Как я добилась плавательной практики - Морские вести России

Как я добилась плавательной практики

04.02.2019

Инфраструктура / Образование

Как я добилась плавательной практики

Работа в море – это моя мечта, которая постепенно начинает реализовываться. С детских лет я хотела связать свою жизнь с морским флотом, на это повлияло не только чтение книг и рассказы знакомых людей, но и факт того, что это очень тяжелый труд. С детства тренируюсь в окружении мальчиков в секции рукопашного боя и прекрасно понимаю, что физических сил у меня не меньше, а моральных, может быть, даже больше, чем у них. Выбирая «мужскую профессию», была уверена, что справлюсь со всеми трудностями. Чем больше трудностей, тем сложнее и интереснее жизнь. Но трудно – не значит непреодолимо.

Светлана Фильченко, студентка 4-го курса факультета судовождения ВГУВТ

Трудности женского пола

К сожалению, в настоящее время вопрос с трудоустройством женского пола на практику на судах достаточно сложен. Не все компании готовы брать матросами или кадетами девушек на свои суда, так как они считают, что с этой работой они могут не справиться, а скорее, просто не доверяют женскому полу. Зачастую компании, которые один раз столкнулись с сомнительным выполнением обязанностей лицами женского пола, впоследствии считают, что и другие девушки могут себя показывать также некомпетентно. Но я уверена, что это единичные случаи и что на флоте встречаются такие же некомпетентные лица мужского пола. Считаю, что это абсолютно не правильный подход, так как многие женщины, желающие работать на флоте, готовы к любым трудностям и выполнению тяжелой физической работы. К тому же в настоящее время мы бываем физически и морально более сильными, чем мужчины.

Вопрос с трудоустройством на практику в этом году был для меня весьма трудным. В прошлом году мне удалось попасть на парусное учебное судно «Херсонес», это была ознакомительная практика, которая дала мне понять, что я ошиблась в выборе профессии. Но в этом году я сразу поняла, что надеяться нужно только на себя в поисках практики, что помочь с этим вопросом, к сожалению, никто не сможет. Я поехала в Санкт-Петербург и посетила различные крюинги и компании. Иностранные компании ссылались на то, что их судовладельцы против лиц женского пола из России в должности кадета, а многие русские компании – что трудоустройство женского пола на должность матроса запрещено по Постановлению Правительства РФ от 25 февраля 2000 года. Естественно, заинтересовалась этим постановлением и решила написать письмо в Правительство РФ с тем, чтобы были введены некоторые корректировки, касающиеся работы женщин на флоте в рядовых должностях, так как считаю, что необходимо пройти все ступени развития, от матроса до судоводителя.

Мне пришло ответное письмо из Департамента условий и охраны труда Министерства труда и социальной защиты РФ, в котором говорилось, что судовладелец имеет право принимать на работу лиц женского пола при условии создания безопасных условий труда, и поэтому этот перечень не устанавливает абсолютного запрета применения труда женщин в рядовых должностях. То есть многие компании просто не хотят связываться с лицами женского пола, поэтому ссылаются на постановления.

Я уже теряла надежду устроиться хоть куда-нибудь на практику, все мои визиты и звонки в различные компании были напрасны. Но вот в нижегородском крюинге «Моряк и мир» мне не отказали, а, наоборот, обещали помочь с трудоустройством. Там поверили в меня и в мои силы и убедили судовладельца взять меня на работу вахтенным матросом, за что очень благодарна.

Практика на «Нефтерудовозе-2»

Представители крюинга пригласили меня лично побеседовать с ними, и буквально на следующий день рано утром я уже ехала в поезде в Азов, где меня ждало судно. Все было настолько неожиданно для меня после стольких отказов, что радости не было предела.

Итак, судно, на котором мне предстояло пройти практику, называлось «Нефтерудовоз-2», класса река-море плавания, которое выполняло каботажные перевозки на Черном и Азовском морях, но вскоре из-за отсутствия соответствующего фрахта судовладелец вынужден был нас передислоцировать на север, чтобы работать на Беломорско-Балтийском канале, в Белом и Баренцевом морях.

В первый день меня встретили доброжелательно, а впоследствии, узнавая с каждым днем все больше и больше как специалиста, четко выполняющего указания и готового обучаться, стали относиться ко мне очень хорошо и уважительно. Считаю, что пол в этом случае не имеет абсолютно никакого значения, главное, чтобы человек добросовестно и правильно исполнял обязанности.

Это была очень насыщенная практика, так как мне удалось поработать в морях на юге, на севере и пройти нашу страну по внутренним водным путям, увидеть много интересного и узнать много нового и необходимого для освоения специальности «судовождение». По пути следования мы брали груз в одних портах, а затем выгружали в других, которые располагались на нашем маршруте.

Моя практика продолжалась около пяти месяцев. В это время я работала как матрос и как стажер вахтенного помощника. Как матрос научилась работать с якорным устройством, отдавать и выбирать якорь, швартоваться к причалу и швартоваться в шлюзах, забрасывая швартов на рымы, выполнять все работы, связанные с покрасочными работами и замывками, а также убирать не только палубу, но и внутренние помещения надстройки. Особенно мне нравилось работать лопатой во время погрузки, когда она осуществлялась ленточным транспортером, который был установлен на одном месте, и под него необходимо было постоянно пододвигать судно, используя швартовые.

Мне полюбились вахты в Беломорско-Балтийском канале, все они (с подвахтами) проходили на палубе на швартовых, так как все 19 шлюзов идут друг за другом на незначительном расстоянии, из них 13 – двухкамерные, а остальные 6 – однокамерные. Беломорско-Балтийский канал представляет собой целый историко-культурный комплекс с завораживающими пейзажами. Кроме того, это один из наиболее сложных участков для судовождения, поэтому стоять на руле между шлюзами было очень интересно и полезно, так как судоходство на этом канале имеет свои особенности, и главное из них – это сочетание озерных и речных особенностей плавания, которые связаны с изменением метеорологических и судоходных условий. Шлюзы Беломорско-Балтийского канала имеют наименьшие габариты на всей единой глубоководной системе, их ширина составляет 14,3 метра, тогда как ширина нашего судна 13,46. Поэтому весь судоводительский состав был очень компетентен в вопросах судовождения, и в частности прохождения этого канала без лоцмана. Я считаю, что это мастерство – завести судно в столь небольшую камеру без ударов, четко, ровно и удобно для нас, матросов, при забрасывании швартовых на рымы в шлюзе.

Я стояла вахты на реке с 00:00 до 04:00 и с 12:00 до 16:00, также были подвахты – два часа до вахты и, соответственно, после. В море вахты были с 08:00 до 12:00 и с 20:00 до 24:00.

Мои шторма

Морские переходы по Белому и Баренцеву морям от Беломорска до Нарьян-Мара проходили в различных метеорологических условиях. Зачастую мы попадали в сильные шторма. Однажды, когда шли из Нарьян-Мара в Беломорск в балласте, на границе между Баренцевым и Белым морями погодные условия резко изменились, ветер достигал 35 м/с, волны доходили до 7 метров. В это время была вахта капитана, и я стояла на руле. Судно перестало слушаться руля, и, казалось, стихия полностью овладела им, оно не хотело выходить на нужный нам курс. Более того, судно самостоятельно разворачивалось в противоположную сторону, при этом угол крена достигал 30 градусов. Все летало, было жутко смотреть на увеличение показаний кренометра. На мостике в это время был весь судоводительский состав, и со стихией все же удалось справиться, а спустя некоторое время волнение стало попутным.

Также запомнился случай, связанный с таким неблагоприятным погодным условием, как туман. Мы шли по Белому морю, видимость была нулевая, не было видно даже носа нашего судна. И во время ужина повар увидела через иллюминатор людей на лодке, которые кричали и просили о помощи. Оказалось, что они вышли проверить поставленные сети, но потерялись в тумане и уже 17 часов не могли обнаружить берег. Мы пришвартовали их лодку к борту, подняли на борт судна и подвели к берегу, насколько позволили глубины. Все закончилось для них благополучно, а мы получили искренние благодарности.

Запомнилось и прохождение реки Печоры с лоцманом при подходе к Нарьян-Мару. На этой реке без лоцмана проводка запрещена, и в реку входят от приемного буя только в полную воду. Необходимо было, стоя на руле, четко выполнять указания лоцмана, так как река на отдельных участках мелководная, и прохождение по ней напряженное. Зато ощущаешь особую ответственность за удержание правильного четкого курса.

Я первый раз была в заполярном городе – Нарьян-Маре (Ненецкий автономный округ), до этого только о нем слышала. Интересно было познакомиться с городом, его достопримечательностями, посмотреть, как живут люди в столь отдаленных местах. Город оказался маленьким, спокойным, и я получила массу положительных впечатлений.

Наставники, которым буду благодарна всегда

На борту т/х «Нефтерудовоз-2» у нас были учебные тревоги как по оставлению судна, так и по борьбе за живучесть и пожаром. Мы на время одевали гидротермокостюмы, экипировку пожарного и действовали согласно своим обязанностям, указанным в каютных карточках.

Я научилась считать человеко-дни для того, чтобы правильно определять сумму, которую можно было потратить на коллективное питание. Помогала коку ездить за продуктами, это было утомительно, но в дружеской обстановке справлялись со всеми проблемами, связанными с покупкой продовольствия.

Вообще встретила хороших людей – компетентных специалистов, которые много чему меня научили.

К сожалению, за время моего контракта члены экипажа менялись достаточно часто, сменилось три капитана и несколько вахтенных помощников, а также рядовой состав… Но с другой стороны, это дало мне возможность понять и увидеть, что все люди разные, с разными требованиями, с индивидуальными подходами к подчиненным. Кто-то более строгий, кто-то добродушный, а кто-то просто своеобразный человек, к которому самой необходимо найти подход. Мне очень повезло с экипажем, поскольку он стал для меня настоящей семьей, и было крайне грустно прощаться после завершения контракта. Хочется выразить особую благодарность старшему механику т/х «Нефтерудовоз-2» Михаилу Евгеньевичу Пономаренко за то, что с первых дней и до конца практики помогал мне справиться с трудностями и всячески поддерживал.

За время практики научилась выполнять не только обязанности матроса, но и третьего штурмана. Меня обучал второй помощник капитана Сергей Андреевич Ляшенко, он научил делать passage plan, корректуру карт и пособий, считать остойчивость судна в грузу и
балласте, считать druft survey и вести все возможные журналы, которые требуется заполнять на борту. Мы также работали с оборудованием ГМССБ. Это был хороший опыт будущего штурмана, тем более некоторые аспекты штурманской работы мы проходили в университете.

Когда наш маршрут следования немного изменился и была вынужденная необходимость длительного перехода по реке, старший помощник капитана Владимир Иванович Петров научил меня азам судовождения на ВВП, я была рулевым и проходила под его руководством различные участки рек, в том числе затруднительные для судоходства. Объявлялась по УКВ, расходилась с судами, заходила в шлюза на руле, после чего шла на швартовые.

Пройдя длительный путь и добравшись до Онежского озера, а затем и до Беломорско-Балтийского канала, я получила вахтенного начальника в лице капитана Олега Владимировича Сидоркина, который рассказывал и объяснял мне особенности прохождения таких узких каналов, как ББК.

Рядовой состав был дружным, веселым. Замечательные ребята– отличный экипаж. Я им всем очень благодарна.

Морской флот №5 (2018)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России

07.10.2020

Инфраструктура / Образование

21.08.2020

Инфраструктура / Образование

19.03.2020

Инфраструктура / Образование