Попытка переноса петербургского порта в середине XIX века - Морские вести России

Попытка переноса петербургского порта в середине XIX века

18.05.2022

Из истории флота

Попытка переноса петербургского порта в середине XIX века

Вид порта и Биржи со стороны Невы. Раскрашенная гравюра И.В. Ческого по рисунку М.И. Шапошникова. 1817 г.

Петербургский порт был основан Петром I в начале XVIII века в районе Троицкой площади, но потом был перемещен на Стрелку Васильевского острова, там же находилась и портовая таможня. Значение Петербурга как торгового города было очень важным: в середине XIX века на его долю приходилось около 2/3 оборота внешней торговли империи и половина всего таможенного дохода России.

Однако порта в современном понимании (с верфями, доками, внутренними бассейнами, специализированными причалами) в городе не было. Пристань на Стрелке и складские помещения (пакгаузы) в том же районе Васильевского острова, принадлежавшие таможенному ведомству, заменяли порт. И если в эпоху парусного флота это не представляло большой проблемы, то к середине XIX века, c увеличением размеров судов и особенно с развитием парового флота, нахождение порта в центре города в ограниченной местности стало представлять большое неудобство и тормозить развитие торговли.

По материалам архивного фонда Петроградского биржевого комитета.

О.В. Миняева, сотрудник отдела использования и публикации документов Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга

Проблема назрела

Природные особенности фарватеров в Финском заливе между Кронштадтом и Петербургом (песчаный бар в устье Невы, отмели, мелководность Пет-ровского фарватера и Малой Невы) не позволяли большей части судов приходить к Васильевскому острову. Привозной товар с тех судов, чья осадка была глубже 7 футов, перегружался в Кронштадте на мелкосидящие перевозные суда, которые и доставляли груз к таможенной пристани. Это обстоятельство значительно удорожало доставку товара. Плата за его перевоз из Кронштадта в Петербург часто превышала цену фрахта из Англии в Кронштадт.

Необходимость проходить невские мосты, порядок их разведения приводили к тому, что суда, шедшие к хлебной пристани у Александро-Невской лавры за русским зерном, тратили две недели на то, чтобы добраться до места назначения, и еще две – на обратный путь, а в общей сложности месяц. В то время как товары из Лондона в Кронштадт на паровых судах доставлялись за 6-7 дней.

Из-за малой протяженности таможенной пристани (всего 250 саженей) пришедшие суда несколько дней (бывало и недель) ждали своей очереди для разгрузки, которая осуществлялась вручную по сходням через несколько рядов судов, стоявших ближе к набережной. Из-за недостатка складских помещений таможенному ведомству приходилось арендовать у частных собственников те немногие места в разных частях города, к которым могли подойти суда. Это увеличивало расходы на командировки таможенных служащих по всему городу и ослабляло таможенный надзор. Русские экспортные товары складывались в специально отведенных местах – буянах, разбросанных по берегам Большой и Малой Невы.

Вопрос о переносе порта и таможни на новое место возник в 1842 году, когда Комитет по строительству Николаевской железной дороги предложил соединить строящуюся дорогу подъездными путями с Гутуевским островом, на котором издавна таможенное ведомство арендовало складские помещения, учредить товарную станцию с возведением пристани, к которой могли бы подходить большие купеческие мореходные суда для выгрузки товара.

Но предложение было отвергнуто министром финансов графом Е.Ф. Канкрином, так как, по его словам, «если для купечества это и будет выгодно, то по видам казенным оно весьма вредно, ибо приведением оного в исполнение будет раздроблено таможенное производство, от чего, и особенно по отдаленности надзора со стороны Петербургской таможни, могут легко вкрасться важные злоупо-требления к ущербу казенного дохода в Петербурге, составляющего около половины всего таможенного дохода».

Барон А.Л. Штиглиц, председатель Петербургского биржевого комитета в 1846-1859 гг.

Е.Е. Брандт, председатель Петербургского биржевого комитета в 1860-1869 гг.

Альтернативный план спустя 14 лет

В 1856 году после окончания Крымской войны и заключения Парижского мира возобновилась еще в большем масштабе торговля с Западной Европой. Число пришедших за русским зерном судов сильно возросло. По просьбе купечества невские мосты стали разводить даже днем в ущерб интересам передвижения жителей города, но и это не могло спасти ситуацию. Вновь встал вопрос о возможности улучшения работы порта и таможни или переносе их на новое место.

По окончании навигации 1856 года управляющий Департаментом внешней торговли генерал-майор М.В.Пашков возбудил перед минис-тром финансов П.Ф. Броком ходатайство о переводе таможни и порта на Гутуевский остров. Через председателя Петербургского биржевого комитета барона А.Л. Штиглица было запрошено мнение торгующего при местном порте купечества.

В ноябре того же года под председательством А.Л. Штиглица члены Биржевого комитета рассмотрели предложение М.В. Пашкова «с коммерческой точки зрения, не касаясь сторон стратегической и технической». Признавая необходимость улучшения работы порта и таможни, к идее их переноса купцы отнеслись скептически. Свое нежелание покидать Васильевский остров они оправдывали тем, что большинство коммерческих контор с давних пор обосновались здесь, поближе к морским торговым делам, поэтому нахождение таможни в центре города, рядом с биржей, очень удобно. Перемещение таможни на Гутуевский остров купцы признали полезным только в том случае, если будет изучен вопрос, насколько его территория предоставляет возможность устроить пристани, доки и склады для помещения огромного количества различных товаров.

В начале 1857 года М.В. Пашков представил министру финансов обширную записку о выгодах переноса таможни и порта на Гутуевский остров. По требованию министра финансов специально созданный при Биржевом комитете «Комитет для рассмотрения дела о предполагаемом переводе таможни на Гутуевский остров» с учас-тием представителей Главного управления путей сообщения и публичных зданий (ГУПС) и Петербургской таможни на особом заседании 29 апреля рассмотрел представленную записку и единогласно признал, что «перемещение таможни на Гутуевский остров для всего торгующего при Петербургском порте сословия совершенно неудобно».

Тогда же Комитет для рассмотрения предложил свой план по улучшению и расширению таможенной местности на Васильевском острове (более детально проект был разработан профессором Л.Л. Бонштедтом в 1860-1861 гг.). Он предусматривал углубление Петровского фарватера и Малой Невы до 12-14 футов, перенесение Тучкова моста выше по течению к Стрелке, строительство новых складских помещений вдоль всей набережной Малой Невы, которая должна была стать главной судоходной артерией города. Также предполагалось занять под склады существующие здания таможни, Академии наук, университета, старого Гостиного двора, прорыть канал вдоль здания университета от Большой до Малой Невы такой глубины, чтобы в него могли заходить морские суда.

Как отмечалось в отзыве Биржевого комитета на представленные проекты о перемещении порта и таможни, «зоркое око Петра Великого усмотрело для таможни самое удобное во всем Петербурге место. Начертывая план, гений-преобразователь имел в виду не одно только свое время, но прозревал и далекое будущее. Известно, что Петр все линии Васильевского острова хотел прорезать каналами для того, чтобы дать судоходству больший простор и движение; ныне по истечении полутора столетия необходимость заставляет снова обратиться к тому же плану».

Планы множатся

В 1857 году в Петербурге образовалось Товарищество по устройству нового порта в устье Невы под фирмой «Вольный Константиновский порт». В течение двух лет его учредители, проведя большие изыскательские работы на местности, подготовили проект об устройстве Петербургского коммерческого порта на левом берегу Невы на островах Канонерском, Резвом, Вольном, части Гутуевского и других с прилегающими каналами и отмелями. Он предусматривал перенос таможни, соединение порта с железной дорогой, углубление Большого корабельного фарватера путем прорытия морского канала длиной 18 верст и глубиной до 20 футов, расширение Обводного канала. Проект был разработан инженером генерал-майором И.А. Заржецким.

14 августа 1859 года по докладу нового министра финансов А.М. Княжевича при министерстве был учрежден «Комитет для рассмотрения всех предположений по устройству Петербургского коммерческого порта» под председательством М.В. Пашкова с участием представителей от Министерства внутренних дел, Морского министерства, Главного управления путей сообщения и публичных зданий, городского ведомства и купечес-тва. Членом Комитета являлся председатель Биржевого комитета барон А.Л. Штиглиц.

Из всех представленных проектов Комитет остановился на подробном рассмотрении трех: Биржевого комитета, учредителей Товарищества и своем собственном проекте о перенесении порта и таможни на Матисов остров, Сальный буян и Галерный остров с углублением Большого корабельного фарватера.

Подробно изучив техническую и финансовую стороны этих проектов, ГУПС составило свой отзыв, утвержденный 25 ноября 1862 года главноуправляющим П.П. Мельниковым. Было признано, что оставление порта на Васильевском острове не соответствует интересам Министерства финансов, так как не предоставляет возможности обеспечить развитие торговли. Даже при всех улучшениях местность тесна, лежит вне фарватера Большой Невы, ее невозможно соединить с железной дорогой.

Проект Комитета был признан лучшим по сравнению с купеческим, но также отвергнут ГУПСом из-за ограниченности территории, необходимости строить железную дорогу в густо заселенной Коломенской части. К тому же Морское министерство не дало согласия на отчуждение Галерного острова, а затраты на выкуп завода Берда на Матисовом острове не устраивали Министерство финансов.

Проект Товарищества Главное управление признало предпочтительным как представляющий наибольшие выгоды для развития торговли, но из-за отрицательного отношения к нему биржевого купечества сочло возможным в случае, если учредители не соберут вовремя необходимую для строительства сумму, вернуться к проекту Биржевого комитета и заняться постепенным улучшением порта на Стрелке Васильевского острова.

Выбор трех проектов спустя еще 7 лет

10 января 1863 года очередной министр финансов граф М.Х. Рейтерн потребовал ускорить работу Комитета об устройстве порта ради «настоятельных потребностей здешней торговли» и сообщил главные соображения, которыми будет руководствоваться Министерство финансов при выборе проекта: 1) проекты, которые купечество признает невыгодными для торговли, а таможенное ведомство – несоответствующими условиям надзора, правительством приниматься не будут;

2) расходы на устройство порта не должны быть за счет средств Государственного казначейства – будут введены специальные сборы и налоги, которые лягут непосредственно на торговлю и могут неблагоприятно сказаться на внешней торговле. Даже самый лучший проект, требующий введения чрезмерных налогов, не будет принят правительством.

28 января 1863 года купцы, уполномоченные Биржевым комитетом обсуждать вопрос о порте, заявили, что «купечество относительно вопроса об улучшении порта остается по всем пунктам при прежнем своем мнении». На заседаниях 28 февраля и 20 марта 1863 года Комитет окончательно рассмотрел три проекта, отзыв ГУПС и, учитывая главные соображения Министерства финансов и мнение управляющего Петербургской таможней Н.К. фон Баранова, решил отказаться от проекта Товарищества. Предпочтение было отдано собственному проекту об устройстве порта на левом берегу Невы на Матисовом острове во многом потому, что углубление Невского корабельного фарватера было весьма необходимо не только для торговых судов, но и для военно-морского флота.

Биржевой комитет не согласился с выбором Комитета и, сославшись на трудное положение дел, вызванное внешними обстоятельствами (восстание в Царстве Польском и антироссийская позиция стран Западной Европы, прежде всего Англии и Франции), признал несвоевременным принятие решения по вопросу об устройстве коммерческого порта и отложил окончательное обсуждение до более благоприятного времени.

В свою очередь учредители Товарищества, стараясь спасти свой проект и добиться согласия биржевого купечества на его осуществление, в ноябре 1863 года опубликовали в газете «Народное богатство» и разослали типографские экземпляры проекта членам Биржевого комитета.

В феврале 1864 года уполномоченный Товарищества Н.И. Тарасенко-Отрешков представил председателю Биржевого комитета Е.Е. Брандту переработанный проект, по которому существовавшая таможенная пристань на Стрелке со всеми зданиями оставалась на своем месте, а удобствами нового порта на левом берегу Невы могли пользоваться только желающие того торговцы.

Ответа не последовало. Более того, обеспокоенные таким поворотом событий купцы обратились в Биржевой комитет с просьбой еще раз подтвердить перед Министерством финансов желание купечества «оставить порт на нынешнем месте в надежде, что проект учреждения порта у Канонерского острова может быть решительно отвергнут».

Существование проектов о переносе порта, по их мнению, мешало введению улучшений на местности действующего порта и улучшений порядка выгрузки и хранения груза, которые могли быть произведены без затраты значительных капиталов.

Письмо уполномоченного Товарищества об устройстве коммерческого порта председателю Петербургского биржевого комитета Е.Е. Брандту

Провал попытки переноса порта

На заседаниях 9 и 23 июня 1864 года Комитет министров в связи с тем, что биржевое купечество отклонило два проекта о переносе порта на Канонерский и Матисов острова, а все проекты были признаны министром финансов графом М.Х. Рейтерном несвоевременными или неудобоисполнимыми, принял решение оставить Петербургскую таможню на прежнем месте, а особый Комитет для рассмот-рения предположений о сооружении нового порта закрыть, предоставив министру финансов возможность «устраивать постепенно в местностях, принадлежащих в Петербурге таможенному ведомству, необходимые по его усмотрению удобства помещений и выгрузки товаров сообразно с улучшениями по этой части в других торговых городах Европы». Император Александр II решение Комитета министров утвердил.

Так неудачно закончилась первая попытка переноса порта из центра Петербурга в более удобную местность. Проект рассматривался в сложное для России после поражения в Крымской войне время. Проведение «великих реформ» 1860-х годов требовало значительных финансовых затрат государственной казны, на протяжении десятилетий страдавшей от бюджетного дефицита. Вполне естественно, что не самый главный в масштабах страны вопрос улучшения работы Петербургского порта временно ушел на второй план.

Конечно, никакие меры, предложенные купцами, не могли улучшить работу порта и таможни на старом месте. И очень скоро вновь пришлось вернуться к решению вопроса о перемещении порта и устройстве морского канала уже с участием государственного капитала.

Морские порты №2 (2022)

ПАО СКФ
РОСКОНТРАКТ
Газпромбанк
Международный военно-технический форум «Армия-2022»
6MX
Вакансии в издательстве
Журнал Транспортное дело России
>25 лет журналу Морские порты

14.07.2022

Из истории флота

24.06.2022

Из истории флота

22.06.2022

Из истории флота

03.06.2022

Из истории флота