Новые Правила слабее старых? - Морские вести России

Новые Правила слабее старых?

10.04.2018

Севморпуть

Новые Правила слабее старых?

В 2014 г. в журнале «Морской флот» № 2 (1512) была опубликована статья «О новых Правилах плавания в акватории СМП и критериях допуска судов» с критическими замечаниями о недостаточной их проработанности. Довольно поверхностный характер Правил и отсутствие ряда проверенных многолетним опытом эксплуатации флота в Арктике положений не позволяют гарантировать необходимый уровень надежности и безопасности плавания по Северному морскому пути.

Лолий Цой, главный научный сотрудник ЦНИИМФ, д.т.н.

Опыт проигнорироован...

В качестве убедительного примера, свидетельствующего о несовершенстве новых (изд. 2013 г.) Правил плавания в акватории Северного морского пути, представляется полезным привести неудавшийся рейс в порт Дудинка в октябре 2014 г. т/х «Георгий Ушаков» ледового класса Arc4, которому Администрация СМП, руководствуясь требованиями этих Правил, не подвергая сомнению их непорочность, выдала разрешение на самостоятельное плавание в Карском море с 15 июля 2014 г. по 30 ноября 2014 г. при складывающихся легком и среднем типах ледовых условий, а также на автономное зимнее плавание во всей акватории Севморпути с 31 декабря 2014 г. по 29 мая 2015 г. в условиях легкого типа.

Прежде всего необходимо обратить внимание на допуск данного судна к самостоятельному плаванию в зимне-весенний период в Арктике, что является совсем неоправданным послаблением требований к безопасности судов класса Arc4, который согласно ныне действующим Правилам классификации и постройки морских судов РМРС присваивается судам, способным безопасно (с минимальным риском) эксплуатироваться в акватории Севморпути только в летне-осенний сезон. Это низшая арктическая категория, соответствующая ледовому классу Л1 Правил классификации и постройки морских судов Регистра СССР. На основании всего предшествовавшего опыта освоения Арктики ледовые усиления судов категории Л1 определены применительно к их самостоятельному плаванию в Арктике только в летний период навигации в разреженных битых льдах. Также жестко и справедливо, как показал многолетний советский опыт, были сформулированы условия допуска только в летнюю арктическую навигацию судов категории Л1 в «Требованиях к конструкции, оборудованию и снабжению судов, следующих по Северному морскому пути», являющихся составной частью «Правил плавания по трассам Северного морского пути», утвержденных Минморфлотом СССР в 1990 году. В частности, согласно этим Требованиям «суда категории ледового усиления Л1 Регистра РФ или эквивалентных категорий ледового усиления других классификационных обществ могут быть допущены Администрацией (Штабом морских операций) к плаванию под проводкой ледокола в летний навигационный период на трассах западного (до 125° вост. долг.) района СМП и на отдельных участках восточного района СМП при благоприятных условиях плавания».

Следовательно, многолетний опыт эксплуатации отечественного флота в Арктике вовсе не подтверждает возможности безопасной эксплуатации судов категории Arc4 (Л1) на всей акватории СМП без ледокольного обеспечения не только в легких ледовых условиях в зимний период, но даже и в легких условиях в период летней арктической навигации.

Необходимо также упомянуть, что российский ледовый класс Arc4 идентичен международному полярному классу ИМО/МАКО PC7 для судов, предназначенных только для летне-осенней эксплуатации в полярных водах.

В этой связи представляются совсем абсурдными принятые в новых Правилах АСМП одинаковые ограничения по условиям допуска к самостоятельному плаванию во всех районах акватории Севморпути судов с категориями ледовых усилений Arc4, Arc5 и Arc6. Категория Arc6 практически идентична полярному классу МАКО PC5, что означает возможность самостоятельной круглогодичной эксплуатации судна этого класса в Арктике и, в частности, зимой в однолетних средних льдах (70-120 см). В то же время, как уже упоминалось, ледовая категория Arc4 соответствует полярному классу PC7, предназначенному для плавания в Арктике только в летне-осенний период в тонком однолетнем льду (30-70 см). Налицо явная оплошность разработчиков критериев допуска судов на Северный морской путь (Приложение № 2 к Правилам плавания в акватории СМП) и, соответственно, послабление требований отечественных правил по сравнению с международными.

Существенные недостатки Правил

Другим существенным недостатком новых Правил плавания в акватории Севморпути является отсутствие определения южных границ этой акватории. В частности, нет указаний, на какие впадающие в арктические моря реки, в какой мере и как глубоко распространяются требования Правил АСМП. Тем более что в последнее время с постоянным увеличением экспорта по морю углеводородного сырья, добываемого на Севере, морское судоходство все глубже внедряется в устьевые участки сибирских рек в круглогодовом режиме.

Безопасность плавания в прибрежных арктических районах дополнительно связана не только с мелководьем, но и с принципиальным различием в ледовых условиях. В отличие от плавания в дрейфующих (битых) льдах в открытом море в устьях рек суда работают в распресненном (более прочном) сплошном припайном льду и более толстом, учитывая пониженные температуры наружного воздуха на материке по сравнению с открытым морем. Это, например, подтверждается тем, что работающие круглогодично на линии Мурманск – Дудинка суда типа «Норильский никель» ледового класса Arc7, способные плавать в Карском море самостоятельно, на енисейском участке трассы могут эксплуатироваться эффективно только с помощью ледокола. Очевидно, Правила плавания в акватории Северного морского пути должны учитывать это принципиальное различие в условиях эксплуатации флота: в дрейфующих битых и в припайных льдах. Игнорирование этого обстоятельства, как будет показано ниже, и явилось основной из внешних причин невозможности осуществления судном «Георгий Ушаков» самостоятельного рейса в п. Дудинка в октябре-ноябре 2014 г.

Немаловажной причиной, ограничивающей возможность автономного плавания во льдах, явилась также бульбообразная носовая оконечность у т/х «Георгий Ушаков». Наличие носового бульба на судах арктического класса Arc4 вообще не рекомендуется, поскольку помимо необходимости упрочнения бульба существенно ухудшается ходкость такого судна во льдах, но, как видно, с Регистром можно договориться.

Как правило, ледопроходимость судна с бульбом снижается в два раза по сравнению с судном, имеющим полуледокольные обводы носовой оконечности, регламентируемые Регистром для судов класса Arc4. По опыту эксплуатации самостоятельно судно с бульбом может плавать только в тонких разреженных мелкобитых льдах, то есть на уровне судов класса Ice2. Уместно напомнить, что в Требованиях АСМП советского периода к конструкции корпуса судов утверждалось, что форма корпуса судов, предназначенных для эксплуатации на Севморпути, должна быть приспособлена для плавания в ледовых условиях Арктического бассейна. При использовании новых нетрадиционных форм возможность эксплуатации таких судов на трассах СМП должна быть согласована с Администрацией (Штабом). И подчеркивалось, что плавание судов с носовыми бульбообразными обводами, как правило, не допускается. Однако в новые Правила плавания в акватории СМП 2013 года эти положения включены не были, что следует признать большим упущением, поскольку при наличии таких требований Администрация АСМП при выдаче разрешения на плавание т/х «Георгий Ушаков» в акватории СМП должна была оговорить дополнительные ограничения по допускаемым району и сезону плавания судна с носовым бульбом по сравнению с судами, имеющими традиционные ледокольные обводы носовой оконечности в том же ледовом классе. В итоге ледокольные возможности судна были переоценены и отмеченные недостатки не заставили ждать неприятностей.

Хроника событий

21 октября 2014 г. т/х «Георгий Ушаков» в балласте направился из порта Диксон за грузом в порт Дудинка. Ледовая обстановка в Енисейском заливе характеризовалась 10-балльным льдом со средневзвешенной толщиной около 18 см. На пути следования южнее о-ва Сибирякова наблюдались ветер 8-16 м/с и устойчивые отрицательные температуры от -5°С до -14°С, что способствовало интенсивному ледоставу, сжатиям и торошению льда. Судя по данным Центра «Север» ААНИИ, ледовые условия в районе плавания т/х «Георгий Ушаков» развивались по среднему типу.

Согласно судовой документации достижимая скорость хода теплохода на чистой воде в балласте составляла 15,2 уз. Ледопроходимость судна с бульбом оценена аналитическим путем с использованием эмпирической формулы Глебко и составила в балласте 26 см. Эти исходные данные позволили построить линеаризированную диаграмму ледовой ходкости т/х «Георгий Ушаков», характеризующую зависимость скорости движения судна в ровном сплошном льду от его толщины (рис. 1, красная линия). Во время плавания в Енисейском заливе 22-23 октября наблюдались сильные сжатия молодого льда и его торошение до 2-3 баллов.

Рис. 1. Ледовая ходкость т/х «Георгий Ушаков» в ровном сплошном льду с учетом торосистости 2-3 балла и сжатия 2 балла

Основываясь на выполненных ААНИИ исследованиях по влиянию торосистости и ледовых сжатий на скорость движения судов во льдах, произведена оценка потери скорости рассматриваемого т/х «Георгий Ушаков» при имевших место во время его плавания 22-23 октября сжатиях и торошении льда. Расчеты, соответственно, выполнены применительно к плаванию в молодых льдах осеннего образования. Результаты расчетов также графически представлены на рис. 1. Как можно видеть, при движении в сплошном льду осредненной в районе плавания теплохода толщины, равной 18 см, при торосистости 2-3 балла его скорость снизилась бы с 6 до 5 уз., а с учетом уже 2-балльного сжатия скорость упала бы до 0,9 уз. Следует подчеркнуть, что это расчетная скорость. На практике устойчивая минимальная скорость судна в сплошном льду обычно составляет 1,5-2,0 уз. Следовательно, при падении скорости до одного узла судно просто остановилось бы и не имело хода. Такая ситуация, судя по записям в вахтенном (судовом) журнале и свидетельству судоводителей, и имела место при нахождении судна 22-23 октября 2014 г. в Енисейском заливе. Судно регулярно останавливалось и часто заклинивалось под действием сжатий. В итоге за 18,5 часа плавания 22 октября в направлении порта Дудинка в описанных выше ледовых и метеорологических условиях т/х «Георгий Ушаков» прошел всего 38,2 мили, в результате средняя скорость составила 2,1 узла. По счастливому стечению обстоятельств в это время навстречу из Дудинки совершал рейс танкер «Енисей» ледового класса Arc7, который околол застрявшего «Георгия Ушакова» и, не дав ему вмерзнуть в лед, вывел из залива в море на чистую воду. Очевидно, с учетом постоянно нарастающего льда на Енисее, а согласно среднестатистическим данным толщина припайного льда к концу третьей декады октября достигает 40 см (рис. 2), судно не в состоянии самостоятельно пройти в Дудинку, находящуюся в 260 милях от его местоположения 22 октября. Несмотря на то что на реке в припае отсутствуют сжатия, толщина льда к концу октября будет превосходить предельную ледопроходимость «Георгия Ушакова», равную 26 см.

Рис. 2. Распределение по месяцам толщин льда в Енисейском заливе в районе мыса Сопочная Карга

В порядке сравнительного анализа на рис. 3 представлена диаграмма ледовой ходкости т/х «Георгий Ушаков», если бы он имел вместо бульба традиционную полуледокольную носовую оконечность с обводами, регламентируемыми РМРС.

Рис. 3. Диаграмма ледовой ходкости судна с полуледокольной носовой оконечностью, регламентируемой Правилами Регистра для арктического класса Arc4

В этом случае при ледопроходимости 50 см он смог бы в имевших место 22 октября 2014 года ледовых условиях развивать скорость около 4 узлов и, в принципе, достичь порта Дудинка. Однако обратно в ноябре, когда толщина льда в Енисее составляет уже 60-80 см, он не прошел бы по реке без ледокольной проводки.

История с неприспособленным к самостоятельному плаванию в осенний период в Арктике (но допущенном Администрацией) судном с низшим арктическим классом Arc4 и носовым бульбом явилась дополнительным практическим свидетельством необходимости серьезной доработки новых Правил плавания в акватории Северного морского пути, наспех сверстанных без учета богатого многолетнего опыта освоения Северного морского пути и обеспечения безопасности ледового плавания отечественного флота. Следовало бы организовать широкое обсуждение новых Правил с привлечением всех заинтересованных организаций, а также тщательно сверить гарантируемый ими уровень безопасности с уровнем, обеспечиваемым вступившим в 2017 г. в силу разработанным ИМО международным Полярным кодексом.

Морской флот №6 (2017)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России