотрудников различных кафедр с выездом на природу в любое время года. Зимой или летом, практически в любую погоду, дружный коллектив выезжал в «места обетованные поедать тушенку», так со скепсисом комментировал это событие Г. Боголепов, который в мероприятиях не участвовал в силу загруженности на яхте. Порой в летнее время дружная команда рассаживалась на плавсредства училища и выходила в море на рыбалку с высадкой на о. Русский, меняя «мясной» ассортимент пищи на рыбный.

Все были молоды и успешны. У всех была перспектива роста – и научного, и административного. Только не ленись!

Между тем образовательный процесс никто не отменял. Нужны были свежие силы, поскольку в училище расширялся перечень специальностей, увеличивалось количество обучаемых. На кафедру регулярно приходили трудоустраиваться молодые выпускники владивостокских вузов – быть преподавателем в ту пору было престижно. Надолго и успешно влились в коллектив Алла Георгиевна Белова, выпускница Дальневосточного государственного университета (ДВГУ), и Светлана Тимофеевна Ибрагимова, выпускница Дальневосточного политехнического института (ДВПИ). Надежно прижился на кафедре выпускник ДВПИ Олег Владимирович Антоненко. Его Борис Иванович Друзь «отловил» в 1974 году в корпусном цехе «Дальзавода». Затем аспирантура при кафедре ТУС, и с 1977-го преподаватель кафедры уже теоретической механики и сопротивления материалов (ТМ и СМ), а с 1979 года кандидат технических наук.

Другие приходили и уходили, часто не задерживаясь. Причины ухода разные, но большей частью семейного характера. Или муж военнослужащий, или семья переезжает в другой город. Поэтому кафедра методично продолжала делать свою работу по отбору толковых ребят из числа курсантов. «Найденышей» принимали в свои ласковые руки научные школы училища, которых к 80-м годам было уже достаточно, хотя и целевая аспирантура других вузов от наших выпускников никогда не отказывалась. Поэтому с середины 70-х годов наблюдался активный рост научного потенциала училища. Кафедры омолаживались, жизнь кипела.

Наверное, в этот период кафедра получила шутливую добавку к официальному названию – «Веселые ребята». Действительно, Володя Непейвода профессионально играл на малюсенькой гармошке, Феодосий Рафаилович Ниточкин прекрасно пел, Алла Георгиевна Белова была прирожденная актриса, и под ее руководством на кафедре сложился творческий коллектив мини-театра. А танец маленьких лебедей в исполнении Б. Пинчука и А. Кучерчука (руководитель научно-исследовательского отдела училища) на сцене актового зала училища всегда вызывал гомерический хохот зрителей. Нужно было видеть эту пару: полненький Б. Пинчук, ростом около 150 см, и огромный А. Кучерчук, ростом примерно 195 см и весом около140 кг, порхали по сцене, изображая пару лебедей. Зрелище незабываемое!

Но В.Г. Непейвода был профессионал не только в игре на гармонике. Избранное направление НИР – проектирование и расчет демпфирующих судовых кранцев – оказалось весьма перспективным и востребованным для обеспечения безопасности при швартовых операциях в открытом море. Темой заинтересовались рыбаки, для которых подобные операции были обыденным явлением и представляли серьезную проблему. Тем же рыбакам и ученым очень пригодилась разработка Владимира Георгиевича на основе мягких оболочек по транспортировке белух. В «мягкой упаковке» они с комфортом летали от побережья Тихого океана на побережье Атлантического.

У Владимира Григорьевича было еще одно увлечение – компьютеризация учебного процесса. Говоря современным языком, при преподавании курса теоретической механики он перешел на использование инновационных технологий, разработав компьютерные программы по всем разделам курса.

Став в 1987 году руководителем кафедры, он организовал в одной из кафедральных аудиторий компьютерный класс, где были инсталлированы разработанные им программы. В лекционных аудиториях установили плотные механизированные шторы и проекционные экраны, что позволило ему и другим сотрудникам кафедры вести свои занятия с использованием мультимедийного компьютерного оборудования.

К сожалению, в 2002 году Владимир Георгиевич по состоянию здоровья отошел от активной деятельности. Новым руководителем кафедры стал Иван Борисович Друзь. Выпускник Дальневосточного политехнического института, он пришел на кафедру в октябре 1984 года, сменив ушедшую на отдых Таисию Георгиевну, свою мать. В 1986 году И. Друзь успешно защитил кандидатскую диссертацию в специализированном совете ДВВИМУ и продолжил научную работу под руководством Бориса Ивановича, своего отца. Тандем работал замечательно. Занявшись общими вопросами проектных расчетов конструкций из мягких оболочек, Иван Друзь уже через девять лет сумел подготовить к защите докторскую диссертацию и успешно защитил ее в 1996 году. Таким образом, через 58 лет со дня основания кафедру впервые возглавил доктор технических наук, профессор Иван Борисович Друзь, достойный сын своих родителей.

Фото. 2. В первом ряду – И. Друзь, В. Гаманов, Е. Чинчукова, О. Антоненко;
второй ряд – С. Ибрагимова, Г. Коневский, Т. Усова, Г. Новикова

Принципиальный вопрос

Удивительно, но последние три руководителя – Затипякин, Непейвода и Друзь – были в должности заведующего кафедрой ровно пятнадцать лет каждый. Осенью 2015 года, «нагулявшись» вдоволь по «властным кабинетам», на кафедру вернулся профессор В. Гаманов, чему был очень рад И. Друзь, которого «достали» разнообразные болячки и «бумаготворчество».

Оказывается, по нашему трудовому законодательству после семидесяти лет уже нельзя занимать руководящие должности административно-управленческого аппарата, но быть преподавателем или возглавлять кафедру можно до гробовой доски. Интересно, сможет ли избранный в марте 2017 года на заведование кафедрой В. Гаманов пробыть в этой должности традиционные, как у предшественников, пятнадцать лет или нет? Вопрос очень важный не только с точки зрения продолжительности жизни. На кафедре, где всего-то пять штатных преподавателей, трое старше семидесяти, один подбирается к 63 годам и лишь у одного возраст Иисуса Христа. Елена Павловна Чинчукова, выпускница нашего университета по специальности «автономные и управляющие системы», решила связать свою судьбу с замечательной кафедрой ТМ и СМ. Свою кандидатскую диссертацию она уже практически подготовила, нужно защищаться. Может быть, она станет первой ласточкой, которая принесет желаемое омоложение кафедры. Иначе судьба наша во мраке. Вымрем как динозавры. Не идет перспективная молодежь «сеять разумное, доброе, вечное», слишком мала компенсация за ненормированный и тяжелый преподавательский труд.

Видимо, там, наверху, в министерствах об этом тоже знают. Поэтому в новых ФГОС с каждым годом сокращается количество часов на фундаментальную общеинженерную подготовку. В некоторых вузах уже раздают эту нагрузку специальным, выпускающим кафедрам, а это уже профанация образования, поскольку для преподавания таких дисциплин требуется специально обученный человек. Уровень профессиональной подготовки при таком подходе к решению злободневной для всей России задачи будет падать еще быстрее.

Особенно остро эта проблема проявилась при переходе России на концепцию пресловутой Болонской системы образования. По своей сути система основывается на компетентностном подходе, когда непосредственная оценка полученных знаний происходит по определенным баллам. То есть учащийся получает некие компетенции, которые на тот момент были важны, и если так случилось, что сейчас они уже не столь актуальны, то приходится переучиваться заново. Чтобы не переучивать, в России поступают проще – меняют ФГОС, откуда и чуть ли не ежегодное их изменение в связи с изменением компетенций.

Ситуация, типичная для технических вузов. Высшее техническое образование в стране упорно движется к уровню профессионально-технического училища, ну может быть, колледжа. То есть сегодня, через 73 года с тех пор, когда морские техникумы были преобразованы в высшие учебные заведения, начался обратный процесс. Например, набор дисциплин в цикле «Механика» для судоводителей включает в себя то, что содержится в программе СПО для этой же специальности. Читается он в одном семестре с объемом аудиторной нагрузки 50 часов (30 лекции, 20 практика). Перечислю содержание цикла: теоретическая механика, сопротивление материалов, теория механизмов и машин, детали машин. Оппоненты могут возразить, а пятьдесят процентов на самостоятельную подготовку? Их же тоже надо учитывать в общей нагрузке. Учитывать-то можно, но большинство современных ЕГЭшных выпускников школ в принципе не могут учиться самостоятельно. Вот и получается – круг замкнулся. Конфуз с общим средним образованием – деградация высшего профессионального.

И вот фотография любимой кафедры 2017 года. Девять преподавателей, не включая почасовиков, на фото 1969 года, и только пять – на фото этого года. Притом что число обучаемых сегодня выросло почти в два раза по сравнению с тем периодом. Если так и дальше пойдет, кафедра уже будет не нужна, по крайней мере как самостоятельная единица. Вот такая история.

Морской флот №5 (2017)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России

22.10.2020

Инфраструктура / Образование

07.10.2020

Инфраструктура / Образование

21.08.2020

Инфраструктура / Образование