Пора на Север: защита российских экономических интересов в Арктике - Морские вести России

Пора на Север: защита российских экономических интересов в Арктике

07.11.2014

Севморпуть

Пора на Север: защита российских экономических интересов в Арктике

Нынешний год для Российской Арктики особенный – именно в 2014 году в Комиссию ООН по границам континентального шельфа будет подана доработанная заявка от нашей страны, в которой перечислят российские притязания на морские полярные территории. Однако как в случае положительного, так и в случае отрицательного решения русскую Арктику нужно будет уметь защитить, в том числе и с помощью оружия.

А. Сидоров

 

Золотое дно

Российские ученые подготовили заявку, которая позволит существенно расширить границы отечественного континентального шельфа в Арктике и которая будет подана в Комиссию ООН по границам континентального шельфа в 2014 году. В случае положительного решения через несколько лет наша страна сможет присоединить к себе около 1,2 млн квадратных метров пространств Северного Ледовитого океана. В первую очередь речь идет о скрытом под водой хребте Ломоносова, возвышенности Менделеева и котловине Макарова. Арктическое дно на этих территориях поистине золотое: здесь, по различным подсчетам, сконцентрировано от 5 до 20 млрд тонн извлекаемых запасов углеводородов, а также залежи алмазов и золота.

Россия совершает уже вторую попытку взять под свой контроль большой участок арктического шельфа, который сейчас с правовой точки зрения является ничьим. В первый раз заявка от нашей страны была подана в 2001 году, когда Россия, сославшись на Конвенцию по морскому праву от 1982 года, предъявила претензии на арктическое дно за пределами 200-мильной исключительной экономической зоны. Однако Комиссия ООН отклонила первичную заявку и затребовала дополнительные данные для обоснования принадлежности морского дна Северного Ледовитого океана к шельфу России.

Ооновские эксперты сочли неубедительным довод, что подводная территория фактически является продолжением надводной части страны, «продолжением» Сибири.

С тех пор российская сторона организовала несколько арктических научных экспедиций и провела обширные исследования, в результате которых было собрано значительное количество научных данных, подтверждающих российские права в этом районе. Как сообщил российский МИД, комментируя подготовку новой заявки, «в соответствии с результатами исследований материковая окраина Российской Федерации в Арктике включает в себя геоморфологический и геологический шельф, охватывающий поднятие (хребет) Ломоносова, котловину Подводников и поднятие Менделеева. Речь, таким образом, идет об обширных подводных пространствах, простирающихся более чем на 350 морских миль от побережья России».

 

Обещанного семь лет ждут

Перспективы работы в российской части Арктики и меры, которые необходимо принять для защиты российских экономических интересов в полярных широтах, стали темой круглого стола «Арктика и интересы национальной безопасности России», прошедшего 23 января в Москве. В его работе приняли участие эксперты Российского совета по международным делам, Центра стратегических оценок и прогнозов, Института политического и военного анализа и других организаций.

Как сказал, выступая на круглом столе, политолог Андрей Загорский, член Совета ПИР-Центра (Политические исследования в России) и вице-президент российской Ассоциации евроатлантического сотрудничества, скорого решения по российской заявке ждать не приходится. «В лучшем случае в этом году мы только внесем заявление. Но дальше начинается долгая процедура. В Комиссию ООН по границам шельфа сегодня поступило 70 заявок. А за 15 лет рассмотрено только 17. Восемь еще находятся на рассмотрении. Поэтому надо настраиваться на долгий марафон. Процесс рассмотрения займет минимум лет 6-7, а значит, окончательного решения следует ждать примерно в 2020-2022 годах», – отметил эксперт.

Однако, и на этом сошлось большинство участников мероприятия, одних только дипломатических усилий для реализации экономических интересов России на арктическом шельфе будет недостаточно. Вполне вероятна ситуация, что станет необходимым возвращение в Арктику военного контингента, который после развала СССР практически исчез из этих широт. Как сказал Константин Сивков, первый вице-президент Академии геополитических проблем, за ресурсы в Арктике еще придется поспорить. «Полезные ископаемые в Арктике очень трудно добывать. Но есть у них и свои преимущества. Дело в том, что все остальные запасы, которые имеются на планете Земля, уже давно поделены. А вот арктические в какой-то мере являются ничьими и из-за них могут возникнуть споры. Добычей ископаемых дело не ограничивается, есть еще биоресурсы, конкуренция за которые во всем мире становится все более жесткой. Наконец, Северный морской путь интересен не только России, к нему давно присматривается Китай, который даже построил несколько ледоколов», – сказал представитель Академии геополитических проблем.

«В то же время сил Северного флота совершенно недостаточно для обеспечения безопасности в этом гигантском районе, – продолжил Константин Сивков. – Поэтому создание специализированных соединений и частей, способных действовать в Арктике, – первоочередная задача. Их должно быть немного в силу малой оперативной емкости этого региона, но они должны быть. К примеру, США, Канада, Норвегия такие соединения создают, закономерно и естественно то, что мы должны сделать ответный шаг. Но кроме военных отрядов должна быть создана и соответствующая инфраструктура. Еще опыт Второй мировой войны показал, что без должной поддержки и обеспечения ведение боевых действий невозможно. Кстати, указанная инфраструктура имеет не только военное, но и общеэкономическое значение».

 

Споры «ястребов» и «голубей»

Идея наращивания военного присутствия во время обсуждения на круглом столе нашла как своих сторонников, так и противников. В частности, Андрей Загорский напомнил, что другие страны Арктического региона не стремятся ввести войска в полярные широты из соображений банальной экономии. «Мировая экономика все еще не может выбраться из кризиса. Как следствие, Пентагон отказывается от инвестирования средств или развертывания каких-либо вооруженных сил в Арктике в обозримой перспективе. Более того, в последние два года США отказались от проведения учений даже на Аляске», – заметил политолог.

«Далее, предмета для спора в Арктике, который может стать причиной вооруженного конфликта, не существует. Арктические ресурсы поделены, и все неразведанные запасы находятся в пределах исключительных экономических зон. Мне неизвестно ни одно государство в мире, которое оспаривало бы права прибрежных государств на запасы в арктических зонах. Участвовать в добыче хотят многие компании, но именно участвовать. Поэтому они обращаются за разрешением к правительствам тех стран, которые имеют права на месторождения», – сказал Андрей Загорский.

Выступающему возразил Андрей Фененко, ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН, отметив, что сокращение полярных вооруженных сил не означает автоматически ослабление военный угрозы. «Кто сказал, что сокращение означает потерю боеспособности? Вовсе нет, сокращение может означать просто-напросто оптимизацию. Время массовых армий прошло, на первое место выходят другие, более гибкие схемы применения вооруженных сил», – подчеркнул эксперт. «Далее, вокруг Арктики может возникнуть достаточно споров. Во-первых, военный: согласно современной военной доктрине России в Арктике должна находиться основная компонента наших стратегических ядерных сил. Но одновременно по Конвенции ООН граница сужается до 12 морских миль от берега. Если этот принцип вступит в силу, в полярных широтах будет очень сложно содержать нашу военную группировку. Во-вторых, вопрос дипломатический. У нас много трений с другими арктическими государствами по поводу статуса Севморпути, и в частности по поводу закрытия части портов на нем для захода иностранных судов, решении, которое было принято еще во времена СССР. В-третьих, имеется ряд пограничных споров. Шельфовые зоны Берингова моря и Берингова пролива не поделены до сих пор. Далее, в 1934 г. СССР разделил Чукотское море на Чукотское и Восточно-Сибирское, после чего объявил Восточно-Сибирское своим внутренним морем. Но США этот шаг не признали до сих пор, в результате чего возникает дипломатическая коллизия. Не скажу, что все вышеперечисленные споры фатальны, но иметь вооруженные силы для демонстрации решимости в случае сторонних претензий России все-таки надо. Поэтому для осуществления силовых и парасиловых демонстраций при подтверждении собственных заявок и споров нам необходимо иметь гибкую и мощную военную инфраструктуру», – заключил Андрей Фененко.

 

Ловушка «звездных войн»

В спор «ястребов» и «голубей», сторонников жесткой военной и мирной дипломатической линий, вмешался Сергей Гриняев, генеральный директор Центра стратегических оценок и прогнозов. Согласно его мнению, конкуренция среди приполярных стран будет вестись не столько в военной области, сколько в инновационно-технологической.

«Сегодня мы можем наблюдать, как страны Арктического региона начинают вести серьезную инновационную работу по освоению Арктики. Они вкладывают очень серьезные деньги в разработки новых технологий, – сказал глава Центра стратегических оценок и прогнозов. – И когда России понадобится добывать нефть на арктическом шельфе, не останется ничего другого, как идти на поклон к норвежцам, у которых есть самые продвинутые технологии. В России недостаточно технологий для глубоководного бурения, тем более в северных водах. Зато ключевыми технологиями обладают сейчас Норвегия, Канада, другие страны, которые таким образом вынудят нас покупать технологии или услуги по разведке и добыче у них».

«Параллельно идет работа над так называемым Полярным кодексом, который должен определить правила и нормы судоходства по Севморпути и в полярных районах, – продолжил эксперт. – В частности, уже сегодня ведется активная пропаганда сохранения природы Арктики. К чему это может привести? К тому, что вступят в силу достаточно жесткие экологические нормы, а как результат право на проход по Севморпути получат суда, которые строятся не в России, а в Южной Корее. Похожий прецедент уже был, только в авиации, когда отличные по аэродинамике и техническим характеристикам российские самолеты потеряли право летать в европейские аэродромы всего лишь из-за повышенной шумности».

Подводя итоги, участники круглого стола сошлись на том, что присутствие ограниченного военного российского контингента в Арктике необходимо. Однако ни в коем случае нельзя еще раз попадаться в ловушку «звездных войн». Достаточно вспомнить 80-е годы, когда СССР перенапряг бюджет на военных заказах и запустил всю остальную экономику. И сейчас ситуация может повториться…

 

Морские вести России №1 (2014)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России