Метаморфозы «потаённого судна» - Морские вести России

Метаморфозы «потаённого судна»

06.05.2022

Из истории флота

Метаморфозы «потаённого судна»

Фото. Первая русская подводная лодка «Дельфин». 1904 год ekogradmoscow.ru

Наверное, не является секретом, что история Военно-морского флота России, в частности подводного, не только для рядовых граждан, но, к сожалению, и для многих флотских офицеров, остается во многом чистым листом

И поэтому очень важно, чтобы все больше и чаще появлялись в нашей печати старые и новые, дотоле неизвестные факты, материалы и имена людей, которые в свое время сделали все от них зависящее, чтобы слава флота российского росла вместе с ним, а флот России способствовал укреплению авторитета и могущества нашей Родины…

Вадим Кулинченко, капитан 1-го ранга, ветеран-подводник, ветеран боевых действий

Одной из главных составляющих силы современных флотов являются подводные лодки, которые 116 лет назад были введены в состав российского Военно-морского флота!

Более чем вековую историю подводных сил России изложить в одной статье весьма сложно, но обозначить канву их развития можно. Если отсчет вести с постройки первой боевой лодки, каковой является «Дельфин», то российские подводные силы уже перевалили вековой рубеж.

Вследствие финансовых причин еще в 2000 году решено было этот юбилей приурочить к выходу в свет Указа императора Николая Второго «О классификации судов Военного Российского Императорского флота» от 6 (19) марта 1906 года, когда подводные лодки были выделены в отдельный класс боевых судов. Таким образом, официальная дата 100-летнего юбилея подводных сил России отнесена к 19 марта 2006 года.

Подготовка к этому юбилею проводилась на честном энтузиазме преданных своей профессии ветеранов-подводников. Так и не была подписана Государственная программа подготовки к юбилею, хотя энтузиасты разработали ее еще за два года до события. И на фоне всех прошедших юбилеев подводных сил в других странах наш выглядел весьма скромно, несмотря на то что президент страны посвящен в почетные подводники. Но это к слову. Жизнь продолжается, и подводные силы уже показывают свою значимость в защите Отечества.

Дело Ефима Никонова

Предшественниками боевых субмарин являются подводные лодки так называемого «бытового» предназначения. Первая известная подводная лодка, построенная в Англии в 1620 году голландским механиком Корнелием ван Дреббелем, была экзотическим прогулочным подводным судном.

Человек с давних пор мечтал проникнуть в морские глубины, поэтому естественно его стремление к изобретению различных конструкций, способствующих этому. И все же основная часть всех подобных изобретений со времен Александра Македонского была направлена на борьбу с надводными кораблями противника.

Через 100 лет, в 1720 году, уже в России, было заведено дело о постройке «потаенного судна» Ефимом Прокофьевичем Никоновым. Идея была построить «боевую лодку», о чем говорит само название «огненное потаенное судно», которое «в море в тихое время будет из снаряду разбивать корабли…». Но дерево не тот материал, из которого можно построить добротную субмарину, поэтому первая подводная лодка для военных целей появилась более чем через полвека в Америке.

«Черепаха» (Тurtle) Давида Бюшнеля, «отца подводного плавания», была построена из меди. Экипаж лодки состоял из одного человека, управляющего погружением и движением. Запаса воздуха для дыхания хватало лишь на полчаса подводного плавания. В 1777 году по инициативе генерала Джорджа Вашингтона подлодка Бюшнеля была использована для атаки английских кораблей, блокирующих Нью-Йорк. Это была первая попытка боевого применения подводных лодок.

В конце XVIII – начале XIX века строительство подводных судов застопорилось, было много противников подводного кораблестроения, особенно в Англии, которая разглядела в новом деле угрозу своему морскому владычеству. Она была законодательницей морской моды. Но жизнь остановить невозможно, и идеи продолжали развиваться на бумаге и в умах неугомонных изобретателей.

Подлодка Шильдера

В начале XIX столетия за границей было построено несколько подводных лодок для военных целей. К ним можно отнести лодку Монжери (1825), Кастера (1826) и Жана Пти (1834) во Франции и другие. На их фоне выгодно отличалась подводная лодка Шильдера, построенная в Петербурге (1834) на Александровском литейном заводе. И изобретатель доложил, что «главный механизм, на котором основано гибельное действие сей лодки, готов, и только при отправлении лодки в Петергоф или Кронштадт лодка сия снарядится всеми разрушительными средствами для действия под водою, дабы, таким образом, простоту сего механизма сохранить по возможности в тайне».

Подводная лодка Шильдера является наиболее оригинальной из всех построенных почти до конца XIX столетия. На этой лодке впервые появились подводные якоря, позволявшие удерживать лодку на любой глубине без хода; впервые был применен оптический прибор для наблюдения в подводном положении – прообраз перископа; применен новый вид движения – гребки. Кроме применявшейся и другими изобретателями мины с гальваническим взрывателем, на лодке Шильдера были применены ракеты – «лодка была снабжена прикрепленными к боковым стенам оной зажигательными и фугасными ракетами, а на стержне, прикрепленном к носовой части оной, имела одну мину в 20 фунтов пороху…» (из донесения об испытаниях 24.07.1838 г.).

Рис. Испытание подводной лодки Шильдера (автор картины – А.А. Тронь)/музеймаринеско.рф

Временным командиром на подводную лодку Шильдера был назначен мичман Н. Жмелев, который и является первым офицером-подводником Российского флота. Лодка Шильдера явилась заметной вехой в истории подводных сил России, но не положила начала их развитию. Значительный толчок к дальнейшему развитию подводного кораблестроения в России дала Крымская война 1853–1856 годов. В Крымской войне Россия по всем статьям проиграла войну на море, выход из положения нужно было искать в неординарных идеях, почему и было обращено внимание на проекты «потаенных судов». Наиболее известны изобретения Н. Полевого, Н. Спиридонова, А. Титкова, Г.Г. (автор скрыл свою фамилию за этими буквами), И. Александровского, а также предложение иностранца Бауэра, проекту которого царское правительство и отдало предпочтение перед всеми русскими проектами. Осуществлены были только два проекта – Бауэра и Александровского; другие не были приняты, хотя они и заслуживали внимания.

Многие историки Российского флота в работах касательно подводного кораблестроения максимум внимания уделяют лодке Бауэра. Вокруг нее даже стали возникать легенды, начиная от ее наименования «Морской черт», которым она никогда не была. Изобретатель больше выколачивал деньги из царского правительства, говоря современным сленгом «кочевряжился», но ни одного из 10 предъявленных требований проект Бауэра не выдержал. Лодка немца Бауэра скорее эпизод, чем веха в истории российского кораблестроения.

Проект Александровского

Большего внимания заслуживает проект, претворенный волей скромного русского изобретателя Ивана Федоровича Александровского. Мысль о постройке подводной лодки возникла у него в 1853 году, когда он, будучи в Англии по делам своего фотоателье, увидел грозный флот, готовившийся к нападению на Россию.

В 1856 году Александровский осмотрел в Кронштадте подлодку Бауэра, она показалась ему несовершенной, но он все-таки прекратил после этого работу над своим проектом, «опасаясь подвергнуться нареканию в несостоятельности и подражании». И только после того, когда Бауэра с его лодкой в 1857 году выдворили из России, Иван Федорович возобновил работу над своим проектом. В мае 1862 года Морской ученый комитет с подачи инженера-кораблестроителя С.О. Бурачка ознакомился с проектом. 14 июня Комитет одобрил проект Александровского, указав, однако, что у Морского министерства средств на постройку нет. Александровский, приложив немало усилий и хлопот, добился получения 140 тысяч рублей, и 18 июня 1863 года Балтийскому заводу выдали заказ на постройку подводной лодки – в мае 1866 года лодка была построена.

Первое погружение осуществлял сам Александровский и человек со стороны некто Ватсон, незнакомый с устройством лодки. При погружении произошел один неприятный момент – разрыв балластной цистерны. Этот случай показал, что на подводную лодку нельзя допускать людей, не обученных управлению механизмами, системами и устройствами. После исправления повреждений на лодку был назначен командир и команда из 6 офицеров и 15 матросов, которые после изучения лодки совершили несколько погружений и небольших плаваний. Испытания продолжались три года, после чего Морской ученый комитет дал свое заключение.

Осуществленная идея Александровского была признана «отважной» и «патриотической». А главное, лодка Александровского заставила Морской ученый комитет поверить в подводную идею, и он призвал оказать всемерную поддержку делу, которое «осуществляя русское изобретение, при ожидаемом вероятном успехе, призвано к великой будущности совершить огромный переворот в морских войнах и дать на море такую силу, какой не обладают еще другие народы».

Заслуги И.Ф. Александровского в истории развития отечественного подводного плавания бесспорны. Ему удалось решить задачу постройки большой металлической подводной лодки с механическим двигателем, причем впервые была осуществлена двухвальная машинная установка. На своей лодке Александровский применил (также впервые) продувание водяного балласта сжатым воздухом, как это осуществляется и на современных подлодках. Впервые на русской подводной лодке был применен магнитный компас. Александровский на целый год опередил англичанина Уайтхеда в изобретении торпеды, но, как всегда, чиновники предпочли своему делу хорошему – плохое, но иностранное.

Опыты Джевецкого

В это время над конструкциями подводных лодок трудились и другие изобретатели. Крымская война показала необходимость иметь небольшие, малозаметные морские средства. Именно этим целям соответствовали идеи генерал-майора О.Б. Герна, инженера по образованию. По его проектам были построены три подводные лодки: деревянный подводный брандер и две железные подводные лодки (в 1855 и 1863 годах). Лодки строились по инициативе Инженерного ведомства и его средств для минной обороны Кронштадтской крепости. Они были построены, но не нашли применения.

В этом направлении больше повезло Степану Карловичу Джевецкому, его «колесницам», которые он начал конструировать в свои 33 года, имея уже достаточный жизненный и боевой опыт.

Опытами Джевецкого заинтересовалось Военное ведомство, решившее использовать подлодки для обороны берегов в помощь приморским крепостям. В 1879-1881 годах было построено 50 подводных лодок. Из них 34 были отправлены по железной дороге в Севастополь, 16 – оставлены в Кронштадте.

Подводные лодки Военного ведомства пробыли в строю около пяти лет, но с появлением торпед оказались устаревшими. После списания они хранились на складах Кронштадта. Им пришлось еще поучаствовать в Русско-японской войне 1904–1905 годов, а одна из них «Кета», переоборудованная лейтенантом Яновичем-вторым, даже участвовала в боевых действиях, атаковав в Татарском проливе японский миноносец.

Джевецкий одним из первых оценил возможности применения новых мощных источников электрической энергии – аккумуляторов и не только. С появлением двигателя внутреннего сгорания он начал работу по созданию на его основе единого двигателя для подводных лодок, и ему удалось решить эту проблему на лодке «Почтовый». Оценил он и новое оружие – торпеды, изобретя удачные наружные торпедные аппараты решетчатого типа. Он начал работу по созданию мореходных лодок большого размера.

Первая боевая

Чести создать первую отечественную боевую лодку удостоились Иван Григорьевич Бубнов и его соавторы М.Н. Беклемишев и И.С. Горюнов. К началу XX века подводное кораблестроение за границей сделало значительный шаг. Бубнов и Беклемишев хорошо знали все зарубежные достижения и, опираясь на них, разработали свой проект, отличавшийся от иностранных.

К весне 1901 года проект был разработан и представлен на рассмотрение Морского технического комитета, а 5 июля 1901 года последовало распоряжение Балтийскому заводу о постройке лодки по этому проекту. Лодка, строившаяся сначала под названием «Миноносец № 113», а затем «Миноносец № 150», получила название «Дельфин». Удачные испытания «Дельфина» доказали возможность самостоятельной постройки подводных лодок на отечественных заводах. В связи с этим Морское министерство 13 августа 1903 года дало указание начать разработку проекта подводной лодки увеличенного водоизмещения до 140 тонн.

Согласно принятой в 1903 году десятилетней судостроительной программе Морское министерство предполагало к 1914 году построить 10 подводных лодок. В соответствии с этой программой 2 января 1904 года Балтийскому заводу был выдан заказ на постройку первой подводной лодки типа «Касатка» водоизмещением 140 тонн по проекту Бубнова и Беклемишева.

Поражение русского флота в Русско-японской войне вынудило правительство искать возможности восстановления морских сил. Одним из путей решения этой задачи являлась срочная постройка подводных лодок.

24 февраля 1904 года Балтийскому заводу был выдан заказ на постройку четырех подлодок типа «Касатка» (кроме ранее заказанной лодки), а 26 марта была заказана еще одна лодка на средства, собранные Комитетом по сбору пожертвований на усиление флота. Ввиду ограниченных возможностей Балтийского завода Морское министерство 26 марта выдало заказ и Невскому заводу на постройку шести подводных лодок по иностранному проекту Голланда.

Лодки должны были быть построены в течение шести месяцев. Подлодки Балтийского завода получили имена: «Скат», «Налим», «Макрель», «Окунь» и «Фельдмаршал граф Шереметев». Лодки Невского завода – «Щука», «Стерлядь», «Пескарь», «Белуга», «Лосось» и «Судак». Но задача этими лодками не решалась, и царское правительство оказалось вынужденным заказывать подводные лодки иностранным фирмам: фирме Лэка – подлодку «Протектор», в дальнейшем «Осетр»; фирме «Голланд» – подлодку «Фултон», в дальнейшем «Сом»; фирме Круппа – три подлодки типа «Карп» и плюс подлодку «Форель». Почему здесь поименно названы 17 лодок и 18-й «Дельфин» – с них начинался уже не опытный, а настоящий подводный флот России. Каждая из упомянутых подводных лодок имела свою неповторимую историю.

Отряд подводного плавания

Построить подводные лодки в начале их пути было сложной задачей. Но не менее сложной проблемой стала подготовка экипажей для них. В России не было никакой организации и опыта подготовки специалистов-подводников. Единственным авторитетом в этом вопросе считался Беклемишев, на которого и возложили эту задачу.

У него был единственный путь – готовить команды из специалистов, взятых с надводных кораблей, практическим путем, в процессе постройки и испытания лодок. К слову, этот метод практикуется и сегодня, только команды на новостроящиеся подлодки формируются уже из специалистов-подводников. А тогда, пока не было ни специалистов, ни лодок, решено было использовать для этой цели подводную лодку «Дельфин». Чрезмерная спешка в обучении команд на «Дельфине», имевшем конструктивные недостатки, привела к аварии и гибели обучающихся на ней людей. Но задача была решена. И к концу лета 1905 года во Владивостоке оказалось 13 подводных лодок, укомплектованных подготовленными экипажами.

Присутствие подводных лодок на Тихоокеанском театре военных действий в период Русско-японской войны 1904-1905 годов оказало больше психологическое влияние на ее ход (японцы отказались от штурма Владивостока), чем зримо ощутимое боевое воздействие. Это объясняется неподготовленностью условий для лодок на театре военных действий. И все же прогрессивная часть офицеров флота увидела в подводных лодках перспективный класс кораблей. Война дала определенный толчок развитию подводного флота. Проходили многочисленные дискуссии на темы развития подводного кораблестроения, где офицеры-подводники горячо ратовали за новый класс боевых кораблей.

Победил здравый смысл. Особенно опыт Русско-японской войны оценили за границей. Более всех поверили в новое морское боевое средство немцы, но и Россия не осталась в стороне. В феврале 1906 года на рассмотрение Государственного совета был внесен проект организации Учебного отряда подводного плавания, а в марте подводные лодки были выделены в отдельный класс кораблей. 29 мая 1906 года было утверждено «Положение об Учебном отряде подводного плавания», командиром которого был назначен контр-адмирал Э.Н. Щенснович. Служившие ранее на подводных лодках офицеры, а их было уже более 100 человек, в 1907 году были подвергнуты специальному экзамену и особым циркуляром Главного морского штаба 68 офицерам, выдержавшим экзамены, было присвоено звание «офицера подводного плавания». Появление дипломированных специалистов-подводников положительно повлияло на строительство подводных сил России.

Все вновь построенные подводные лодки до 1914 года поступали в состав Учебного отряда, который осваивал их, укомплектовывал личным составом и после завершения учебно-боевой подготовки передавал в дивизионы подводных лодок Балтийского и Черноморского флотов. Отряд подводных лодок во Владивостоке также имел непосредственную связь с Учебным отрядом, дислоцирующимся в Либаву (Лиепае).

18 ноября 1909 года на Балтийском море была сформирована первая бригада подводных лодок двухдивизионного состава.

В ходе подготовки к Первой мировой войне во всех военно-морских флотах значительное внимание уделялось строительству подводных лодок. Современный тому времени подводный флот решило создать и царское правительство: по программам, принятым накануне войны, предполагалось построить 30 подводных лодок.

Были определены и проекты, основным из которых был «Барс» (650 тонн) конструкции Бубнова. Но, как всегда, в России путь от утверждения программы до ее реализации весьма длителен. Заказы задерживались, волокитились, а начатая постройка подводных лодок в дальнейшем затормозилась в связи с отсутствием для них дизелей, которые были заказаны в Германии. С началом войны, естественно, Россия этих дизелей не получила. Это стало толчком для создания отечественных дизелей на заводе Нобеля в Петербурге. «Русский дизель» был поставщиком дизелей и для подводных лодок советского периода.

Фото. Подводные лодки типа Барс, стапель/wiki.wargaming.net

Опыт военных действий

Начавшаяся в 1914 году Первая мировая война выявила неподготовленность России к военным действиям. Слабыми оказались и русские Военно-морские силы, особенно на Балтийском театре, на морских подступах к столице. К началу войны не был готов ни один из линкоров типа «Севастополь», не были достроены и подводные лодки типов «Морж» и «Барс».

В первые месяцы воюющие стороны убедились в эффективности подводных лодок – были потоплены три английских крейсера в Северном море и один русский крейсер «Паллада» в Балтийском море. Подводные лодки показали высокую активность на судоходных коммуникациях. Первая мировая война развеяла миф о «владении морем» с помощью линейного флота. Подводные лодки превратились в мощное и грозное оружие, способное бороться против неприятельских кораблей любого типа и особенно против кораблей большого водоизмещения – линкоров, крейсеров, крупных транспортов.

Лодки того времени были еще не очень совершенны, и их успех во многом зависел от условий видимости и состояния моря. Опыт Первой мировой выявил необходимость дальнейшего совершенствования техники подводных лодок. Немало в усовершенствование устройств субмарин внесли русские изобретатели и офицеры, о которых можно много писать и рассказывать. Один только пример: тогда на немецких подлодках появилась система регенерации воздуха, получившая название системы Дрегера. В действительности изобретателем этой системы был Джевецкий, который применил ее на 50 подводных лодках, построенных по его проекту еще в 1879-1881 годах. Система Дрегера в принципе не отличалась от системы Джевецкого; устройство «Шнорхель», примененное немцами во Второй мировой войне, было изобретением русского офицера лейтенанта Н.А. Гудима, командира подводной лодки «Акула» в 1915 году.

Забвение и замалчивание отечественных изобретений приводили к тому, что техника на русских подводных лодках оказывалась отстающей.

Первая мировая разрушила экономику России, а Гражданская и интервенция добили ее. Огромный урон понесли и подводные силы. Подлодки в некотором количестве остались только на Балтике. На Черном море 26 апреля 1919 года 13 подводных лодок интервенты вывели в море и затопили. Опасаясь, что лодки со временем могут быть подняты и восстановлены, на них подорвали все главные механизмы.

После окончания Гражданской войны и интервенции Россия приступила к восстановлению народного хозяйства, не забывая о защите морских рубежей нашей Родины. Были предприняты специальные меры по возрождению Военно-морских сил, в том числе и подводных. Наличие в составе флота девяти подводных лодок типа «Барс» на Балтике и пяти восстановленных на Черном море позволило развернуть подготовку кадров для нового советского подводного флота. Это уже следующая славная страница в истории подводных сил России.

Морской флот №1 (2022)

ПАО СКФ
РОСКОНТРАКТ
Газпромбанк
Международный военно-технический форум «Армия-2022»
6MX
Вакансии в издательстве
Журнал Транспортное дело России
>25 лет журналу Морские порты

14.07.2022

Из истории флота

24.06.2022

Из истории флота

22.06.2022

Из истории флота

03.06.2022

Из истории флота