Пиратство в Южно-Китайском море: проблемы и опыт противодействия - Морские вести России

Пиратство в Южно-Китайском море: проблемы и опыт противодействия

27.11.2015

Пиратство

Пиратство в Южно-Китайском море: проблемы и опыт противодействия

Морское пиратство является глобальной угрозой и одной из главных угроз безопасности в современном мире, в том числе экономической, поскольку общемировой ущерб от деятельности пиратов исчисляется миллиардами долларов.

В. Атнашев, доцент кафедры международного и гуманитарного права Северо-Западной академии государственной службы

Среди целей, запланированных Международной морской организацией (ИМО) на 2011 год, обозначены содействие укреплению координации в области борьбы с пиратством и сотрудничества между государствами, регионами и организациями; укрепление потенциала государств в регионах пиратской активности в целях предупреждения, пресечения и привлечения к ответственности тех, кто совершает акты пиратства и вооруженного разбоя против судов1

В связи с резким ростом пиратства в Аденском заливе и в прибрежных водах Сомали изучение опыта стран региона в борьбе с пиратством в Южно-Китайском море представляет особый интерес.

 

Мореплавание – опасное дело

Именно пиратам Южно-Китайского моря в течение многих десятилетий прошлого века принадлежала пальма мирового первенства. Судоходство в этой части Мирового океана было делом опасным и рискованным, особенно в Малаккском проливе. Именно в этом регионе распространился т.н. «индонезийский» тип пиратства, означающий охоту пиратов за ценным грузом. Примечательно, что издавна этот район был облюбован пиратами, в том числе и малайскими оранг лаут. Оранг лаут (мал. «люди моря») – морские кочевники, являвшиеся в средневековых малайских государствах лоцманами и воинами, которые охраняли морские пути, а также занимались пиратством. С конца XIX века из-за усиления европейской колонизации оранг лаут потеряли свой статус и превратились в «отверженных» обитателей архипелага Риау и других малых островов Индонезии, Малайзии, Бирмы и Таиланда2.

При этом через Малаккский пролив в настоящее время транспортируется примерно 30% всей мировой торговли, половина объема всемирной торговли нефтью и 80% объема нефти, предназначенной для Китая и Японии, проходит до 70 тысяч судов в год3. Не случайно в Куала-Лумпуре в 1992 г. был создан Центр информации по пиратству при Международном морском бюро (ММБ).

В своем последнем ежегодном докладе ММБ отметило эффективность осуществляемого силами Индонезии, Малайзии и Сингапура активного совместного патрулирования Малаккского пролива с 2005 г., которое привело к значительному сокращению числа пиратских нападений в регионе в целом. По словам главы сил обороны Малайзии Джена Шри Азизана Ариффина, число нападений в проливе достигло практически «нулевого» значения4.

Согласно данным ММБ, количество пиратских нападений в проливе снизилось с 38 в 2004 г. до 7 в 2007 г. А в 2009 году в проливе было зарегистрировано только два пиратских нападения, тогда как в 2000 году, на который пришелся пик деятельности морских разбойников, произошло 75 таких инцидентов. Для сравнения: в Сомали в 2002 г. было зарегистрировано только 2 пиратских нападения, но только за первые три месяца 2011 г. у побережья Сомали было совершено 97 нападений, захвачено 49 судов и 1016 человек5. Однако, поскольку не всегда капитаны судов и судовладельцы сообщают о пиратских нападениях на суда, официальная статистика ИМО не отражает реальную ситуацию с пиратством, в частности в Южно-Китайском море.

30 декабря 2010 г. на входе в Малаккский пролив произошло нападение на корейский буксир. Шесть грабителей напали на корейский буксир «Самхо T8» (под флагом Белиза) в 3,5 милях к юго-востоку от Танджунг Рамуна, Малайзия. Грабители забрали у экипажа деньги и ценные вещи, затем разбили аппаратуру связи на мостике и скрылись.

В целом, несмотря на кардинальное изменение ситуации в Малаккском проливе, в Южно-Китайском море ежегодно отмечаются десятки случаев захвата и преследования гражданских судов. При этом наблюдается устойчивая тенденция к росту таких преступлений. Следует добавить, что в Юго-Восточной Азии эксперты выделяют несколько типов пиратских нападений: нападение в гавани, краткосрочный, долгосрочный и постоянный захваты.

Самой опасной зоной моря является треугольник между островами Анамбас (Индонезия) и Тиоман (Малайзия) и восточной частью Сингапурского пролива.

За 2010 год в Центр наблюдений за пиратской активностью поступила информация о 31 разбойном нападении в Южно-Китайском море. Только за две недели в конце августа – начале сентября было зафиксировано 8 атак вблизи острова Пулау Мангкай, Индонезия. Так, 18 августа в 11 милях к западу от индонезийского острова Пулау Мангкай произошло нападение пиратов на вьетнамское судно Vinalines Star. Шесть грабителей, вооруженных ножами, взобрались на судно и взяли в заложники вахтенных помощника и матроса, а затем капитана. Пираты захватили всю судовую кассу и отобрали у моряков деньги и ценные вещи, после чего покинули судно.

Ранее, 16-17 августа, пираты напали на два танкера (Stolt Botan и Chem Orchid) и балкер Bet Fighter. Отбить атаку сумел только танкер Stolt Botan.

Мангкай, относящийся к островам Риау, расположен на оживленном судоходном пути вдоль восточного побережья Малайского полуострова. Большинство пиратов, как считается, происходят с побережья Индонезии, где они живут, скрываются и прячут добычу. Местное население прибрежных деревень поддерживает пиратов, так как получает от них часть добычи. Поэтому, как и в Сомали, одним из направлений противодействия пиратству является обеспечение того, чтобы местные общины воспринимали пиратство как явление, мешающее их социально-экономическому развитию, и оказывали необходимое противодействие.

Уже в первом квартале 2011 г. отмечено 9 пиратских нападений в прибрежных водах Малайзии, включая захват буксирного судна и баржи у острова Тиоман. В семи случаях суда были захвачены пиратами, вооруженными ножами и огнестрельным оружием6.

Совсем недавно, 5 мая 2011 г., пиратами было захвачено панамское судно Full City с китайским экипажем на борту (24 моряка), но в ночь на 6 мая оно было освобождено американскими и турецкими военными, хотя им и не удалось задержать пиратов. Особую озабоченность экспертов вызвало то, что нападение пиратов произошло в Аравийском море, в 800 км от Мумбая. Ноэл Чунг, руководитель Центра наблюдений за пиратской активностью, подразделения ММБ, которое находится в Куала-Лумпуре, опасается, что пираты будут продвигаться дальше на восток: «Раз они достигли этого района, следующий будет в водах Шри-Ланки, а затем – Малаккский пролив»7.

Ранее Ноэл Чунг заявил, что необходимо увеличить патрулирование региона в связи с возникновением нескольких пиратских банд, вооруженных винтовками и мачете. Также он указывал на задачу стран региона сохранять низкий уровень пиратства для того, чтобы он не вышел из-под контроля, как в Сомали.

 

Преступные синдикаты

Другой опасной тенденцией является формирование в Сомали преступных синдикатов восточноазиатского типа, который давно существует в Гонконге, Индонезии и некоторых других соседних странах и характеризуется наличием сложной структуры, современной техники, коррупционных связей с чиновниками и полицией разного уровня. В 1960-1970-е годы даже отмечались случаи нападений пиратов на прибрежные города и поселки в Филиппинах и Малайзии. В ряде случаев пираты убивали или захватывали в заложники местных полицейских и даже военные формирования, расквартированные в городе8.

Кроме того, в некоторых странах пиратство имело квазиофициальную природу, как, например, в Филиппинах и КНР. Так, по данным властей Гонконга, в 1992-1994 гг. в половине случаев грабежи в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях совершались не пиратами, а кораблями и катерами китайской таможенной службы, береговой охраны и даже ВМС КНР9. Прежде всего это касается района острова Сенкаку. Так, известность в 1995 г. получил случай с задержанием в море китайской таможенной службой и приводом в китайский порт Шанвей сингапурского судна Hye Mieko. Весь груз судна (сигареты) был изъят под предлогом контрабанды и затем продан10. Аналогичный случай произошел и с сингапурским судном Alicia Star с таким же грузом, которое после захвата было обнаружено также в порту Шанвей11.

По мнению первого заместителя начальника Главного штаба ВМФ России вице-адмирала О. Бурцева, высказанному еще 18 июля 2009 г., в районе Сомали действуют пять крупных группировок пиратов общей численностью более 5 тысяч человек, которыми управляют из-за рубежа12. Можно предположить, что речь уже идет о транснациональных преступных синдикатах, контролирующих часть пиратов в разных частях мира. Поэтому в борьбе с пиратством необходимо развивать активное международное сотрудничество всех государств независимо от региона.

Специалисты также опасаются совместных действий террористов и пиратов.

Так, 4 марта 2011 г. Международное морское бюро направило Индонезии, Малайзии и Сингапуру сообщение о наличии данных, указывающих, что группа террористов планирует атаки на нефтяные танкеры в Малаккском проливе. ВМС Сингапура уведомили об этом Сингапурский союз судовладельцев, который разослал предупреждения входящим в него 380 судоходным компаниям. Вскоре после сообщения ВМС Сингапура министр внутренних дел Вонг Кан Сен выступил в сингапурском парламенте с заявлением о повышении уровня опасности на всей территории города-государства, прежде всего в пунктах въезда-выезда и на самых угрожаемых объектах. Идущим проливом судам было рекомендовано не снижать скорость и улучшить освещение, а ВМС и береговая охрана Сингапура особенно жестко контролировали приближающиеся к крупным судам небольшие лодки. По заявлению заместителя премьер-министра и министра обороны Сингапура Тони Тан Кенг Яма, «если террористам удастся потопить танкер в Малаккском проливе, то движение судов там будет парализовано, что нанесет огромный урон международной торговле».

Сингапур на протяжении нескольких последних лет неоднократно выражал беспокойство в отношении того, что международные террористы могут вместе с пиратами взорвать в этом самом оживленном порту мира гигантскую «плавучую бомбу». Как считается, пиратство является одним из главных источников пополнения бюджета филиппинской террористической группировки «Абу Сайяф»13. Следует отметить, что пиратство распространено в регионах, где существуют вооруженные или скрытые конфликты, поэтому их урегулирование неразрывно связано с эффективным противодействием пиратству.

 

Угроза экономики

Наконец, пиратство несет и угрозу экологического характера, так как любое нападение на судно, перевозящее токсичные материалы, может отразиться на окружающей среде. Как известно, в результате атаки на французский танкер «Лимбург» возле берегов Йемена в октябре 2002 г. 70 тыс. баррелей нефти вылилось в воды Аденского залива14.

Успешный пример международного, регионального и двустороннего сотрудничества в данной области демонстрируют Индонезия, Малайзия и Сингапур, заключившие ряд соглашений об обмене разведывательной информацией, общем патрулировании и предоставлении технической помощи. В рамках региональных соглашений, в которых участвуют также Филиппины и Таиланд, ведется аэронаблюдение за Малаккским проливом.

Важную роль играет Соглашение о региональном сотрудничестве в борьбе с пиратством и вооруженным разбоем против судов в Азии (RECAAP), заключенное в ноябре 2004 года между 16 странами. Соглашение предусматривает работу Центра по обмену информацией (ISC) о пиратской активности. За последние два года для своевременного оповещения о пиратских нападениях база данных расширена с 14 до 26 стран с более чем 200 000 судов.

Таким образом, меры, направленные на противодействие пиратству, должны быть комплексными и осуществляться на международном уровне. На проходившей в апреле 2011 г. в Дубае Международной конференции, посвященной борьбе с пиратами, заместитель Генерального секретаря ООН по правовым вопросам Патриция О’Брайен подчеркнула, что международные действия по борьбе с морскими разбойниками должны носить скоординированный и всеохватывающий характер15. Однако законодательство многих стран и международно-правовое регулирование данной области не отвечают требованиям времени и нуждаются в серьезных изменениях. Самым главным препятствием в этом, как справедливо отмечает В.Л. Михеев, является «догматическая привязанность к традиционным доктринам, в частности ортодоксальное понимание принципа суверенитета государства»16.

В докладе Генерального секретаря Пан Ги Муна Совету Безопасности ООН (июль 2010 г.) представлены семь возможных вариантов содействия достижению цели судебного преследования и заключению в тюрьму лиц, ответственных за акты пиратства и вооруженного разбоя на море у побережья Сомали. Некоторые из них могут быть рассмотрены и реализованы для борьбы с пиратством в Юго-Восточной Азии. Прежде всего это касается первого варианта, который состоит в том, чтобы «наращивать нынешние усилия по оказанию помощи государствам региона для судебного преследования и заключения в тюрьму лиц, ответственных за акты пиратства и вооруженного разбоя на море»17. Интерес представляет также пятый вариант, предполагающий создание регионального трибунала для борьбы с пиратством.

По мнению Пан Ги Муна, «необходимо поражать источники пиратских сетей, нанося удары по их организаторам, которые были четко выявлены, однако скрываются в районах, где им гарантирована защита. С этой целью важно усилить криминалистические возможности государств региона, облегчить допустимость доказательств в судах и применять индивидуальные санкции против организаторов»18. Поскольку развивающиеся государства часто не обладают возможностями для эффективного противодействия даже в отношении своих граждан, занимающихся пиратством, необходима всесторонняя помощь ООН, других международных организаций, развитых стран.

С другой стороны, судовладельцы должны выполнять базовые протоколы по безопасности, предпринимать меры для защиты судов от пиратских и других вооруженных нападений, по крайней мере обеспечивать экипажи системами пассивной обороны. При этом нужно учитывать, что пираты не нападают на суда, развивающие скорость 18 узлов и более19. В то же время относительно необходимости наличия вооруженной охраны на судах существуют противоположные мнения. Противники охраны считают, что ее наличие на борту способствует эскалации конфликта между экипажем и пиратами в момент нападения и может привести к большей жестокости преступников. Поттенгал Мукундан, директор Международного морского бюро, сказал следующее: «Озабоченность судовладельцев защитой судов полностью понятна, но мы не согласны с тем, чтобы на борту находились вооруженные группы. Суда – не место для перестрелки»20.

 

Риски вооруженной охраны

Правительственные организации просят судовладельцев и грузоотправителей серьезно рассматривать риски, связанные с вооруженной охраной на судах. Помимо внешней опасности для судна с охраной и наличия ряда юридических сложностей, могут возникать проблемы, связанные с недостаточной квалификацией такой охраны, вероятностью ее криминализации и действий в случае пиратского нападения в чужих территориальных водах. Многие судовладельцы по-прежнему рекомендуют капитанам судов не оказывать сопротивления пиратам, так как иначе пиратская атака может закончиться гибелью всех членов экипажа и уничтожением корабля. Как вариант может быть использован опыт Франции, разрешившей присутствие на торговых судах морских пехотинцев для охраны. Наконец, интересное мнение высказал Гордан Ван Хук, старший директор по инновациям и развитию транспортной компании Maersk Line: «…беспорядочно действующие военные могут быть так же опасны, как и морские разбойники» 21.

Различные виды юрисдикции, такие как территориальная юрисдикция прибрежных государств в отношении актов, совершенных в их территориальных водах; активная персональная юрисдикция для судебного преследования пиратов; пассивная персональная юрисдикция государства-жертвы; юрисдикция государства, под флагом которого плавает судно; юрисдикция государства, захватившего пиратов, позволяют большому числу государств сотрудничать в пресечении пиратства, хотя и «в максимально возможной степени», как предусмотрено статьей 100 Конвенции ООН по морскому праву. Кроме того, борьбе с пиратством может способствовать соблюдение государствами обязанности «осуществлять судебное преследование или выдавать», предусмотренной в Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства.

В ряде стран мира была установлена универсальная или практически универсальная юрисдикция судебного преследования лиц, подозреваемых в пиратстве. Однако, как следует из позиции ООН, установление универсальной юрисдикции недостаточно, поскольку «необходимо, чтобы государства согласились действительно подвергать пиратов судебному преследованию»22.

Представляется необходимой разработка в рамках АСЕАН типового международного уведомления об актах пиратства и вооруженного разбоя на море. Такой шаг ускорит процедуру получения и представления доказательств, повысит степень их достоверности, но такие уведомления не должны приводить к автоматическому началу судебного разбирательства в задержавшем пиратов государстве.

 

1. http://www.un.org/ru/events/maritimeday

2. L.Y. Andaya. Leaves of the Same Tree: Trade and Ethnicity in the Straits of Melaka. Honolulu: University of Hawai’i Press, 2008.

3. Документ ООН A/61/PV.17 (http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N06/533/25/PDF/N0653325.pdf)

4. http://www.sovfracht.info/?PageID=2542

5. http://www.marinelog.com

6. Там же.

7. http://www.hurriyetdailynews.com (06.05.2011)

8. http://www.agentura.ru/press/about/jointprojects/washprofile/pirates

9. http://www.bukaner.ru

10. http://www.ng.ru/nvo/2002-09-13/11_pirates.html

11. http://www.independent.co.uk/news/world/chinese-military-hijacked-merchant-ship-1588867.html

12. http://peacekeeper.ru

13. http://www.agentura.ru/press/about/jointprojects/washprofile/pirates

14. http://www.msecurity.ru/rus/page160

15. http://www.unic.ru/bill

16. Михеев В.Л. Международно-правовое обеспечение борьбы с незаконными актами против безопасности морского судоходства. АРД к.ю.н. – СПб., 2003.

17. Документ ООН S/2010/394.

18. Документ ООН S/2011/30.

19. http://www.shippingexplorer.net

20. http://www.timesonline.co.uk/tol/news/world/africa/article7074160

21. http://www.agentura.ru/press/about/jointprojects/washprofile/pirates

22. Документ ООН S/2011/30

 

Морские вести России №15 (2012)

75 лет Великой Победы
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России