Путевые заметки: курсанты «Макаровки» о практике на судах СКФ - Морские вести России

Путевые заметки: курсанты «Макаровки» о практике на судах СКФ

04.09.2019

Инфраструктура / Образование

Путевые заметки: курсанты «Макаровки» о практике на судах СКФ

«Совкомфлот» принимает активное участие в образовании курсантов морских вузов, регулярно предоставляя им практику на судах. В этом номере кадеты ГУМРФ им. адмирала Макарова, которые в скором времени выйдут из стен родной альма-матер, поделились впечатлениями о практике на трех судах компании: газовозе «Кристоф де Маржери», танкерах «Кирилл Лавров» и «Лиговский проспект».

Алексей Павлюк, курсант 5-го курса, факультет судовой энергетики:

– Моя история начинается в маленьком городке Печора в предгорье Урала. В семье у меня все капитаны-речники, обучение в речном училище было предрешено. Правда, специальность я выбрал другую – электромеханик, посчитал это более перспективной профессией. До этого я ходил на речных судах, и, попав на борт «Кристофа де Маржери», был, мягко говоря, ошарашен – колоссальные габариты, техническое оснащение, электронное оборудование – все самое современное.

Моя практика прошла на высшем уровне. Экипаж на судне очень ответственный, сразу видно, что мастера своего дела. Когда у меня возникали вопросы, всегда доброжелательно и отзывчиво отвечали, касались ли они электромеханики, или просто, когда интересовался для себя. Пытались, что называется, разложить все по полочкам. Взаимодействие с экипажем было очень хорошим. У меня был куратор – электромеханик, который давал мне задания, исходя из моих навыков. Поначалу они были самые простые – например, чистка и замена контактов, в дальнейшем – измерения специальным оборудованием, замена подшипников в электродвигателях, обеспечение изоляции электромоторов, замена аккумуляторных батарей, которых на судне немало. Постепенно на мои плечи был возложен целый ряд интересных задач. Так как судно ледового класса, то на нем имеется достаточно много систем обогрева, требующих надлежащего обслуживания. Эксплуатационные условия работы газовоза таковы, что периодически в места расположения электрооборудования попадает морская вода, снег и дождь, и своевременно необходимо найти эти места и устранить влагу.

Узнал много новых контрольно-измерительных приборов. Допустим, измеритель вибрации подшипников электродвигателей. Это специальный высокоточный прибор, который на экране выводит всю необходимую информацию. А раньше это была банальная отвертка, приложенная к уху электромеханика. Также я узнал о работе электронного гигрометра – прибора для измерения влажности.

С развитием электродвижения специалисты-электромеханики на флоте становятся очень востребованы. Раньше мне не приходилось сталкиваться с винторулевыми колонками – азиподами, а теперь работа электромеханика непосредственно с ними связана, а это достаточно сложный и ответственный процесс, который необходимо хорошо понимать, чтобы избежать возможных негативных последствий. Мы работаем с электрическим током, который невидим. А любое соприкосновение с электричеством, как известно, может быть губительно. Поэтому электромеханик должен обладать большим багажом знаний и массой профессиональных навыков.

Прогресс не стоит на месте, все больше новых технологий врывается в нашу жизнь, суда высокого ледового класса обладают таким техническим оснащением, о котором мы узнаем только из лекций и дополнительной литературы. Получив опыт практики на газовозе «Кристоф де Маржери», я еще раз убедился, что помимо учебы информацию нужно искать самому, постоянно совершенствовать уровень знаний и навыков в рамках избранной профессии, идти в ногу со временем, чтобы в дальнейшем стать более квалифицированным специалистом.

Олег Зимин, курсант 5-го курса, факультет судовой энергетики, проходил практику на танкере «Кирилл Лавров»:

– Практика у меня сложилась интересно и была полезной. На «Лаврове» за много лет сформировался отличный экипаж. Члены команды всегда отвечали на мои вопросы, даже если для них они могли показаться наивными. Всегда шли навстречу, даже если я совершал ошибки. Объясняли спокойно, без усмешки. Я попал к очень грамотному специалисту, четвертому механику, который курировал мою практику. Он доверял мне настоящую работу и делился своим опытом, что для меня было просто бесценно: мы залезали вместе в судовой котел, решали различные технические проблемы, мне даже довелось участвовать в моточистке двигателей! Перебирать дизель для будущего механика всегда интересно, потому что в ходе этого процесса узнаешь о своих способностях в будущей профессии. Я проверил себя и свои руки, убедился, что пока все идет хорошо.

Условия жизни на судне были отличные. Самое главное, был очень хороший повар! Два спортзала: один для фитнеса, другой – силовой. Всем экипажем дружно занимались физкультурой. Постоянно устраивали соревнования по настольному теннису между машинной и палубной командами. Конечно, мы, механики, всегда проигрывали, так как у нас времени мало было тренироваться (смеется. – Прим. ред.). Районом плавания был Север – а это очень самобытный регион, это арктические льды, моржи и белые медведи. Когда я впервые открыл иллюминатор и увидел белого медведя, был сильно впечатлен! Это так интересно, ты видишь, как животные плавают в воде, слышишь, что они издают звуки – общаются между собой. Редко кому доводится увидеть такое. Единственный минус – ветра и постоянные холода. С непривычки первое время трудно спать, когда танкер идет сквозь льды – судно постоянно вибрирует. После вахты хочешь отдохнуть, но от вибрации не убежишь, надо с этим жить. Очень большая ответственность во льдах возлагается на судоводителей. Запомнилась команда капитана, когда судно встало во льдах. Его было слышно в машинном отделении! Ничего опасного не было – судно сдает назад. Но с механической точки зрения у нас падало давление в системе охлаждения главных двигателей – постоянно продували кингстоны, забивались битым льдом, и второй механик безвылазно сидел в ЦПУ, переключая клапаны. Я понял, что если бы у него были волосы, то они бы в этот момент стояли дыбом.

Хочу отдельно сказать про политику компании – «Безопасность превыше всего»: она реально работает. Персонал заботится об этом и строго соблюдает правила. На судне меня сразу проинструктировали по технике безопасности, и эти правила впоследствии я неукоснительно соблюдал. Если кто-нибудь видел меня без перчаток, меня ругали старшие коллеги, без наушников куда-нибудь забежал – возвращали.

Главное, чему я научился, – профессионально перебирать механическое оборудование. Это когда разобрал, перебрал, собрал, и не осталось запчастей. Раньше бывало, что и гайки оставались. А еще научился грамотному поэтапному выполнению работ – например, особенностям эксплуатации котлов, их запуску и остановке, водоподготовке, проведению химического анализа воды. Без грязной работы тоже не обходилось: обслуживание станции обработки сточных вод – весьма интересная задача. Знаете, для механика очень приятно, когда ты что-то собрал, и это работает. Моя профессия – это моя самореализация.

Ильяс Мехдиев, курсант 5-го курса, факультет навигации и связи:

– В ходе моей практики на танкере «Лиговский проспект» мне довелось много путешествовать. Мы заходили во Францию, в Англию, постояли на ремонте в Турции, побывали в Польше, Египте, российских портах – Мурманске и Усть-Луге. Я выходил на несколько часов в Гавре, в Англии немного погулял в Глазго, правда, потом быстро обратно на пароход, и уже часов через пять-шесть мы уходили. В Турции ремонт в доке позволил обстоятельно осмотреть местные достопримечательности.

Было непривычно видеть ремонт судна: это стрессовое состояние для экипажа. Но зато я воочию увидел весь наш пароход (как зачастую танкер называют моряки. – Прим. ред.), все его системы и механизмы. Посмотрел, как работают судовые механизмы, обратил внимание и на отношение людей к работе. Рядом с нами стоял фактически наш систершип (судно такого же проекта. – Прим. ред.). По истечении месяца ему сделали отвратительный, на мой взгляд, ремонт – покрасили до ватерлинии. Видимо, у того судовладельца не было средств на большее. Можно было сравнить их пароход после ремонта и наш до ремонта – вид был похожий. Наш выглядел так, как будто только что сошел со стапелей верфи.

Компания «Совкомфлот» помимо обновления флота придает большое значение поддержке действующих судов. Насколько помню, все оценили пароход на пятилетний возраст, несмотря на то что ему уже 12 лет. По замерам танков и износу металла танкер был просто в идеальном состоянии. Это также демонстрирует и бережное отношение экипажа к своему судну.

Мою практику курировал старший помощник капитана, рассказывал и показывал судовые системы и механизмы. Приятно, что в рейсе пригодились мои знания английского, общался с суперинтендантами, участвовал в грузовых операциях. Вот только на швартовки не пускали – по СМСу (система управления безопасностью) не положено. Регулярно находился на мостике, ставил точки на навигационных картах, общался с лоцманами, функционировал как экстра-третий помощник капитана. Старпом обучал грузовым операциям, второй помощник ГМССБ, passage plan, различным навигационным моментам, третий помощник показывал, как готовить и оформлять документацию, делать ежемесячные обходы.

Из практики я извлек несколько полезных вещей. Во-первых, понял, что труд моряка – это тяжелая работа. На танкерах работать сложнее, чем на сухогрузах, на погрузку-выгрузку дается всего 20 часов, а за это время надо еще принять бункер, провизию, пройти инспекцию. Очень много работы с документацией, отдельная история – подготовка к веттингу. Готовиться очень тяжело, зато какое облегчение у всей команды, когда он проходит, и экипаж получает всего одно-два незначительных замечания, словами не передать! Во-вторых, я убедился, что мне безумно нравится эта профессия, что очень хочу работать в ней, расти профессионально, и я увидел, что команда также заинтересована во мне как в специалисте.

Анатолий Лебедев, доцент кафедры электродвижения и автоматики судов, к.т.н., куратор группы целевой подготовки СКФ:

– Вспоминая свою практику электриком на теплоходе «Максим Горький» в далеком 2002 году, уверенно могу сказать, что компания всегда большое внимание уделяла подготовке и обучению молодых специалистов. Практиканты на судне воспринимаются не как дополнительные руки, чтобы покрасить палубу, а как будущая смена специалистов, наши будущие коллеги. Курсант ничем не отличается от младшего офицера. Этот подход воспитывает чувство ответственности, глубокое понимание своего ремесла. Таких ребят не надо куда-то подталкивать, дополнительно стимулировать. Есть разница между обучением и подготовкой. Это два разных процесса, которые я разделяю. Как раз последнее зависит целиком и полностью от компании. Обучить всему невозможно, а подготовить к конкретным задачам – вполне реально. Ребята со своими задачами справились, прошли успешно практику и что немаловажно – поняли, что профессия, которую они выбрали, может быть, и есть их призвание. Видно, что они буквально «заразились» своей профессией, и нам это, конечно, отрадно.

Пять советов старших курсантов будущим морякам

1. Главное – стремиться к своей цели.

2. Курсантам-судоводителям серьезно относиться к изучению английского языка, навигации и астрономии. Это три ключевых предмета, которые позволят определяться в море и свободно общаться с другими.

3. Уделять внимание саморазвитию, расширять полученные в академии знания, читать дополнительную литературу.

4. Морская профессия должна стать любимым делом, любимым увлечением.

5. Подавать положительный пример всегда и во всем.

По материалам «Вестника СКФ»

Морские вести России №9 (2019)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России

07.10.2020

Инфраструктура / Образование

21.08.2020

Инфраструктура / Образование

19.03.2020

Инфраструктура / Образование