Последний пират отступает - Морские вести России

Последний пират отступает

16.05.2018

Пиратство

Куда исчезли сомалийские морские разбойники?

10 лет назад о нападениях сомалийских пиратов говорили каждую неделю. Теперь от них не осталось и следа. Так существуют ли еще флибустьеры XXI века?

1 февраля 2008 года на выходе из Аденского залива был захвачен буксир «Свитцер Корсаков», принадлежащий датской компании. В составе интернационального экипажа судна оказались и четверо граждан России – все они попали в плен к бандитам. После этого похищения представители российского ВМФ заявили о готовности начать вооруженную борьбу с пиратами. Однако владельцы буксира предпочли уладить дело без лишнего шума и спустя полтора месяца выплатили за освобождение судна выкуп $700 тыс. Тем не менее после этой истории в район Аденского пролива был отправлен российский сторожевой корабль «Неустрашимый».

В конце нулевых сомалийские пираты держали в страхе всю восточную часть Индийского океана. С ними не могли справиться сильнейшие военные державы, о них снимали документальные и художественные фильмы, даже создатели комедийного мультсериала «Южный парк» посвятили им одну из серий. И было что обсуждать – только за 2008 год простые сомалийские парни на рыбацких лодках захватили 42 судна, заработав на выкупах около $80 млн. Однако сегодня о морских разбойниках ничего не слышно. Куда же они делись?

История морских разбойников XXI века уходит корнями в 90-е. В Сомали в 1991 году была свергнута диктатура просоветского лидера Мохаммеда Сиада Барре. Он превратил страну в полицейское государство с коммунистическим уклоном. Улицы сомалийских городов украшали портреты Барре и Ленина, с недовольными разбирались быстро и без лишних сантиментов. Экономика страны держалась на сети кооперативов. Особое внимание Барре уделял рыбному промыслу. Рыбные места у берегов страны охраняли сомалийские ВМФ – с иностранцами в этом вопросе диктатор не церемонился.

Однако в 1990 году против диктатора началось восстание. Барре бежал из страны, а между восставшими началась борьба за власть. В считаные недели государство распалось на множество мелких частей, контроль над которыми установили разные полевые командиры, племена и преступные группировки, которые зачастую терроризировали население. Одновременно в стране на фоне гражданской войны и небывалой засухи вспыхнул голод, от которого погибло более 300 тыс. человек. А в традиционные места промыслов сомалийских рыбаков начали вторгаться их коллеги из других стран. Чтобы выжить, жители прибрежных рыболовецких деревушек начали объединяться в отряды самообороны. В этот момент их внимание и привлекли снующие туда-сюда по Аденскому проливу нефтяные танкеры, которые доставляли нефть с Ближнего Востока в Европу.

«Очень быстро нищие сомалийские рыбаки выяснили, что для захвата громадин-танкеров, которые перевозят грузы на миллионы долларов, не требуется каких-то особых усилий», – говорит военный аналитик Центра военно-политической журналистики Борис Рожин. Техническое оснащение сомалийских пиратов было минимальным. «Это несколько автоматов Калашникова, которые нетрудно достать в раздираемой гражданской войной стране, рыбацкая моторная лодка, которая может разгоняться до 25 узлов (46 км/ч), и рации. Позже появились GPS-навигаторы. Отследить цель можно было и дав взятку чиновнику в кенийском порту. Чтобы заставить судно сбросить ход, пираты открывали предупредительный огонь, далее искали борт пониже, закидывали лестницу и поднимались на палубу. Захватывали капитанский мостик и уводили судно в свою гавань».

Нефть, танки и другая добыча

Впрочем, кровопролитием атаки пиратов заканчивались редко. С 2008 по 2012 год, когда было захвачено 170 судов, из-за нападений погибло 25 человек. Еще 37 умерли в плену.

Один из самых известных трофеев пиратов – захваченный в 2011 году греческий танкер Irene SL, который вез 2 млн баррелей сырой нефти ($200 млн по тогдашним ценам). В 2008 году пираты захватили украинский транспорт «Фаина», который вез танки Т-72 для кенийской армии. Капитан судна Владимир Коробков умер в плену от инфаркта. За остальных членов команды и за сам груз владелец судна заплатил $3,2 млн выкупа. Деньги сбросили на палубу захваченного судна с вертолета.

Далеко не все попытки захватить корабль заканчивались успешно. Так, в 2003 году от преследования успешно оторвался российский танкер Monneron, по которому даже палили из гранатомета. В 2006 году пираты обстреляли корабль ВМФ США. Зачем они это сделали, непонятно – возможно, просто куражились под действием местного наркотика – листьев ката. Ответным огнем американцы потопили катера пиратов. А в 2008 году недалеко от Сейшельских островов пираты захватили французскую океанскую яхту класса люкс с 32 пассажирами на борту. Для их спасения из Парижа был срочно вызван отряд спецназа, который вызволил всех заложников из плена. Кем именно были эти влиятельные пленники, так и осталось неясно.

На берегу Сомали тем временем на фоне пиратских рейдов началось процветание. Прибрежные города, где пираты тратили награбленное, разрастались, ширилась индустрия развлечений. В прибрежные порты съезжались повара, юристы и сутенеры, открывались бары и рестораны. Отошедшие от дел пираты организовывали консалтинговые фирмы, предлагая услуги переговорщиков. Многочисленные финансовые конторы помогли выводить средства за рубеж, в ОАЭ, Кению и Джибути. Одновременно росла наркоторговля.

Пиком сомалийского пиратства можно считать 2010 год. Согласно расследованию Reuters, в том году они заработали $240 млн, нанеся ущерб около $7 млрд. Весь мир говорил о пиратах. Консалтинговая компания Geopolicity Inc прогнозировала, что к 2015 году пираты нанесут ущерб уже порядка $15 млрд.

Тяжелые пулеметы против охотников за легкими деньгами

Активно решать проблему мировое сообщество взялось в 2008 году. К этому времени ООН приняла пять резолюций, посвященных сомалийским пиратам. Для борьбы с ними в Аденском заливе сосредоточились корабли ВМФ всех стран Совбеза ООН. Только НАТО провело у берегов Сомали три военные операции – наносило ракетные удары по базам, патрулировало залив. Но о легкой победе речь не шла.

«Перехватывать все мелкие пиратские катера было невозможно. Чтобы уничтожить пиратов, надо было уничтожить их базы. А самые крупные пиратские логова располагались в крупных сомалийских портах под контролем сомалийских военных группировок. Нападение на порты означало бы объявление войны этим группировкам. К такому сценарию в США, после провала в 1993 году военной операции в Сомали и затяжных кампаний в Ираке и Афганистане, были не готовы», – говорит Рожин.

Тем не менее с мая 2012 года сомалийские пираты не захватили ни одного судна. Этому поспособствовало сразу несколько факторов.

Во-первых, компании, которые занимались грузоперевозками в Аденском проливе, начали нанимать охранные фирмы для защиты грузов. Наемники устанавливали на суда в проливе тяжелые пулеметы и давали отпор пиратам. «Стоимость услуг команды из 3-4 охранников – около $35 тысяч, что на порядок меньше возможной суммы выкупа», – отмечает Рожин. Пираты так ни разу и не смогли захватить судно с охраной.

Во-вторых, борьбой с пиратством занялся эмират Абу-Даби, который разбогател на поставках нефти в Европу. Правительство эмирата наняло для решения проблемы основателя частной военной компании Blackwater Эрика Принса. Он в 2010 году создал специальный отряд для борьбы с пиратами на выделенные ему $50 млн. В отряд вошли почти 1000 человек, у которых были вертолеты, легкие самолеты и патрульные катера. За два года отряд Принса уничтожил около 300 пиратов и многие их логова на берегу Сомали.

Одновременно ООН удалось убедить правительство Пунтленда, одного из квазигосударств на территории Сомали, где располагалось множество пиратских баз, в необходимости начать борьбу с ними. Чтобы компенсировать потерю доходов от пиратского бизнеса, Пунтленду выделили средства на развитие экономики.

Оставшиеся пираты перебрались в соседнее с Пунтлендом квазигосударство Галмудуг. Однако и там с ними вскоре было покончено. Часть территории Галмудуга взяла под свой контроль исламистская террористическая группировка «Аш-Шабаб», которая начала энергичную борьбу с пиратством. В глазах исламистов морские разбойники были богохульниками и пьяницами. В 2011 году в Галмудуг для борьбы с «Аш-Шабаб» вошла кенийская армия, которая заодно занялась уничтожением пиратских гнезд. При таком давлении со всех сторон у пиратов фактически не осталось шансов на выживание.

Сейчас район Аденского залива предельно милитаризирован. В Сомали и Джибути располагаются базы семи стран, в том числе США, Китая и Франции, которые пристально наблюдают за регионом. За нахождение военных баз на своей территории Джибути и сомалийские квазигосударства получают хорошие деньги (от $30 до $100 млн с каждой). А местное население имеет возможность зарабатывать на военных, которые там расквартированы. Это позволяет местной экономике потихоньку развиваться. Постепенно возрождается и сомалийское рыболовство. Тем не менее отдельные нападения в районе залива по-прежнему случаются. В марте 2017 года пираты захватили коморский танкер Aris 13. «Гражданская война в Сомали до сих пор не окончена, угроза дестабилизации региона сохраняется. Поэтому пираты могут поднять голову в любой момент», – считает Рожин.

Морские вести России №4 (2018)

75 лет Великой Победы
Баннер
Баннер
6MX
Справочник Речные порты России 2019
Журнал Транспортное дело России