Грядет цифровизация Севморпути - Морские вести России

Грядет цифровизация Севморпути

08.04.2021

Что это значит и как будет работать

Россия бросила очень много сил на развитие Северного морского пути. Эксперты сулят ему большое будущее как едва ли не самой главной морской транспортной магистрали нашей страны, на которой ежегодно увеличивается грузооборот. Такое активное развитие СМП заставляет думать о разработке инновационных и современных решений, которые позволят пользоваться магистралью круглогодично, с минимальным ущербом для экологии и даже интерактивно. Подобную цифровую платформу как раз в духе времени разрабатывает дирекция Севморпути госкорпорации «Росатом». Наш корреспондент расспросил руководителя проекта по созданию платформы цифровых сервисов СМП, заместителя директора дирекции Севморпути «Росатома» Максима Кулинко о платформе и ее возможностях, а также об участниках проекта и пользе, которую должны принести новые сервисы.

Беседу вел Кирилл Воловик

«МВР»: Максим Владимирович, расскажите, когда началась разработка проекта единой платформы цифровых сервисов Северного морского пути?

– Сейчас разрабатывается пока только концепция единой платформы цифровых сервисов Севморпути. Ее разработка началась в августе 2020 года.

«МВР»: С чем была связана потребность в создании подобной платформы? Чем обосновано движение «Росатома» в сторону создания продукта?

– Отвечая на этот вопрос, я бы выделил два больших блока предпосылок: это и корпоративная потребность по предоставлению сервисов на СМП и государственная задача по повышению привлекательности СМП как новой перспективной транспортной магистрали. В соответствии с Федеральным законом от 27.12.2018 № 525-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», наделившим госкорпорацию полномочиями инфраструктурного оператора, пользователи СМП ожидают от «Росатома» реализации функций хозяйствующего субъекта, или, точнее сказать, бизнес-партнера, отвечающего за развитие инфраструктуры СМП и сопутствующих сервисов, в акватории СМП предоставляемых по высоким мировым стандартам, связанных с решением всего многообразия задач, начиная от создания портовой инфраструктуры и подводных гидротехнических сооружений и заканчивая предоставлением современных информационных сервисов.

Еще на решение по созданию платформы повлиял взрывной рост грузопотока по СМП и, как следствие, развитие атомной ледокольной группировки и транспортных судов высокого ледового класса, которым необходимо обеспечение круглогодичной навигации. Это, в свою очередь, влечет необходимость более эффективного управления плаванием судов в суровых ледовых условиях, на которое направлена цифровая платформа.

С другой стороны, потребность в создании платформы на государственном уровне определяется стратегической важностью Севморпути. Это касается и модернизации, развития и обеспечения надежности функционирования объектов СМП, которые считаются стратегическими приоритетами государственной политики. Помимо этого, это касается отчасти и социально-экономического роста регионов за счет своевременных перевозок грузов в арктических районах, укрепления научной, транспортной, навигационной и отчасти военной инфраструктуры для надежного обеспечения интересов нашего государства в Арктике, а также развития Севморпути в качестве новой современной транспортной коммуникации России, которая может позволить в перспективе, по нашим оценкам, в 2030-е годы создать новую, дополнительную транспортную магистраль в рамках Евразийского континента.

Отдельно хочу отметить, что соответствующие решения были зафиксированы распоряжением правительства, утвердившим План развития инфраструктуры Севморпути, где предусмот­рено создание цифровой платформы. Аналогичная задача поставлена и в Стратегии развития Арктической зоны РФ до 2035 года, которая была подготовлена чуть позже по дате и утверждена президентом России.

Рис. Акватория Севморпути

«МВР»: Кто выступает заказчиком разработки концепции платформы? Кто принимает непосредственное участие в создании концепции? Кто будет принимать участие в создании уже самой платформы?

– С момента появления как минимум двух стратегически важных документов, о которых я сказал выше, корпорацией были спланированы необходимые финансовые ресурсы на разработку концепции цифровой платформы СМП и на конкурсной основе были выбраны соответствующие разработчики. Это компания «Галактика». Также активное участие принимает «Гринатом» (IT-интегратор госкорпорации «Росатом». – Прим. редакции).

Кто будет создавать саму платформу – это отложенный вопрос, о нем можно будет поговорить после разработки и утверждения концепции. Участники будут также определяться на основе конкурсной процедуры. До этого мы должны разработать концепцию, уточнить техническое задание и спланировать финансовые ресурсы на создание платформы.

Что касается текущей организации работы, то госкорпорация «Росатом» выступает функциональным заказчиком.

Других заинтересованных участников условно можно разделить на несколько подгрупп. Это федеральные органы исполнительной власти, которые наделены соответствующими функциями в Арктической зоне. Например, Минтранс, Минприроды, Мин­обороны, МЧС, Пограничная служба и ряд других. Далее, арктические субъекты России, чья морская береговая линия – это непосредственно СМП. Плюс субъекты, экономически связанные с ним, но не только Мурманская, Архангельская области и Камчатка, но и Санкт-Петербург и Владивосток. Крупные компании, такие как «НОВАТЭК», «Роснефть», «Совкомфлот», «Газпром нефть», «Норникель», «АЕОН» и «Казминералс». Научные организации, такие как ААНИИ. Нашей задачей стало обобщение накопленного опыта, анализ всего пласта проблем, который в настоящее время не решен, и за счет платформы синхронизация всех усилий, чтобы получились современные, наглядные, удобные информационные сервисы, позволяющие осуществлять безопасное судоходство на Севморпути.

«МВР»: В таком случае интересно узнать, насколько цифровая платформа инновационная с точки зрения мирового опыта? Смотрел ли «Росатом» на то, что используется в мире? Или же госкорпорация будет создавать решение, аналогов которому сегодня не существует?

– Ответы на эти вопросы я бы разделил на две части. Первая – это разговор о платформенных решениях, на которых реализуются сервисы. Наверное, с этой стороны мы ничего сверхреволюционного и инновационного не совершаем. Потому что внутри страны есть собственные платформы, например, у «Газпром нефти», которые позволяют решать их внутренние ведомственные вопросы. Они облегчают ведение документооборота, обеспечивают судоходство собственного флота, облегчают позиционирование судов, а также способствуют анализу техсостояния флота в каждый конкретный момент и т.д. В этом вопросе мы идем по пути некоей консолидации накопленного опыта, объединяя все лучшие решения и потребности в рамки единой цифровой платформы.

Вторая часть касается прорывного направления. По нашему мнению и по мнению экспертов, ядром нашей системы должен быть ледовый роутинг. И сейчас, несмотря на усилия наших коллег сделать подобный алгоритм и механизм, сказать, что кто-то достиг полного успеха, наверное, нельзя.

Представьте, что сегодня выходит газовоз, через 10-12 дней он должен прибыть в порт назначения, пройти весь СМП. В хорошем случае сервис должен проложить и предложить маршрут хотя бы в пределах суток, а в идеале вообще шести часов, который точно предсказывает не только саму проводку и маршрут, но и время прихода в конкретный порт. Для этого, представьте, сколько нужно увязать источников информации, просчитать математику и заложить соответствующий алгоритм. Это и дрейф льда в каждой конкретной точке. Особенно важен ветер. Это и сплоченность льда, различные трещины, разломы, торосы, влияющие на возможность маневрировать, выдерживая необходимую коммерческую скорость. Это и синхронизация с ледокольной проводкой, это надлежащее и навигационно-гидрографическое обеспечение, это и в том числе спутниковые снимки дистанционного зондирования Земли, это и обучение машины понимать подобные снимки и правильно их интерпретировать.

Это наша мегазадача. Если удастся ее реализовать, то, наверное, можно считать это прорывной историей, ни разу не реализованной в мире для работы в суровых ледовых условиях Севморпути.

«МВР»: Раз мы заговорили про мировой опыт. Кто-то из иностранных компаний уже изъявлял желание участвовать в разработке платформы или же говорил о том, что хотели бы пользоваться ей в перспективе?

– Внутри «Росатома» коллеги параллельно ведут IT-разработку по цифровой логистике, которая ориентирована на международных партнеров. Причем, насколько я понимаю, их задачей будет разработка не просто корпоративной платформы, а увязка с цифровыми платформами мировой логистики. В этом случае мы очень плотно синхронизированы, и опыт международных организаций, возможно, будет использован через некий симбиоз этих платформ.

На данном этапе иностранные компании не участвуют в разработке концепции. Однако замечу, что нашу платформу мы строим на основе всех международных стандартов и пока все-таки ориентируемся на отечественные мощности. Соответствующие наработки есть, и мы с коллегами находимся в контакте для обсуждения всех вопросов.

«МВР»: На какой актуальной стадии находится разработка концепции?

– Сейчас мы находимся на стадии завершения разработки концепции. Это будет набор документации, который позволяет в будущем выйти на техническое задание, и повторюсь, в апреле состоится презентация концепции сначала внутри «Росатома», а в дальнейшем будем обсуждать ее с широким кругом участников, для того чтобы внести итоговые правки и коррективы для максимального удовлетворения потребностей заинтересованных сторон.

«МВР»: Наступает апрель, проходит согласование, внесены все правки, какой этап будет дальше?

– По итогам определения финансовых затрат, а это будет сделано после полного формирования облика платформы, мы планируем определить соответствующую финансовую модель, выйти в конкурсные процедуры и запустить работы по непосредственному созданию платформы.

«МВР»: Все ли сейчас идет согласно графику, который вы определили?

– Мы находимся именно в том графике и сроках, которые запланировали с нашими подрядчиками, и, строго говоря, в нем двигаемся.

«МВР»: Перейдем непосредственно к самому функционалу. Что входит в перечень сервисов платформы?

– Платформа будет ориентирована на широкий спектр сервисов. На первом этапе реализации можно выделить два больших блока. Это безопасность судоходства по СМП и мониторинг экологической обстановки. Сейчас идет взрывной, в разы увеличенный рост судоходства по Севморпути. В несколько раз побит рекорд Советского Союза по перевозкам по СМП с 6,5 млн тонн до фактически 33 млн тонн в прошлом году. Поэтому многие, в том числе и наши международные партнеры, задаются вопросом, не нарушит ли это ту хрупкую экологическую обстановку, которая сложилась в акватории СМП.

Мы знаем, что нашими коллегами прилагается много усилий в сфере экологического мониторинга и развития программ сохранения окружающей среды, но хотелось бы, чтобы на нашей платформе безопасность и экологичность судоходства по СМП были представлены в виде удобных, понятных сервисов. Кроме того, применительно к экологическим сервисам – еще и соответствующие передовым научным методикам. В классическом научном понимании выделяется «10 слоев или срезов» экологичности, по которым происходит оценка окружающей среды. Не буду останавливаться на всех, скажу, что это и мониторинг льда с точки зрения его «затемненности», и контроль объема выхлопных газов от судов, и сохранение традиционного ареала животных и птиц, которые там находятся, и, наконец, сохранение подводной «биоты» и т.д. Мы как раз видим, что за счет внедрения как технических средств, так и научно обоснованных методик можно будет показывать всему миру, что происходит на Севморпути в режиме онлайн или хотя бы с определенной периодичностью.

По обеспечению безопасного судоходства мы планируем реализовать ледовый навигатор, который позволит прокладывать маршруты. Дальше на него можно накладывать слоями другие сервисы – навигационно-гидрографического, гидрометеорологического обеспечения, безопасности судоходства, включая аварийно-спасательную готовность. В этом вопросе мы синхронизируемся с проводимой работой Росморречфлота по созданию соответствующих аварийно-спасательных единиц.

Много работы будет связано и с планами МЧС по дополнительному наращиванию компетенций в акватории СМП как по созданию спасательных центров, так и по созданию авиационного звена, в первую очередь вертолетного.

Параллельно мы планируем заниматься управлением объектами инфраструктуры и имущества и рядом других моментов. Например, реестром услуг, который можно было бы получить при заходе в тот или иной российский арктический порт. Образно подсказать моряку, к примеру, где постирать вещи и купить продукты. Это на первый взгляд может показаться смешным, но в той же Сабетте всего один магазин, а хочется, чтобы несколько торговых точек было для вариативности и здоровой конкуренции.

«МВР»: Как будет выглядеть финальная разработка? Это будет специализированное приложение или веб-сайт? Или же что-то совсем иное?

– Важно заметить, что создание цифровой платформы синхронизировано с развитием компетенций Штаба морских операций ФГУП «Атомфлот» (предприятие госкорпорации «Росатом». – Прим. ред.), который по постановлению Правительства РФ является уполномоченным органом, обеспечивающим безопасность судоходства в акватории СМП. В рамках штаба уже сейчас часть информации предоставляется за счет интернет-сервисов как общедоступная, по аналогии той, что обязан предоставлять по международному законодательству Росморречфлот, а часть информации можно получить, например, с точки зрения расширенного информационного сопровождения для безопасного самостоятельного прохода по СМП.

По сути, коллеги из «Атомфлота» на основе уже имеющихся данных, снимков и собственного опыта предлагают рекомендованные маршруты для прохода по Севморпути, что было сделано в рамках первых экспериментальных проходов газовоза «Кристоф де Маржери». Также в рамках нашей платформы мы предполагаем, что это будут некие облачные сервисы, позволяющие использовать их как стационарно, из офиса начальника, так и на планшете на капитанском мостике. Специализация сервисов в каждом конкретном случае требует дополнительных обсуждений. Например, капитану будет предоставляться более специализированная информация, другим пользователям, допустим, студентам, – сведения общего характера.

«МВР»: Потребуется ли участникам установка специального оборудования на флоте и определенного дополнительного софта для пользования платформы? Или же это будет достаточно простой и интуитивно понятный сервис? Вы озвучили тему ледового роутинга и слоев, которые могут быть на него наложены, складывается впечатление, что участникам потребуется приобретение и установка дополнительного оборудования.

– Мы в любом случае находимся в конкурентной среде, и наша платформа должна стать рыночным продуктом. Успех проекта будет зависеть как раз от его удобства, во многом от правильной работы алгоритма по ледовому роутингу. И если нам удастся это реализовать, то даже те коллеги, что уже имеют свои соответствующие компьютерные программы, надеюсь, будут с удовольствием пользоваться нашими сервисами. От этого и будет зависеть, какой сервис или ряд сервисов будут находиться на планшете у капитана. Поэтому, на мой взгляд, доведение до капитана сведений при наличии устойчивой связи с судном – это не самая сложная задача. Важно, чтобы эта информация была достаточно референтной и корректной.

«МВР»: Представим две ситуации: идет судно, и капитан информирует, что идет по Севморпути. Ему хотелось бы воспользоваться актуальной информацией и платформой в целом, но это слишком сложно, надо устанавливать дополнительные программы и устройства, а это еще и дорого. Что ему делать? Или же второй вариант, что вся платформа будет максимально простая и полезная, предельно понятная и доступная буквально для всех участников. Какой будет реализован сценарий?

– Об этом можно будет поговорить чуть позже. Все будет более понятно, когда будет сформирован облик платформы, спланировано финансирование и понятны источники финансирования. Будут ли это бюджетные источники или внебюджетные. Пока эти вопросы находятся на стадии обсуждения.

«МВР»: Есть ли у вас сейчас сведения по обратной связи от самих судовладельцев по разработке платформы?

– Могу сказать точно, что мы не получали какие-то отрицательные отзывы и негатив. Понимаете, у каждого судовладельца есть своя работа и свои маршруты движения. У «Норникеля» свои, у «Газпром нефти» – свои, у «Совкомфлота» – свои. С каждым из коллег мы обсуждали те их запросы, которые им интересны. У кого-то задач побольше, у кого-то поменьше. Но если обрисовать то, что буквально всех интересует на платформе, – это безопасность мореплавания. Это достаточно комплексный вопрос с точки зрения готовности аварийно-спасательного флота, ледокольной проводки, получения достоверной информации по ледовой обстановке. Такой вопрос находится в топе всех обсуждений.

К сожалению, в настоящее время существует явный недостаток источников информации по ледовой обстановке. Если метеорологическая обстановка решается благодаря Росгидромету и ряду других компаний, то отечественной спутниковой группировки для торгового мореплавания нет. Есть ряд иностранных спутников, которые работают по своим программам и алгоритмам. Некоторую часть иностранных снимков мы можем получать, но этого недостаточно. Для полноценной работы системы потребность в снимках составляет полное покрытие снимками всего СМП 1 раз в сутки. Сейчас эту задачу решить с иностранными спутниками крайне сложно или практически невозможно.

Либо это должна быть целенаправленная и долговременная работа с иностранными партнерами, чтобы заказывать эти снимки, а это не очень дешево, либо надо развивать отечественные компетенции в этой части с «Роскосмосом».

«МВР»: После запуска платформы она продолжит работу автономно, постоянно самостоятельно обновляясь, или же для ее корректного функционирования будет создан диспетчерский центр, где будут работать специалисты, которые будут постоянно на связи, следить за работой и помогать пользователям? Все-таки платформа предполагает сбор огромного объема информации и как будто напрашивается центр, который будет во всем этом разбираться.

– Гендиректор «Росатома» Алексей Лихачев в январе 2021 года дал интервью на ТВ, где предложил посмотреть на эти процессы гораздо шире. Он предложил назвать «Умной Арктикой» все проекты, которые разрабатываются внутри корпорации – от нашей цифровой платформы и платформы цифровой логистики до сервиса «Умный город». Все это большой цифровой проект. Поэтому говоря о создании центра, о его расположении и в целом целесообразности такого решения, вполне можно сделать вывод, что все наши проекты трансформируются в некую большую историю по предоставлению комплекса услуг в рамках всей Арктической зоны РФ. Пока об этом я не уполномочен говорить, потому что вопрос находится в проработке и соответствующее решение будет принято руководством.

«МВР»: Скорее этот вопрос касается того, что в случае ЧП или аварий, появлении каких-то ошибок в предоставлении данных для капитанов или чего-то экстренного будет ли предусмотрен какой-то центр или группа специалистов, которые будут моментально реагировать на входящие запросы участников и компаний.

– В рамках нашей работы большую часть и много компетенций будет возложено на Штаб морских операций «Атомфлота». Вопрос, где размещать платформу – на мощностях штаба, отдельно или в рамках большого другого проекта, пока обсуждается. Какое бы решение ни было принято, сейчас Штаб морских операций развивается до единого диспетчерского центра управления судоходством, то есть мы сейчас заходим на второй этап развития штаба. И в рамках цифровой платформы его работа будет непосредственно увязана с сервисами. И в случае форс-мажоров штаб будет оперировать тем функционалом, который ему поручен.

«МВР»: Выходит так, что все ваши возможности, наработанный опыт и функционал полностью зациклены друг на друге. Вы можете обеспечивать все процессы с уже имеющимися инструментами, а сейчас перенаправляете в более новое и современное, с удобными решениями для участников. Подскажите как эксперт и один из разработчиков цифровой платформы, участие компаний будет платным или же первые компании получают определенный уровень доступа по умолчанию и продолжат развивать сервисы? Или же вообще всем компаниям будет доступен функционал платформы? Может, уже продуманы какие-то схемы работы с иностранными компаниями.

– Наверное, все будет зависеть от того, насколько будет востребован сервис и насколько нам удастся создать те прорывные вещи, о которых мы уже говорили. В этой части можно делить платные и бесплатные сервисы. Допустим, часть сервисов, являющихся неотъемлемой частью безопасности судоходства, должна предоставляться бесплатно, а другая часть, которая может носить коммерческий характер – например, более конкретная информация о ледовой обстановке, какие-то расширенные данные по ледокольному сопровождению или рекомендованные маршруты с точки зрения навигационно-гидрографического обеспечения, дополнительная информация о возможных альтернативных маршрутах. То есть те, что напрямую не несут угрозу безопасности мореплавания, а повышают эффективность судовождения, можно рассматривать как некий коммерческий продукт. Правда, пока такая позиция – только одно из мнений.

Вполне может сработать принцип открытости. Те сервисы, что уже разработаны участниками, мы можем использовать и вместе с компаниями создавать некие коммерческие продукты на основе их опыта и инструментов. Объясню на примере: в мире создано несколько, все знают эти названия, операционных систем, имеющих открытый код, а потом любой разработчик на базе него может создавать и продвигать свои сервисы и приложения.

«МВР»: Планируется ли работа с закупками необходимого снабжения и ЗИП к оборудованию именно для экипажа в рамках цифровой платформы? Все-таки эта тема достаточно актуальная и интересная. Какие-то компании в России даже подобные сервисы прорабатывали.

– Хороший вопрос, но получается, что у каждой крупной компании-участника в целом эта работа отстроена. И все информационные системы во многом на снабжение и направлены. Поэтому мы тоже думали об этой возможности, но сказать, что такой сервис считается наиболее востребованным, нельзя. Если мы говорим о таких крупных компаниях, как «НОВАТЭК», «Газпром нефть», то там вопрос бункеровки уже отлажен. Как вариант, этот сервис может быть использован, но на первый взгляд не кажется таким востребованным. Наша команда пока сосредоточена на работе по безопасности мореплавания, экологичности и т.д.

«МВР»: Какова ориентировочная стоимость реализации проекта? Понятно, что сейчас идет проработка концепции платформы, но все же, скорее всего, финансовые обоснования прорабатывались.

– Общую предварительную оценку стоимости создания платформы и пилотных сервисов планируется получить после апреля 2021 года по итогам разработки концепции единой платформы цифровых сервисов СМП. В дальнейшем оценка будет уточняться по мере перехода от концепции к проектированию, уточнению трудозатрат и получению коммерческих предложений от соисполнителей. Мы в установленном законодательством порядке соберем предложения с рынка и определим наиболее квалифицированного разработчика.

«МВР»: В настоящее время идет проработка концепции платформы. Финал разработки – апрель 2021 года. К какому году в случае успешной разработки концепции будет введена в эксплуатацию сама платформа?

– Платформа будет вводиться в эксплуатацию поэтапно. Первые результаты планируется получить в 2022 году. Полностью внедрить платформу планируется в 2025 году.

Мы постараемся ввести ее раньше, причем сдвигаем для себя сроки минимум на год. Но если говорить о формальной стороне дела, то согласно стратегии развития Арктической зоны запланировано внедрение на 2025 год.

«МВР»: Такие сроки чем-то обусловлены или это просто реальные сроки выполнения подобного проекта?

– Если вернуться к примеру ледового навигатора, то помимо алгоритмов, считывающих прокладку маршрута, важна еще и эмпирическая база данных на десять лет назад вместе с современной информацией. Как меняется лед, как происходит изменение ветра и температуры и т.д. Набор этих массивов данных и обучение машины требует определенного времени. Более того, мы очень надеемся, что те планы, которые ставит перед собой «Роскосмос» по развитию спутниковых группировок, будут реализованы и нам удастся получать с необходимой периодичностью спутниковые снимки радиолокационного зондирования. В идеале нужно, чтобы группировка могла обеспечивать оптические и инфракрасные снимки, но самое важное – это радиолокация, так как из-за погодных условий Севморпути другие снимки зачастую не очень информативны.

Поэтому развитие инфраструктуры, наращивание базы данных, обучение искусственного интеллекта, проверка всей системы на деле с учетом задачи по обеспечению круглогодичной безопасной навигации на СМП занимает не один год. Более того, мы сейчас заняты проработкой вопроса установления на судах бортовых измерительных комплексов. С учетом увеличения судоходства мы бы хотели получать больше гидрометеорологических, батиметрических и «ледовых» данных с судов, которые ходят по Севморпути. Такие комплексы на судах точно так же, как стационарные, смогут мерить данные по ветру, температуре, толщине льда и т.д., но более достоверно, непосредственно в конкретной точке СМП, и оперативно передавать для обработки. Именно поэтому комплексная система рассчитана на такие сроки.

«МВР»: Когда говорят о цифровизации, о создании чего-то современного, приходит в голову тема безэкипажного флота. ФГУП «Росморпорт» как раз сейчас активно испытывает на своих судах без­экипажное судовождение. Есть ли у вас примерное представление о том, может ли такое совершенно инновационное направление в судоходстве иметь место в вашем проекте, именно в работе на Севморпути, внутри сервисов, над которыми вы работаете?

– Мы, конечно, на это смотрим. Недавно коллеги из Минпромторга выступили с законодательной инициативой о внесении изменений в Кодекс торгового мореплавания о безэкипажном плавании, которое разбито на группы и классификации. Внутри «Росатома» наши коллеги, которые занимаются транзитным потенциалом Севморпути и развитием проекта «Северный морской транзитный коридор», провели очень много научных конференций и достаточно серьезное внимание обращают на вопросы автономности судов. Сказать, что это будущее, которое в ближайшее время наступит в акватории СМП, я бы остерегся, по крайней мере в тех ледоколах, которые сейчас строятся. Да, мы разрабатываем все больше и больше автоматизированных систем, но о полной автономности пока тяжело говорить.

Хотя с точки зрения будущего – это самое перспективное направление. Однако Арктика во все века познавалась экспериментальным путем. Пока ничто не может заменить человека и его опыт.

Фото. Демонстрационный зал ШМО.

Источник: «Росатом»

Морские вести России №3 (2021)

Баннер
Газпромбанк
Советская Гавань
Тенденции в управлении портовым бизнесом
Конференция ПОРТООРИЕНТИРОВАННАЯ ЛОГИСТИКА
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России
НЕВА-2021